1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2114

ЕНВД: споры о разделении торговых площадей

Недавние судебные вердикты показывают, что споры плательщиков ЕНВД с налоговиками о размерах торговых площадей, определяющих физические показатели, необходимые для расчета этого налога, не теряют актуальности. Причем в рассматриваемой ситуации плательщики не могут рассчитывать на официальные разъяснения, которые нередко ограничиваются цитированием НК РФ. А в вопросе разделения торговых площадей для целей применения ЕНВД решение можно принять только исходя из конкретных условий ведения бизнеса. И тут на помощь приходит судебная практика.

Прежде чем рассмотреть ситуации из судебной практики, связанные с разделением торговых площадей в целях применения ЕНВД, напомним основные понятия, связанные с этой системой налогообложения.

Площадь торгового зала и другие понятия

Одним из видов деятельности, в отношении которых применяется ЕНВД, является розничная торговля через магазины и павильоны с площадью торгового зала не более 150 кв. м по каждому объекту организации торговли (подп. 6 п. 2 ст. 346.26 НК РФ).

Напомним, что в расчете налоговой базы по ЕНВД участвует величина конкретного физического показателя (п. 2 ст. 346.29 НК РФ).

Стационарная торговая сеть с торговыми залами

На основании ст. 346.27 НК РФ стационарная торговая сеть, имеющая торговые залы, определена как торговая сеть, расположенная в предназначенных для ведения торговли зданиях, строениях или их частях, имеющих оснащенные специальным оборудованием обособленные помещения, предназначенные для ведения розничной торговли и обслуживания покупателей. К данной категории торговых объектов относятся магазины и павильоны.

Согласно п. 3 ст. 346.29 НК РФ для исчисления суммы ЕНВД с учетом вида предпринимательской деятельности — розничная торговля через объекты стационарной торговой сети, имеющей торговые залы, — используется физический показатель «площадь торгового зала (в кв. м)».

В свою очередь, площадью торгового зала является часть магазина или павильона, занятая оборудованием, предназначенным для выкладки, демонстрации товаров, проведения денежных расчетов и обслуживания покупателей, площадь контрольно-кассовых узлов и кассовых кабин, площадь рабочих мест обслуживающего персонала, а также площадь проходов для покупателей.

К площади торгового зала относится также арендуемая часть площади торгового зала. Площадь подсобных, административно-бытовых помещений, а также помещений для приема, хранения товаров и подготовки их к продаже, в которых не производится обслуживание покупателей, не относится к площади торгового зала.

Площадь торгового зала определяется на основании инвентаризационных и правоустанавливающих документов.

К инвентаризационным и правоустанавливающим документам относятся любые имеющиеся у компании или предпринимателя документы на объект стационарной торговой сети, содержащие необходимую информацию о назначении, конструктивных особенностях и планировке помещений такого объекта, а также информацию, подтверждающую право пользования данным объектом — договор купли-продажи нежилого помещения, технический паспорт на нежилое помещение, планы, схемы, экспликации, договор аренды или субаренды нежилого помещения или его части, разрешение на право обслуживания посетителей на открытой площадке и т.п.

Стационарная торговая сеть без торговых залов

Стационарная торговая сеть, не имеющая торговых залов, — это торговая сеть, расположенная в предназначенных для ведения торговли зданиях, строениях и сооружениях или их частях, не имеющих обособленных и специально оснащенных для этих целей помещений, в зданиях, строениях и сооружениях или их частях, используемых для заключения договоров розничной купли-продажи, а также для проведения торгов (ст. 346.27 НК РФ).

К данной категории торговых объектов относятся крытые рынки, ярмарки, торговые комплексы, киоски, торговые автоматы и другие аналогичные объекты.

Торговое место

Под торговым местом понимается место, используемое для совершения сделок розничной купли-продажи.

К торговым местам относятся здания, строения, сооружения или их часть, или земельные участки, используемые для совершения сделок розничной купли-продажи, а также объекты организации розничной торговли, не имеющие торговых залов, — палатки, ларьки, киоски, боксы, контейнеры и другие объекты, в том числе расположенные в зданиях, строениях и сооружениях, прилавки, столы, лотки, в том числе расположенные на земельных участках, земельные участки, используемые для размещения объектов организации розничной торговли, не имеющих торговых залов, прилавков, столов, лотков и других подобных объектов.

При исчислении ЕНВД налогоплательщиками, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере розничной торговли через объекты стационарной торговой сети, не имеющие торговых залов, а также через объекты нестационарной торговой сети, площадь торгового места в которых не превышает 5 кв. м, применяется физический показатель «торговое место». Если площадь торгового места превышает 5 кв. м, при исчислении ЕНВД применяется физический показатель «площадь торгового места (в квадратных метрах)» (письмо Минфина России от 16.04.2012 № 03-11-11/125).

Как квалифицировать торговлю со склада

Нередко договор розничной купли-продажи заключается в помещении склада, в котором оборудовано торговое место и производится оплата за товар с использованием ККТ.

Чиновники считают, что данный вид предпринимательской деятельности относится к розничной торговле, осуществляемой через объекты стационарной торговой сети, не имеющей торговых залов (письмо Минфина России от 30.04.2009 № 03-11-06/3/112).

При этом в соответствии с п. 3 ст. 346.29 НК РФ для расчета ЕНВД при ведении розничной торговли через объекты стационарной торговой сети, не имеющие торговых залов, а также через объекты нестационарной торговой сети применяется в зависимости от площади торгового места физический показатель «торговое место» или «площадь торгового места (в квадратных метрах)» (см., например, постановления ФАС Уральского округа от 18.05.2010 № Ф09-263/10-С2 (оставлено в силе Определением ВАС РФ от 20.07.2010 № ВАС-9588/10), Северо-Кавказского округа от 26.08.2010 № А53-29556/2009 (оставлено в силе Определением ВАС РФ от 23.12.2010 № ВАС-17065/10)).

Соответственно, если склад имеет площадь большую, чем 150 кв. м, применять ЕНВД нельзя (см., например, письма Минфина России от 04.07.2012 № 03-11-11/202).

Ситуация 1: торговый комплекс «магазины плюс склады» — площади суммируются

Компания имела два магазина: торговый зал банного магазина и торговый зал магазина сопутствующих товаров. Площадь каждого была существенно меньше 150 кв. м.

Кроме этого, по договору аренды компания использовала земельный участок для эксплуатации складского хозяйства площадью 11 700 кв. м с расположенными на нем складами, площадь каждого из которых была существенно больше 150 кв. м.

Налогоплательщик обосновывал свое право на применение ЕНВД тем, что розничная торговля велась через два выделенных им магазина, а остальная площадь использовалась для хранения товаров. Покупатель выбирал товар из предъявленных ему в магазине образцов, а потом ему доставлялся товар со склада.

Налоговики считали, что арендованные склады использовались для продажи товаров и оказания услуг покупателям. В торговых помещениях производилась выкладка, демонстрация товаров и обслуживание покупателей, а также находились рабочие места обслуживающего персонала.

Помещения были оборудованы стеллажами для выкладки товаров, на товарах имелись ценники. В некоторых сооружениях имелись подсобные, административно-бытовые помещения, помещения для хранения товаров. Контрольно-кассовый узел был один на весь объект организации торговли.

Доступ на территорию компании и склады для покупателей был совершенно свободен. Они могли самостоятельно посмотреть и выбрать необходимые им товары. Также покупатели могли обратиться за консультацией к продавцу-консультанту, находившемуся на соответствующем складе. Рабочие места этих продавцов и рабочих по складу находились непосредственно на территории складов. То есть фактически компания вела розничную торговлю через магазин, расположенный в нескольких сооружениях (торговый комплекс). Налоговики предоставили массу свидетельских показаний, фотоматериалы, и суд встал на сторону налоговой инспекции.

Компания пыталась подойти к делу с другой стороны: если налоговики считают, что рассматриваемый объект организации торговли является торговым комплексом, компания вправе применять ЕНВД в отношении розничной торговли, производимой через объекты стационарной торговой сети, не имеющие торговых залов.

Но суд отклонил и этот вариант. Рассматриваемый объект организации торговли расположен в нескольких сооружениях, в которых имеются специально оборудованные для выкладки, демонстрации товаров обособленные помещения, предназначенные для ведения розничной торговли и обслуживания покупателей, а также подсобные и административно-бытовые помещения. Поэтому речь идет именно об объекте стационарной торговой сети, имеющей торговые залы (постановление АС Волго-Вятского округа от 18.01.2017 № А82-10033/2015).

Ситуация 2: магазин плюс земельный участок — когда площади не суммируются

Предприниматель так же торговал стройматериалами в розницу. У него так же имелся магазин для торговли, но подавляющая часть товара располагалась на арендованном земельном участке. Площадь магазина была менее 150 кв. м, а площадь земельного участка — более 150 кв. м.

Налоговики пришли к выводу, что площадью торгового места у предпринимателя должна быть совокупность площади магазина и площади земельного участка. Соответственно, в этом случае право на применение ЕНВД отсутствует.

Однако суд с налоговиками не согласился.

Из документов ИФНС выяснилось, что товар был выставлен в магазине, расчеты проводились в нем же, здесь же выдавался малогабаритный товар. И хотя крупногабаритный товар отпускался с территории арендованного земельного участка, на товарах, расположенных на данном участке, никаких ценников выставлено не было.

Доказать, что и в этом месте работал продавец и производились денежные расчеты, налоговики не смогли.

В итоге судьи установили, что розничная торговля велась предпринимателем исключительно с использованием помещения площадью 14,4 кв. м. Земельный участок является самостоятельным объектом, используемым предпринимателем для складирования крупногабаритных товаров. Налоговая инспекция не доказала использование предпринимателем для совершения сделок розничной купли-продажи спорного земельного участка.

При таких условиях оснований для оспаривания права предпринимателя на уплату ЕНВД не имелось (постановление АС Волго-Вятского округа от 19.01.2017 № А79-9851/2015).

Стоит отметить, что налоговики не первый раз выдвигают такие требования — включить в расчет торговой площади также площадь открытых площадок или земельных участков для складирования товара. Это давняя традиция (см. письма Минфина России от 20.07.2010 № 03-11-11/203 и от 01.11.2006 № 03-11-04/3/481).

Кстати, в то время налоговикам порой удавалось одержать победу. Так, в постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 09.10.2007 № Ф08-6670/2007-2493А суд посчитал, что открытые площадки, использовавшиеся налогоплательщиком для выкладки, демонстрации и хранения крупногабаритных строительных материалов, следует учитывать при определении величины физического показателя «площадь торгового зала (в квадратных метрах)».

Но и тогда были судьи, которые рассуждали по-другому. В постановлении ФАС Уральского округа от 19.12.2007 № Ф09-9771/07-С3 суд указал, что если наличие открытой площадки не отражено в инвентаризационных или правоустанавливающих документах, ее площадь нельзя учесть при определении величины физического показателя «площадь зала обслуживания (в квадратных метрах)».

Ситуация 3: когда дробление бизнеса не дает права на применение ЕНВД

Для того чтобы применять ЕНВД, супруги — индивидуальные предприниматели, владельцы нескольких магазинов — предприняли попытку дробления бизнеса. Точнее, изначально статусом ИП обладала жена, а ее супруг, выполнявший функции исполнительного директора в бизнесе жены, оформил статус ИП позднее.

Затем муж взял у жены часть торговых площадей в аренду и формально начал торговлю с применением УСН. Оставшиеся в распоряжении жены торговые площади ( в трех магазинах) позволили ей перейти на ЕНВД.

Налоговики посчитали, что такой переход незаконен, так как на самом деле только супруга пользовалась всей торговой площадью. Заключение договоров аренды с мужем носило формальный характер: фактически площади помещений не были выделены, а отмечены лишь маркером желтого цвета в копиях технических паспортов объекта. В выделенных границах помещений отсутствовали перегородки или стены.

В акте плановой проверки, проведенной Управлением Роспотребнадзора, также не было информации о том, что на территории рассматриваемых магазинов вели деятельность два предпринимателя.

Муж закупал товары для собственной торговли у жены в розницу. Во всех магазинах функционировало по одному кассовому пункту с двумя ККТ, но в каждом случае обе ККТ обслуживал один и тот же кассир.

Налоговики посчитали, что речь идет о согласованных действиях предпринимателей, основанных на их браке, целью которых было получение необоснованной налоговой выгоды, и что фактически жена могла вести торговлю на всех площадях своих магазинов, не привлекая для этого супруга. То есть дробление бизнеса в данном случае было направлено на незаконную налоговую оптимизацию.

Позиция в пользу владелицы бизнеса

Суд первой инстанции поддержал владелицу бизнеса, посчитав, что ее супруг вел самостоятельную предпринимательскую деятельностью.

Приведем некоторые аргументы судей: магазины не разделены на обособленные помещения, однако ценники двух ИП представлены строго в разных частях каждого магазина, при этом разделение торговых площадей производилось с помощью стеллажей и витрин. Ассортиментный перечень товаров, реализуемых одним ИП, не соответствовал перечню товаров, реализуемых другим ИП. Один кассир обслуживал оба аппарата, но трудовой договор с ним заключил каждый ИП в отдельности. Часть работников трудилась у обоих ИП по совместительству, (при этом обязанности у них были разные), а часть — отдельно у каждого из них. Муж закупал у жены товар, но это объяснимо возможностью экономии на расходах, связанных с поиском и приобретением товаров, а также на транспортных расходах. Кроме того, муж-ИП закупал товары для торговли и у других поставщиков, хотя и в существенно меньших объемах (примерно 2%). В силу ст. 34 Семейного кодекса РФ на рассматриваемые магазины распространяется режим совместной собственности супругов, поэтому супруг имеет полное право вести предпринимательскую деятельность, используя эти магазины. То обстоятельство, что в результате предпринимательской деятельности мужа у жены появилось право на использование системы налогообложения в виде ЕНВД, не может свидетельствовать о получении ею необоснованной налоговой выгоды.

Апелляция оставила вердикт суда первой инстанции в силе.

Позиция в пользу ИФНС

К моменту рассмотрения дела в кассационной инстанции налоговики дополнили свои претензии. Приведем их.

Договоры аренды нежилых помещений заключены супругами формально, так как содержат противоречия и неточности, а размер арендной платы не подтвержден документально и не соответствует рыночным ценам. Инвентаризационные и технические документы не позволяют определить размер арендуемой площади, а также расценить части площади торгового зала магазинов как отдельные объекты организации торговли. У магазинов имеется один вход, одна вывеска, один режим работы, один кассовый узел, общие подсобные, бытовые и складские помещения. Деление торговых площадей магазинов, а также ассортимента товара носит формальный характер, так как все магазины функционировали как единый торговый объект и воспринимались покупателями как единое пространство, как один торговый зал с разными отделами по ассортименту товаров. Расчетные счета ИП открыты в одних и тех же банках, причем муж имеет доверенность на право управления счетом жены. Кадровый учет работников ИП вел один и тот же человек. Все расходы, связанные с реализацией товара через магазины, супруга вела единолично.

Суд в свою очередь указал, что наличие или отсутствие договора о передаче части общего имущества в аренду другому супругу не имеет правового значения, так как супруги обладают одинаковыми правомочиями в отношении данного имущества. Но в данной ситуации главным является факт наличия самостоятельных объектов организации торговли. Их самостоятельность определяется не только наличием признаков обособленности, но и независимостью ведущейся в данном объекте деятельности.

Судьи обратили внимание, что муж приобретал у жены товары для продажи в размере около 98% от всех своих закупок.

АС Дальневосточного округа отметил, что судьи нижестоящих инстанций оценили каждую претензию налоговиков в отдельности и отвергли их. А нужно было для установления истины оценить все доводы ИФНС в совокупности. Поэтому дело было отправлено на пересмотр в первую инстанцию (постановление АС Дальневосточного округа от 19.01.2017 № Ф03-5944/2016).

Новое рассмотрение дела: формальный характер дробления бизнеса очевиден

По итогам нового рассмотрения дела АС Хабаровского края вынес решение в пользу ИФНС (решение от 15.05.2017 по делу № А73-17635/2015).

Суд согласился с тем, что владелицей бизнеса была создана искусственная ситуация путем формального дробления бизнеса и заключения договоров аренды с супругом (взаимозависимым лицом) на таких условиях, когда на долю супруги приходилась площадь, не превышающая 150 кв. м. Такое дробление не было обусловлено реальными деловыми целями, а было направлено лишь на применение системы налогообложения в виде ЕНВД путем искусственного уменьшения площади торгового зала.

В новом решение суда первой инстанции есть много деталей, подтверждающих правоту налоговиков и судей.

Так, выше уже говорилось, что муж приобретал у жены товары для продажи в размере около 98% от всех своих закупок — и только по итогам розничных продаж. То есть отнесение товара к реализации супруга либо супруги происходило в момент, когда товар проводился по кассе одного из предпринимателей.

При приобретении товара покупатель выбирал нужный товар, обращался к продавцу в торговом зале, продавец на бланке выписывал товар, указывая код товара, его наименование, цену и количество. Наличие товара продавцы проверяли на складе у кладовщика или на компьютере старшего продавца. Далее покупатель проходил к кассовому пункту, где товар, в зависимости от штампа на бланке, проводился либо по кассе ИП-жены, либо по кассе ИП-мужа.

Вместе с тем у мужа отсутствовали своя производственная база, складские помещения, места для хранения товара; его супруга была практически единственным поставщиков для него; анализ процедуры приобретения товара свидетельствует о том, что в каждом из магазинов у обоих ИП была одна информационная база.

Из представленных в материалы дела книг учета доходов и расходов ИП следует, что фактически товар в течение одного торгового дня «пробивался» по кассе супруга, а затем по итогам дня на проданный в течение дня товар выписывалась накладная и счет-фактура, который оплачивался ИП-супругом с отсрочкой платежа.

Доводы предпринимателя о том, что из розничной реализации не видно, какой именно товар был реализован ИП-супругом, что в свою очередь не позволяет соотнести суммы розничной реализации с соответствующими счетами-фактурами, суд отклонил, поскольку, как уже говорилось, практически единственным поставщиком товаров для ИП-супруга являлась его жена.

Кроме этого, из счетов-фактур усматривалось, что товар приобретался супругом не в присущей оптовым поставкам форме, а именно по одной штуке, в том числе и «мелкий» товар, такой как розетки, лампы, элементы питания, сверла, шторы для ванной, замки накладные и др.

Таким образом, приобретение мужем товара у жены носило формальный характер, и приведенная схема взаимоотношений между двумя субъектами хозяйственной деятельности стала возможна благодаря наличию взаимозависимости указанных лиц.

Были у суда и другие аргументы. Так, в рекламных материалах, связанных с рекламой бизнеса супругов, не отражалось, что в рекламируемых объектах торговли осуществляют деятельность разные лица. А при возврате товара, купленного у мужа, деньги выдавались за счет средств ИП-жены.

Совокупность всех обстоятельствах позволила суду сделать вывод о том, что супруг не обладал организационной, материальной и финансовой независимостью, как самостоятельный субъект хозяйственной деятельности, а у ИП-супруги отсутствовала реальная потребность в финансово-хозяйственных отношениях с ним, соответствующие взаимоотношения были формальными, направленными на создание видимости осуществления супругом хозяйственной деятельности.

С нашей точки зрения, ошибка предпринимателей заключалась в том, что, выстраивая схему взаимоотношений в рамках семейного бизнеса, они забыли об обычаях делового оборота. Именно это обстоятельство позволило ИФНС доказать формальный характер таких отношений. Совокупность множества мелких деталей сложилась в цельную мозаику доказательственной базы — и не в пользу владельцев бизнеса.

Тем, кого эта тема затрагивает непосредственно, советуем внимательно прочитать решение АС Хабаровского края от 15.05.2017 по делу № А73-17635/2015, и не повторять ошибок, которые совершили фигурирующие в нем предприниматели.

А мы со своей стороны будем следить за развитием событий, если этот вердикт будет обжалован.