1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 101

Как оптимизировать правовые риски в издательском бизнесе

Ведение книгоиздательского бизнеса сопряжено с определенными рисками, которые издательству следует учитывать, чтобы заблаговременно их оптимизировать. В первую очередь это касается соблюдения исключительных и личных неимущественных прав правообладателей, которые могут быть нарушены изданием книг в отсутствие их согласия. Не менее опасны для издательства риски напечатать конрафактную продукцию или продукцию, в которой содержится плагиат.

Риски, связанные со сроками и пределами использования полученных исключительных прав

Перед заключением лицензионных договоров с правообладателями издательство должно четко оговаривать срок и пределы использования полученных исключительных прав (издание и распространение различными способами).

Издательство обязано неукоснительно соблюдать все договоренности с автором, в частности, правильно указывать в книге его имя либо творческий псевдоним, если автор публикует свои произведения не от собственного имени. Нарушение данного условия является основанием для взыскания в соответствии со ст. ст. 151, 1099—1101 ГК РФ с издательства в пользу автора компенсации морального вреда за нарушение его личных неимущественных прав (Определение Московского городского суда от 23.03.2016 № 4г/3-1883/16).

Дополнительный тираж

Даже при наличии заключенного с автором лицензионного договора издательство может стать нарушителем авторских прав, например, выпустив книги большим, чем было оговорено, тиражом (постановление ФАС Уральского округа от 29.01.2008 № Ф09-27/08/07-С6).

Дополнительный тираж считается контрафактным, поскольку он был выпущен издательством за пределами предоставленных ему автором прав (абз. 2 п. 16 постановления Пленума ВС РФ РФ от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах»).

Иным образом обстоит дело в случае, когда издательство выпустило дополнительный тираж, имея на это разрешение от правообладателя. Даже если ранее оно выпустил книгу без его согласия, выпуск дополнительного тиража не будет считаться нарушением, поскольку значение имеет только наличие или отсутствие согласия правообладателя (п. 8 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утв. Президиумом ВС РФ 23.09.2015).

Признание права в судебном порядке

Издательство и типография также не могут быть привлечены к ответственности за нарушение исключительных прав в ситуации, когда интеллектуальные права на соответствующее произведение было признано в судебном порядке, и до указанного момента они не располагали информацией о возможном нарушении.

Такое положение вещей свидетельствует об отсутствии в их действиях вины (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.06.2012 № 33-8505/2012), что не лишает автора предъявить свои претензии к нарушителю в самостоятельном порядке.

Арест тиража, взыскание убытков, компенсация

У правообладателя в случае нарушения его исключительных прав имеется возможность потребовать ареста контрафактного тиража (ст. 1302 ГК РФ), а также взыскания с издательства убытков. Вместо них он вправе поставить вопрос о взыскании компенсации в размере от 10 000 до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения, в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения, либо в двукратном размере стоимости права использования произведения. Компенсация определяется исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель (ст. 1301 ГК РФ).

Последний способ применим, если речь идет о книге, опубликованной в типовом (не сложном) дизайне с использованием стандартной бумаги, когда можно установить сравнимые обстоятельства и определить справедливую компенсацию.

Иным образом обстоит дело в случае, когда книга является уникальной, например, выполнена в большом формате, имеет кожаный с золотым теснением переплет, золотой обрез с нескольких сторон, иллюстрации на толстой тонированной бумаге, закрытой калькой. Ее нельзя сопоставить с другими произведениями, поскольку они отличаются по содержанию (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.10.2010 № 09АП-22940/2010). В связи с этим стоимость такой книги может быть определена оценщиком или экспертом (постановление ФАС Московского округа от 02.08.2010 № КГ-А40/7251-10).

Правообладатель может заявлять и иные требования, предусмотренные ст. 1252 ГК РФ, в зависимости от характера и вида нарушения его исключительных прав. В любом случае он должен действовать разумно и добросовестно, соизмерять избираемые средства правовой защиты с последствиями допущенного нарушения.

Так, если контрафактной является не вся книга, а только ее отдельные фрагменты, неразумно требовать изъятия всего тиража из оборота и его уничтожения за счет нарушителя.

Отметим, что в судебной практике можно встретить достаточно необычный подход к рассматриваемому случаю.

Пример

Суд возложил на ответчика обязанность за свой счет изъять из оборота и уничтожить из учебного пособия часть текста с указанием конкретных страниц.

(Апелляционное определение Верховного суда Республики Коми от 14.11.2015 по делу № 33-6568/2016)

Такое решение можно было бы понять, если бы ответчику такую обязанность вменили в отношении издания всех будущих тиражей. Между тем не совсем ясно, как вообще такое судебное решение исполнять технически: расшить книгу, вырвать страницы или удалить их? Однако это может привести к нарушению целостности всей книги, и ее просто придется перепечатывать заново, что будет явно несоразмерным способом устранения последствий нарушения. На наш взгляд, в данном случае справедливо было бы все-таки говорить о праве правообладателя взыскать компенсацию за нарушение исключительных прав.

Нарушитель сможет избежать разве что взыскания с него компенсации морального вреда, поскольку законом не предусмотрена возможность ее присуждения в случае нарушения исключительных прав, являющихся по своей правовой природе имущественными правами. В связи с этим при отсутствии конкретных доказательств нарушения личных неимущественных прав правообладателя он не вправе требовать взыскания в его пользу компенсации морального вреда (Определение ВС РФ от 23.12.2014 № 5-КГ14-126).

Кроме того, суд отклонит требование правообладателя о взыскании компенсации тех расходов, которые прямо не были связаны с восстановлением его нарушенных прав, как это произошло в следующем деле.

Пример

Без согласия истца его книга была опубликована издательством и продавалась в различных магазинах. Суд взыскал в его пользу компенсацию за нарушение исключительных прав, а также обязал издательство изъять и уничтожить весь тираж контрафактной книги.

Но истец хотел, чтобы суд отнес на ответчика еще и расходы по покупке других книг, которые он также приобрел в магазине по общему чеку. Свое требование он мотивировал тем, что покупка была вынужденной, без нее ответчик мог бы насторожиться и постараться скрыть факт продажи контрафактной книги.

Суд с таким доводом не согласился, посчитав его надуманным, поскольку допущенное ответчиком нарушение является основанием для привлечения его к установленной законом ответственности.

Вместе с тем данное обстоятельство не может быть условием для создания истцу источника возмещения всех его покупок.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 14.12.2015 по делу № 33-47054/2015, 2-3026/2013).

Правообладатель вправе требовать взыскания компенсации за нарушение своих исключительных прав, компенсации морального вреда при нарушении личных неимущественных прав, убытков, может потребовать изъятия контрафактной книгопечатной продукции, оригинал-макетов книги (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.04.2013 по делу № 11-9601). Но он должен знать меру.

Нарушения в сфере интернет-торговли

Нарушением исключительных прав на книгу или иное произведение не будет считаться простое размещение обложки книги на сайте интернет-магазина.

Допустим, на сайте издательства размещается не сама книга, а только графическое изображение лицевой стороны ее обложки с указанием автора и аннотацией и рядом с таким изображением стоит пометка «нет в продаже».

Такие сведения несут в себе лишь информационную составляющую о том, что данная книга существует в реальности, но не являются фактом, подтверждающим ее распространение.

Сказанное касается и случая, когда на сайте интернет-магазина имеется опция «узнать о поступлении» (Апелляционные определения Московского городского суда от 30.10.2015 по делу № 33-39819/2015 и от 06.09.2013 по делу № 11-27578).

Риск публикации плагиата

Переданные издательству произведения могут содержать плагиат, что является нарушением авторских и смежных прав правообладателей, которые вправе защищать их с использованием различных правовых средств.

Какие доводы не принимают суды

Суды не принимают довод издательств о большой загруженности и отсутствии реальной возможности проверять публикуемые материалы на предмет плагиата. Аргумент: издательство работает на книжном рынке в качестве профессионала, поэтому должно учитывать соответствующие риски и не может быть освобождено от ответственности за нарушение авторских прав (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2015 № 09АП-2127/2015-ГК).

Полностью исключить такой риск нельзя, даже если на издательство работает целая группа профессиональных редакторов. Этот риск можно только оптимизировать за счет использования такого инструмента, как выдача заверений об обстоятельствах.

Заверение об обстоятельствах как способ защиты

В процессе заключения сделок стороны обмениваются различной информацией и дают друг другу определенные гарантии и заверения. Полагаясь на их достоверность, участники гражданского оборота заключают договоры. Но затем в процессе их исполнения нередко выясняют, что предоставленные им заверения об обстоятельствах оказались ложными. Напомним, что ст. 431.2 ГК РФ, регулирующая заверения об обстоятельствах, введена Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ.

Указанные заверения могут даваться одной стороной другой при заключении договора, до или после такого момента. Они касаются обстоятельств, имеющих значение для заключения, исполнения или прекращения договора.

В частности, заверения могут относиться к предмету договора, полномочиям на его заключение, затрагивать вопросы наличия необходимых лицензий и разрешений, финансового состояния сторон, обстоятельства, относящиеся к третьему лицу (например, заверения относительно платежеспособности и деловой репутации компании, акции или доли в уставном капитале которой продаются).

Заверения со стороны участника сделки могут выражаться в сообщении недостоверных сведений, на которые полагается его контрагент, умолчании об определенных фактах и сокрытии информации, наличие которой у него могло бы послужить причиной отказа от заключения договора.

Для применения правил ст. 431.2 ГК РФ необходимо, чтобы сторона, сообщающая недостоверные заверения, исходила из того, что ее контрагент будет полагаться на них, либо у нее имелись разумные основания исходить из такого предположения.

Пример

При заключении лицензионного договора или договора об отчуждении исключительных прав на художественное произведение автор сообщает издательству информацию о себе и своей книге, дает заверения в том, что именно он является правообладателем и права третьих лиц не нарушены.

В такой ситуации, даже если соответствующие заверения прямо не предусмотрены названными договорами, разумно исходить из того, что издательство полагается на них, заключая с автором договор на согласованных между ними условиях. Поэтому при нарушении своих прав издательство вправе привлечь недобросовестного автора к ответственности в виде убытков, составляющих взысканные с него суммы.

Размер ответственности издательства в данном случае судом будет определяться с учетом степени его вины, учитывая данные ему автором заверения и гарантии.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 03.06.2013 по делу № А45-15246/2012)

Заверения об обстоятельствах должны быть оформлены в письменном виде, однако закон не устанавливает каких-либо определенных требований к форме их фиксации. То есть заверения могут быть включены в текст договора или иного соглашения, мирового соглашения, заключаемого в процессе судебного разбирательства, вынесены в отдельный документ или закреплены в любом ином виде.

Никаких ограничений и запретов на этот счет законом не предусмотрено. Поэтому в этом вопросе участники гражданского оборота обладают полной свободой усмотрения (Определение Промышленного районного суда Ставрополя от 16.02.2016 по делу № 2-381/2016).

Закон предоставляет пострадавшей стороне определенный набор инструментов, позволяющих эффективно защитить ее права и законные интересы в случае предоставления ей недостоверных заверений об обстоятельствах. Такая сторона вправе потребовать возмещения убытков или взыскания неустойки, если для такого случая она была предусмотрена договором, заявить отказ от указанного договора, если в нем самом на этот счет не было запрета, и заверения для нее были существенными.

Если в результате сообщения недостоверных сведений пострадавшая сторона заключила сделку под влиянием обмана или существенного заблуждения, она вправе поставить вопрос о недействительности такой сделки. Названные последствия наступают независимо от судьбы сделки, в рамках которой были предоставлены недостоверные заверения, то есть признание соответствующего договора незаключенным или недействительным для их применения правового значения не имеют.

Иными словами, если заверения об обстоятельствах были даны, за них придется отвечать в любом случае.

Другие способы защиты в спорах с правообладателями

При выявлении факта публикации контрафактных произведений издательство вправе отказаться от заключенного с автором договора, потребовать возмещения убытков в размере понесенных им расходов на издание книги. В договоре с автором также необходимо предусмотреть неустойку за предоставление недостоверных заверений об обстоятельствах.

Помимо этого в лицензионном договоре с автором нужно предусмотреть положение о том, что в случае предъявления к издательству каких-либо требований со стороны правообладателей, уполномоченных органов или иных третьих лиц в связи с исключительными правами на переданное произведение автор обязуется все возникшие претензии и разногласия урегулировать самостоятельно. При взыскании с издательства каких-либо компенсаций, убытков, штрафов и иных денежных сумм независимо от их правовой природы в связи с нарушением данной гарантии автор обязуется возместить причиненные ему убытки (ст. 15, 393 и 421 ГК РФ).

Издательство должно защищать свои права на переданные ему авторами произведения всеми предусмотренными законом способами, инициируя при необходимости возбуждение административных, антимонопольных и уголовных дел. Издательство должно также заявлять требования о защите нарушенных исключительных прав, в частности, к администраторам интернет-ресурсов, на которых незаконно размещаются принадлежащие издательству произведения.

Для этого через суд издательство сначала должно подать заявление о принятии предварительных обеспечительных мер и затем незамедлительно обратиться с иском о запрете ответчику создания технических условий, обеспечивающих размещение, распространение и иное использование того или иного произведения без согласия правообладателя или иного законного основания. Судебное решение направляется в Роскомнадзор для исполнения (решение Московского городского суда от 21.10.2016 по делу № 3-1107/2016).

Риск претензий со стороны госорганов

Издательство должно учитывать и такой риск, как предъявление претензий со стороны государственных органов в связи с публикацией тех или иных материалов.

Конституционное право каждого на свободу слова, свободу выражения мнения, право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом может быть ограничено в тех пределах, в которых это необходимо с целью защиты конституционных ценностей.

Пример

Издательство пыталось оспорить вынесенное в его адрес предупреждение со стороны Роскомнадзора о недопустимости ссылки в публикациях информации на экстремистскую организацию без указания на то, что ее деятельность запрещена на территории РФ по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Обязанность приводить такую информацию прямо предусмотрена ст. 4 Закона РФ от 27.12.91 № 2124-1 «О средствах массовой информации».

При неисполнении данной обязанности издательством Роскомнадзор вправе в порядке и случаях, которые установлены законодательством Российской Федерации, применять меры профилактического и пресекательного характера, направленные на недопущение нарушений юридическими лицами и гражданами обязательных требований в этой сфере и (или) ликвидацию последствий таких нарушений (п. 6.5 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, утв. постановлением Правительства РФ от 16.03.2009 № 228).

Пример

Владелец информационного ресурса, отстаивая свое право на распространение информации, должен принимать на себя и обязанности не допускать нарушения закона. Подлежащий публичной защите общественный порядок несовместим с упоминанием в печатном издании наименований запрещенных на территории РФ организаций без соблюдения соответствующих условий. Поэтому суд пришел к выводу о том, что вынесенное Роскомнадзором предупреждение являлось необходимыми и соразмерными, не было направлены на вмешательство в свободу слова издательства, а предупреждало возможные тяжкие последствия.

(Апелляционное определение Московского городского суда от 14.09.2016 по делу № 33а-35190/2016).

Книгопечатная и полиграфическая продукция по иску прокуратуры могут быть признаны экстремистскими материалами. Например, если они содержат побудительные высказывания, направленные на призыв к враждебным действиям, с изъятием тиража и его уничтожением (Определение Калужского областного суда от 06.06.2012 по делу № 33-1289/2012).

Такой иск подается в защиту неопределенного круга лиц, по своему характеру носит публичный характер, поскольку направлен на защиту конституционных ценностей (Определение Приморского краевого суда от 06.04.2016 по делу № 33-3225/2016).

Риск низких продаж

Отдельно необходимо остановиться и на таком риске, как низкие продажи книгопечатной продукции. В силу алеаторного характера предпринимательской деятельности такой фактор является сопутствующим в деятельности любого издательства. Являясь профессионалом на книжном рынке, издательство должно заранее оценивать коммерческий потенциал выпускаемых книг перед тем, как предлагать их читателям.

Если работа с книгой ведется за счет самого издательства, которое оплачивает работу своих сотрудников, то при неудачных продажах оно получает убыток, который вполне разумно разделить с автором. Это может быть как уменьшение причитающегося ему авторского вознаграждения или полный отказ в его выплате, так и компенсация имущественных потерь издательства, что допускается даже несмотря на отсутствие вины автора.

Примеры возмещения имущественных потерь в предпринимательской сфере

В предпринимательской деятельности стороны обязательства могут договориться о возмещении имущественных потерь.

В настоящее время в судебной практике наметились определенные тенденции применения данного инструмента, которые необходимо учитывать при планировании сделок.

Соглашение о возмещении имущественных потерь заключается в простой письменной форме, оно должно быть выражено явно и недвусмысленно. И хотя сферой использования данного соглашения является предпринимательская деятельность, в виде исключения закон допускает участие в нем обычных граждан, когда речь идет о корпоративном договоре или соглашении об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственных обществ (п. 5 ст. 406.1 ГК РФ).

Статья 406.1 ГК РФ, посвященная возмещению потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств, помещена в главу 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств.

В то же время возможность использования данного инструмента не зависит от наличия или отсутствия вины стороны обязательства, которая его нарушила. А в пункте 1 ст. 406.1 ГК РФ прямо указано на то, что возмещение потерь в принципе не связано с нарушением обязательства.

Так, обязанность возместить имущественные потери:

— может вытекать из нормальных условий гражданского оборота, например, в связи с оплатой расходов на содержание оборудования или иного имущества (решение Арбитражного суда Омской области от 23.05.2016 по делу № А46-15870/2015);

— может быть предусмотрена законом. Например, согласно абз. 3 п. 4 ст. 26 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» сетевая организация или иной владелец электросетевого хозяйства обязаны в установленном порядке по требованию гарантирующего поставщика (энергосбытовой, сетевой организации) оплачивать стоимость потерь, возникающих на находящихся в его собственности объектах электросетевого хозяйства.

По требованию о возмещении имущественных потерь, как и по иску о возмещении убытков кредитор также обязан доказать наличие прямой причинно-следственной связи между возникшими у него неблагоприятными имущественными последствиями и возникновением соответствующих обстоятельств (п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее — постановление № 7).

Стороны вправе использовать данный способ при условии заключения соответствующего соглашения и определения в нем перечня обстоятельств, в результате которых наступает обязанность одной стороны компенсировать другой стороне ее имущественные потери. В соглашении стороны должны также определить размер возмещения потерь или установить порядок его определения, который суд не вправе снизить, если только не будет установлено, что кредитор содействовал его увеличению.

Обязанность компенсировать имущественные потери может быть соглашением сторон поставлена в зависимость от действий третьих лиц (решение Арбитражного суда Тюменской области от 30.01.2017 по делу № А70-11245/2016).

Важно!

Соглашение о возмещении имущественных потерь является автономным по отношению к основному договору, в который оно включено, сохраняя силу и в случаях признания последнего незаключенным или недействительным (п. 17 постановления № 7).

Как видно из анализа практики применения такого инструмента, как возмещение имущественных потерь, он может быть задействован при отсутствии вины одной из сторон сделки.

Можно ли применять способ возмещения потерь в отношенияхавтор — издатель?

Принцип свободы договора, закрепленный в ст. 421 ГК РФ, не исключает возможности для издательства договориться с автором о порядке распределения между ними расходов на выпуск книги, если она окажется неудачной и не будет продаваться.

Изначально в заключенном между ними договоре можно предусмотреть размер участия автора в распределении финансовых потерь при неудачных продажах его книги, что не противоречит закону и не ущемляет его права.