1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 221

Коллекторов ввели в цивилизованные рамки

С 1 января 2017 г. вступили в силу положения Федерального закона от 03.07.2016 № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон ◊О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях“« (далее — Закон № 230-ФЗ), касающиеся микрофинансовых организаций. Данный закон регулирует деятельность коллекторов, в том числе порядок взаимодействия с должниками, и направлен на защиту прав последних.

Во многих европейских государствах существуют законы, регулирующие деятельность коллекторов на долговом рынке и позволяющие защитить интересы должников.

Например, Законом Латвийской республики от 27.11.2012 «Закон о внесудебном возврате долгов» предусмотрена обязанность коллектора сообщить должнику ряд сведений перед тем, как начинать с ним работу. Закон запрещает агрессивную форму общения, посещение должника по месту его работы или по месту жительства без предварительного согласия, предоставление недостоверной информации о последствиях непогашения долга, а также содержит запрет на общение в праздничные дни, в вечернее и ночное время. Надзор за деятельностью коллекторов осуществляют Центр защиты прав потребителей и Государственная инспекция данных.

Несмотря на общемировые тенденции в регулировании долгового рынка, в нашей стране в течение длительного времени он был хаотичным. Не существовало практически никаких ограничений деятельности коллекторских агентств. В лучшем случае некоммерческие организации, объединяющие коллекторов, устанавливали корпоративные стандарты деятельности по взысканию просроченной задолженности, кодексы профессионального поведения и другие рекомендательные акты, за нарушение которых применяли определенные меры ответственности.

Однако многие коллекторы занимались откровенным произволом, а порой даже шли на преступления. В качестве примера можно привести дело, по которому Верховным судом РФ вынесено Апелляционное определение от 22.12.2016 № 5-АПУ16-68СП. В данном деле фигурировала организованная группа, которая была создана под видом коллекторского агентства для прикрытия своей преступной деятельности — совершения в отношении граждан вымогательств.

Суды были безразличны к должникам

До недавнего времени суды отклоняли в большинстве случае иски пострадавших должников о компенсации причиненного им морального вреда. Основной аргумент: должники не могли доказать нарушение коллекторами положений ст. 23 Конституции РФ и ст. 150 ГК РФ о неприкосновенности частной жизни, личной семейной тайны, защите чести и доброго имени, тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.

Суды отмечали, что сами по себе частые звонки коллекторов и попытки встретиться с должником не свидетельствовали о нарушении его прав, если:

— такие действия проводились в корректной и вежливой форме без причинения вреда и угроз в рамках ведения не запрещенной законом деятельности по взысканию просроченных долгов (Апелляционное определение Мосгорсуда от 20.01.2016 по делу № 33-1694/2016);

— клиент не обращался с требованием в коллекторское агентство прекратить чрезмерные попытки с ним связаться, а также в полицию и в иные правоохранительные органы (Апелляционное определение Санкт-Петербургского горсуда от 24.06.2014 № 33-7177/2014);

— не оспаривал саму продажу его кредитного портфеля, что влекло бы в принципе незаконность передачи его персональных данных коллекторам (Апелляционное определение Новосибирского облсуда от 25.02.2016 по делу № 33-1738/2016).

Должнику всегда было достаточно трудно доказать нарушение коллекторами его прав и законных интересов при осуществлении взаимодействия с ним. Сами по себе частые звонки, встречи и направление информационных сообщений по различным каналам связи (звонки домой и на работу, оставление сообщений в социальных сетях самому должнику и его друзьям и др.) не свидетельствовали о нарушении прав должника, поскольку законом никаких ограничений на этот счет предусмотрено не было.

Из общих норм гражданского законодательства РФ о пределах возможного поведения и недопустимости злоупотребления правом, уважения автономии воли участников гражданского оборота, гарантированных Конституцией РФ прав на уважение личности и нематериальных благ человека, конечно, можно было вывести запреты для коллекторов. Но таких общих предписаний было недостаточно для того, чтобы установить четкие стандарты работы коллекторов и критерии для оценки их добросовестности. Суды разрешали конкретные споры с учетом оценки их фактических обстоятельств. Такие решения нельзя было применить ко всем похожим случаям, поскольку формально в России судебный прецедент не является источником права.

Отдельные судебные акты Верховного суда РФ, формирующие правовые позиции, в силу п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ являются основанием для пересмотра ранее принятого судебного акта. Согласно данной правовой норме новым обстоятельством является определение либо изменение в постановлении Пленума ВС РФ или в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте ВС РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства. При этом основанием для применения правовой позиции является наличие аналогичных или схожих обстоятельств рассматриваемого дела с тем, что было разрешено ранее (постановление АС Дальневосточного округа от 07.12.2015 № Ф03-5198/2015).

Какие-либо иные судебные акты, в том числе определения судебных коллегий ВС РФ и даже подготавливаемые им обзоры судебной практики, а тем более постановления окружных судов (постановление АС Северо-Западного округа от 27.01.2016 по делу № А56-45162/2011), а также городских, областных и краевых судов сюда не относятся (постановление АС Дальневосточного округа от 03.03.2016 № Ф03-345/2016), хотя и направлены на формирование судебной практики и используются при анализе перспектив судебного дела, учитываются самими судами при принятии решений.

Другими словами, формально судебный прецедент не предусмотрен действующим законодательством РФ в качестве источника права. И суд не обязан принимать свое решение в соответствии с состоявшимся решением по другому делу (Апелляционное определение Тульского облсуда от 11.04.2013 по делу № 33-856). Поэтому даже наличие в судебной практике отдельных положительных решений в защиту интересов должника не позволяло ему эффективно отстаивать свои права, к тому же, таких решений было совсем немного.

ВС РФ встал на защиту родственников должника

Затем вектор судебной практики в преддверии принятия Закона № 230-ФЗ изменился в лучшую для должников сторону.

ВС РФ при разрешении одного такого спора, где на действия банка жаловалась мать заемщика, отметил, что кредитор в своей деятельности по осуществлению взыскания задолженности с должников вправе взаимодействовать с заемщиком и лицами, предоставившими обеспечение по договору кредита (займа). Такая деятельность должна осуществляться на основе принципов законности, добросовестности, конфиденциальности. Поэтому лицо, осуществляющее взыскание задолженности, обязано действовать только в рамках предоставленных ему законом полномочий, не допускать противоправных действий, в частности, обязано обеспечивать защиту персональных данных, а также иных сведений, защита которых предусмотрена законом.

По условиям кредитного договора, с письменного согласия должника банк вправе уведомлять должника о состоянии счета, наличии задолженности по кредиту и необходимости ее погашения. Но это обстоятельство не освобождает банк от обязанности соблюдать защищаемые законом права и интересы как должника, так и третьих лиц, не являющихся участниками кредитных отношений, при осуществлении своих прав на получение от должника исполнения по кредитным обязательствам. Такие действия подлежат оценке судом с учетом положений ст. 1 ГК РФ, в частности п. 3 этой статьи, согласно которому при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

ВС РФ направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, не предрешая выводов относительно законности и обоснованности заявленных должником требований о компенсации морального вреда в связи с нарушением его личных неимущественных прав. Но с учетом самой позиции о недопустимости чрезмерного вмешательства в частную жизнь гражданина и злоупотребления кредитором своим правом можно прогнозировать положительное решение для должника. Скорее всего, суд вынесет решение в его пользу, взыскав небольшую компенсацию морального вреда с учетом требований справедливости, разумности и добросовестности, а также признает незаконными действия банка (Определение ВС РФ от 12.04.2016 № 9-КГ15-21).

Ограничения для коллекторов

Закон № 230-ФЗ предусматривает ряд существенных ограничений для коллекторов.

Так, для осуществления коллекторской деятельности необходимо включение сведений в государственный реестр юридических лиц, осуществляющих деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основной деятельности (далее — реестр), страхование ответственности за причинение убытков должнику в размере не менее 10 000 000 руб. в год, наличие чистых активов в размере не менее указанной суммы, отсутствие денежного обязательства, не исполненного в течение 30 дней с даты вступления в законную силу судебного акта о взыскании просроченной задолженности, а также выполнение иных технических и организационных требований.

Размер госпошлины за включение сведений в реестр составляет 100 000 руб. (подп. 4.3 п. 1 ст. 333.33 НК РФ). Без внесения информации в реестр коллектор не вправе заниматься названной деятельностью. В определенных случаях коллектор может быть исключен из реестра за допущенные нарушения, например, за неисполнение предписаний уполномоченного органа, за однократное грубое нарушение требований Закона № 230-ФЗ, повлекшее причинение вреда жизни, здоровью или имуществу должника или иных лиц (ст. 16 Закона № 230-ФЗ).

Законом № 230-ФЗ также предъявляется ряд требований к деловой репутации лиц, входящих в состав органов управления коллектора, и его работников.

Наиболее важные нововведения касаются четкой регламентации порядка непосредственного взаимодействия кредитора с должником. Теперь по инициативе кредитора или привлеченного им лица не допускается такое взаимодействие в рабочие дни в период с 22 до 8 часов и в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 до 9 часов по местному времени, посредством личных встреч не более одного раза в неделю, по телефону не допускается взаимодействие более одного раза в сутки, более двух раз в неделю, более восьми раз в месяц (ст. 7 Закона № 230-ФЗ).

Законом № 230-ФЗ введены запреты на использование коллектором средств и методов при взаимодействии с должником, которые нарушают его права и законные интересы. То есть не допускаются применение к должнику и иным лицам физической силы или угроза ее применения, уничтожение или повреждение имущества, оказание психологического воздействия на должника, введение его в заблуждение относительно правовой природы и размера неисполненного обязательства, причин неисполнения, сроков и др.

Должник вправе в любой момент отказаться от исполнения соглашения с кредитором относительно заранее согласованных способов взаимодействия с ним (ст. ст. 4, 6 Закона № 230-ФЗ).

Важно!

Не допускается взаимодействие с должником по инициативе кредитора или привлеченного им коллектора в случае признания обоснованным заявления о признании должника банкротом и введения процедуры реструктуризации его долгов или признания его банкротом, а также в особых случаях, когда должник находится в уязвимом положении в связи с нахождением на лечении, при наличии у него инвалидности первой группы, является несовершеннолетним (кроме эмансипированного), ограничен в дееспособности либо вообще лишен ее.

Микрофинансовые организации: правила-2017

С 1 января 2017 г. вступили в силу дополнительные ограничения для микрофинансовых организаций, введенные Законом № 230-ФЗ.

Так, после возникновения просрочки исполнения обязательств по договору потребительского займа со сроком не более года проценты могут начисляться только на непогашенную часть суммы основного долга и только до достижения общей суммы подлежащих уплате процентов размера, составляющего двукратную сумму непогашенной части займа. После достижения этого порогового значения начисление процентов не допускается.

Штрафы микрофинансовая организация вправе начислять только на не погашенную заемщиком часть суммы основного долга.

Кроме того, названные ограничения микрофинансовая организация обязана указывать на первой странице всех договоров потребительского займа, срок возврата денежных средств по которым не превышает год, перед таблицей, содержащей индивидуальные условия договора (ст. 21 Закона № 230-ФЗ).