1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1788

Проблемы защиты интеллектуальной собственности

За последние пять лет активность участников гражданского оборота, связанная с защитой своих интеллектуальных прав, и общественное правосознание в этой области заметно выросли. Это, в свою очередь, повлекло за собой многочисленные изменения законодательного регулирования, разнообразие судебной практики, повышение качества оформления и передачи прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (далее – РИД/СИ). В связи со стремительно развивающейся практикой разрешения споров в данной сфере, безусловно, на поверхность всплывают и многочисленные вопросы, требующие решений. Рассмотрим наиболее актуальные из них.

Отсутствие четких критериев для расчета и взыскания размера компенсации за нарушение исключительных прав. В соответствии с существующим регулированием за нарушение исключительного права на большинство РИД/СИ правообладатель вместо взыскания убытков имеет право требовать компенсации, рассчитываемой либо в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., либо в двойном размере стоимости права использования РИД/СИ, либо в двукратной стоимости товаров/услуг. При этом правообладатель может по своему усмотрению выбрать, в какой форме он желает взыскивать компенсацию.

В плане расчетов основные сложности возникают при заявлении требований о компенсации в первой форме. Это связано прежде всего с тем, что в законе отсутствуют четкие критерии расчета такой компенсации. Зачастую сумма требования заявляется правообладателем достаточно произвольно, без объективной независимой оценки исключительного права, что может повлечь за собой злоупотребление правами.

Нередки и обратные ситуации, когда суды, напротив, произвольно занижают размер взыскиваемой компенсации.

До недавнего времени нерешенным оставался и вопрос о том, допустимо ли судам снижать размер компенсации ниже низшего предела (10 тыс. руб.), в том числе когда общий размер взыскиваемой компенсации составит менее 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

В декабре прошлого года Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление № 28-П, в котором указал, что это возможно в случае наличия нескольких фактов нарушения индивидуальным предпринимателем исключительных прав одного правообладателя на один объект интеллектуальной собственности. Вместе с тем суд при определении размера компенсации должен принимать во внимание материальное положение ответчика – ИП; факт совершения правонарушения впервые; степень разумности, осмотрительности и добросовестности; проявленные им при совершении правонарушения действия и иные обстоятельства. Несмотря на данные разъяснения, вопрос о допустимости снижения размера компенсации ниже низшего предела все равно остался открытым в отношении юридических лиц.

Отсутствие защиты прав режиссеров-постановщиков. Еще одним важным пробелом в отечественном регулировании является отсутствие защиты авторских прав театральных режиссеров-постановщиков по аналогии с существующей защитой авторских прав режиссеров аудиовизуальных произведений.

Однако в данный момент законопроект с соответствующими изменениями уже находится на рассмотрении в Государственной Думе РФ.

Проблема защиты права на неприкосновенность произведений. Очень часто на практике встает вопрос о разграничении права на переработку произведения (которое относится к исключительному праву) и права на неприкосновенность произведения (которое, в свою очередь, относится к личным неимущественным правам автора).

В законодательстве и судебной практике отсутствуют четкие критерии разграничения переработки, то есть нового произведения, созданного на основании имеющегося, от произведения, в которое внесены изменения, не влекущие создания нового произведения. Данный вопрос устанавливается только на основании экспертизы и является по этой причине очень субъективным.

Кроме того, автор, чье право на неприкосновенность нарушено, по закону имеет право, в частности, требовать компенсации морального вреда, а также запрета использования произведения в искаженном виде. При этом возможность удовлетворения требования о запрете использования произведения не ставится законодателем в зависимость от того, повлекло ли нарушение какие-либо негативные последствия для автора, например убытки или вред деловой репутации (в некоторых странах это требование есть). На практике такое положение вещей приводит к тому, что удовлетворение требований о запрете использования произведения может быть явно несоразмерным совершенному нарушению.

Вопрос параллельного импорта оригинальных товаров. В настоящее время до сих пор не решена проблема с легализацией параллельного импорта товаров.

В соответствии с существующим регулированием маркированные товары, ввезенные на территорию РФ без согласия правообладателя, признаются контрафактными даже в случае, если они являются оригинальными и сам правообладатель маркировал их товарным знаком, и влекут ответственность наравне с ввозом подделок.

Представляется, что в отношении оригинальных товаров разумнее было бы ограничить возможность применения к нарушителям ответственности без вины, а также такие меры ответственности, как изъятие и уничтожение.

Троллинг. Не менее важным является вопрос злоупотребления интеллектуальными правами со стороны правообладателей, которое может выражаться в действиях по регистрации товарных знаков лишь с намерением ограничения конкуренции на рынке; искусственного продления срока или сферы действия патентов; искусственного продления срока охраны авторского права (например, путем искусственного включения задним числом соавтора после смерти автора для продления срока действия исключительного права на произведение).

Отсутствие единообразной правоприменительной практики по оспариванию предоставления охраны объектов ИС и переходов прав на них. Прежде всего необходимо отметить существенно разные подходы в разрешении споров у судов (включая Суд по интеллектуальным правам) и Палаты по патентным спорам в части стандартов доказывания и процессуального регулирования.

Кроме того, большой проблемой является неопределенность некоторых сроков регистрации объектов и переходов права, а также рассмотрения запросов и споров.

Неэффективность системы коллективного управления авторскими правами. В настоящее время отсутствуют реально работающие механизмы коллективной защиты прав правообладателей.

Существующие аккредитованные организации не подтвердили свою эффективность в том числе в связи с отсутствием прозрачной отчетности перед правообладателями; произвольным определением размеров вознаграждений и сборов, которые большей частью оседают в таких организациях и не доходят до правообладателей; отсутствием четкого определения функций и правомочий таких организаций; отсутствием конкуренции.

Сейчас ведутся многочисленные обсуждения возможных способов реформирования существующей системы, в том числе путем создания единой организации, новой системы ежегодного аудита подобной деятельности, общественного контроля. Остается только надеяться, что новая система защиты правообладателей будет более эффективной.