1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 46

Реперные точки обзора

Несмотря на то что с момента объединения высших судов – Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ прошло около трех лет, процесс установления единообразия судебной практики далек от завершения. В связи с этим утвержденный Президиумом 16.02.2017 Обзор судебной практики ВС РФ № 1 вызывает интерес не только с точки зрения обобщения иногда противоречивой судебной практики нижестоящих судов и применения аналогии закона к пробелам в нормативном регулировании некоторых правоотношений, но и с точки зрения того, были ли пересмотрены или подтверждены позиции ВАС РФ, изложенные им ранее по аналогичным делам. Проанализируем разделы Обзора ВС РФ, касающиеся обязательств, исполнительного производства, практики применения законодательства о банкротстве, практики ЕСПЧ и органов ООН, а также права собственности и других вещных прав.

Исполнительное производство

Единственное решение, которое приводится в Обзоре ВС РФ в части вопросов исполнительного производства, касается применения аналогии закона (ст. 6 ГК РФ) к ситуации, когда перемена лиц в обязательстве произошла на основании сделки, а не на основании случаев, предусмотренных ст. 44 ГК РФ.

В пункте 14 Обзора рассматривается дело по иску об устранении препятствий в пользовании нежилыми помещениями (Определение ВС РФ № 36-КГ16-8). В период между вынесением решения судом первой инстанции и рассмотрением дела судом апелляционной инстанции ответчик (общество) продал недвижимое имущество своему генеральному директору и единственному собственнику – акционеру. После возбуждения исполнительного производства истец обратился к мировому судье с заявлением о процессуальном правопреемстве. Исковое заявление было удовлетворено в судах первой и апелляционной инстанций.

Кроме того, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что договор купли-продажи был заключен в целях уклонения от исполнения решения суда, что свидетельствует о злоупотреблении правом (ст. 10 ГК РФ). Суд кассационной инстанции решения нижестоящих судов отменил, исходя из того, что заключение договора купли-продажи не относится к случаям перемены лиц в обязательстве и доказательств, свидетельствующих о том, что его заключение является злоупотреблением правом, не представлено.

ВС РФ в п. 14 Обзора указал, что, во-первых, президиум областного суда фактически произвел переоценку доказательств, что для суда кассационной инстанции недопустимо; во-вторых, что правило, касающееся жилых помещений, о том, что обязанность по приведению помещения в прежнее состояние, не осуществленная прежним собственником, переходит к новому собственнику данного помещения, по аналогии должно применяться и в отношении нежилых помещений.

Таким образом, ВС РФ вновь подчеркнул, что нижестоящие суды в условиях отсутствия прямой нормы закона должны восполнять пробел правового регулирования нормой, регулирующей схожие правоотношения.

Вместе с тем ранее по данному вопросу существовала также противоположная судебная практика. Например, в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2009 по делу № А46-1391/2009 суд решил, что договор купли-продажи недвижимого имущества не является основанием для процессуального правопреемства.

Практика применения законодательства о банкротстве

В пункте 15 Обзора ВС РФ обобщена практика применения ст. 213.5 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), в том числе подтвержден вывод ВАС РФ, указанный в п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35, а именно: при установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

В деле № А40-192008/2015 (Определение № 305-ЭС16-12960) суд первой, апелляционной инстанций и арбитражный суд округа посчитали факты признания должником наличия задолженности и неисполнения обязанности по ее погашению достаточными для признания заявления кредитора обоснованным и введения процедуры банкротства.

Судебная коллегия ВС РФ отменила названные судебные акты, отметив, что, несмотря на то что согласно ст. 213.5 Закона о банкротстве заявление о наличии задолженности может быть подано конкурсным кредитором без представления вступившего в законную силу судебного акта, в частности, если его денежные требования признаются должником, но не исполняются, отсутствие вступившего в силу судебного акта, подтверждающего существование долга, в любом случае налагает на суд обязанность по проверке требования кредитора по существу.

В данном случае суд закрепил подход, сложившийся ранее в судебной практике (постановления Арбитражного суда СЗО от 24.01.2017 № Ф07-9829/2016 по делу № А26-4306/2014; Седьмого арбитражного апелляционного суда от 27.10.2016 № 07АП-9846/15(5) по делу № А03-14549/2015; Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.05.2014 по делу № А12-19376/2013).

В пункте 16 Обзора ВС РФ также подтвердил выводы, изложенные ранее Пленумом ВАС РФ в п. 34 Постановления № 35, о том, что в ходе конкурсного производства подлежат предъявлению только в деле о банкротстве возникшие до возбуждения этого дела требования кредиторов по неденежным обязательствам имущественного характера (о передаче имущества в собственность, выполнении работ и об оказании услуг), которые рассматриваются по правилам ст. 100 Закона о банкротстве.

В деле № А32-4823/2010 (Определение ВС РФ № 308-ЭС16-12236) между кредитором и должником до возбуждения дела о банкротстве был заключен договор купли-продажи будущей вещи. После открытия конкурсного производства покупатель обратился в арбитражный суд с заявлением об исключении земельного участка, являвшегося предметом указанного договора, из конкурсной массы. Его требования были удовлетворены судами первой, апелляционной и кассационной инстанций.

Судебная коллегия ВС РФ отменила названные судебные акты, указав, что реестровое требование кредитора к должнику о понуждении к совершению предоставления в натуральной форме неисполнимо и подлежит оценке и трансформации в денежное требование путем его включения в реестр требований кредиторов должника.

Положения ст. 398, 456 и 487 ГК РФ, касающиеся обязанности продавца совершить предоставление в натуральной форме, применительно к реестровым требованиям после открытия в отношении должника конкурсного производства в силу специальных положений законодательства о банкротстве неприменимы. При обратном подходе кредитор получал бы предпочтительное удовлетворение своих требований из конкурсной массы перед иными кредиторами, что противоречит принципу очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов (ст. 142 Закона о банкротстве).

В пункте 18 Обзора ВС РФ также рассматривается стадия конкурсного производства, но в аспекте определения размера требований кредиторов должника, обеспеченных залогом.

Так, в деле № А08-6511/2014 (Определение ВС РФ № 310-ЭС16-10887) банк обратился в суд с заявлением о внесении изменений в реестр требований кредиторов должника, в котором просил увеличить размер требований, обеспеченных залогом имущества должника, сославшись на увеличение стоимости заложенного имущества, выявленное по результатам проведенной арбитражным управляющим оценки.

Решения судов первой и апелляционной инстанций, удовлетворившие требования банка, были в последующем отменены судом кассационной инстанции. Судебная коллегия ВС РФ кассацию поддержала.

ВС РФ указал, что оценочная стоимость заложенного имущества носит, по своей сути, учетный характер. Окончательная же стоимость заложенного имущества для целей проведения расчетов формируется в момент его реализации. В случае продажи заложенного имущества по цене, превышающей оценочную стоимость, объем реально погашаемых требований залогового кредитора зависит от фактически полученной выручки и не ограничен оценочной стоимостью.

В разделе, посвященном практике применения законодательства о банкротстве, ВС РФ касается также вопросов утверждения мирового соглашения.

В пункте 17 Обзора со ссылкой на п. 18 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 20.12.2005 № 97 ВС РФ обобщает судебную практику о том, что утверждению подлежит только мировое соглашение, условия которого экономически обоснованны. Несмотря на то что отношения, возникающие при заключении мирового соглашения, основываются на предусмотренном законом принуждении меньшинства кредиторов большинством ввиду невозможности выработки единого мнения иным образом, правила Закона о банкротстве, регулирующие принятие решения о заключении мирового соглашения, не означают, что такое решение может приниматься произвольно. Процедура утверждения мирового соглашения в любом случае должна обеспечивать защиту меньшинства кредиторов от действий большинства в ситуации, когда уже на стадии его утверждения очевидно, что предполагаемый результат не может быть достигнут.

В пункте 19 Обзора ВС РФ уточняется надлежащий способ защиты нарушенного права кредиторов должника, если должник в период действия заключенного в деле о банкротстве мирового соглашения принял решение о реорганизации. Суд отмечает, что такие кредиторы вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с ходатайством о выдаче исполнительного листа на непогашенную сумму применительно к правилам ст. 167 Закона о банкротстве (по аналогии закона). Предъявление в подобной ситуации кредитором самостоятельного требования о признании за ним права на досрочное исполнение обязательства должником является ненадлежащим способом защиты.

Право собственности и другие вещные права

В пункте 23 Обзора ВС РФ уточняются пределы пользования общим имуществом собственников многоквартирного дома и связанный с этим вопрос выбора способа защиты нарушенного права.

В деле № А45-13856/2015 (Определение ВС РФ № 304-ЭС16-10165) товарищество собственников жилья обратилось в арбитражный суд с иском к собственнику одного из помещений в многоквартирном доме об истребовании из незаконного владения помещения вестибюля, расположенного на первом этаже дома, и обязании привести помещение в первоначальное состояние, в связи с тем что решение общего собрания собственников многоквартирного дома о предоставлении спорного помещения в пользование только банку для осуществления им своей деятельности и проведения для этих целей ремонта не принималось.

ВС РФ подчеркнул, что выбор способа защиты нарушенного права в виде возложения на ответчика обязанности по приведению спорного помещения в первоначальное состояние не может нарушать прав ответчика, поскольку оно не возлагает на него дополнительных обязанностей, кроме тех, которые направлены на восстановление прежнего (до противоправного завладения) состояния помещения.

При этом, несмотря на то что банк самовольно занял и использовал вестибюль в своих интересах в качестве офиса, не внося соответствующую плату, вопрос взыскания неосновательного обогащения за пользование общим имуществом собственников многоквартирного дома в данном Обзоре ВС РФ не отражен, хотя по нему существует судебная практика, свидетельствующая о возможности такого взыскания (постановления Арбитражного суда ЗСО от 14.12.2016 № Ф04-5095/2016 по делу № А46-2643/2016; ФАС ЗСО от 19.04.2013 по делу № А45-20680/2012).

В пункте 24 Обзора ВС РФ также освещается вопрос, касающийся порядка пользования имуществом, в отношении которого установлен режим общей долевой собственности.

В деле № А32-18401/2015 (Определение ВС РФ № 308-ЭС16-10315), несмотря на проведенную силами одного из собственников реконструкцию нежилого помещения, связанную с неотделимыми улучшениями – увеличением общей площади помещения, право собственности на объект после реконструкции было зарегистрировано за его участниками в прежних долях. Однако участник долевой собственности, осуществивший за свой счет неотделимые улучшения недвижимого имущества, полагал, что имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве собственности.

Так как предварительное согласие на выполнение работ по изменению имущества одним сособственником от всех иных было получено, ВС РФ сделал вывод, что истец имеет право на увеличение доли в праве общей собственности, поскольку дополнительного основания для этого (соглашения собственников об изменении долей) от его участников в ст. 245 ГК РФ не предусмотрено.

В связи с важностью процесса развития малого и среднего бизнеса в Российской Федерации и немалым числом проблем касательно его поддержки в п. 22 Обзора ВС РФ посчитал необходимым осветить вопрос, связанный с порядком приобретения в собственность арендуемого субъектом малого и среднего предпринимательства помещения по льготным основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 22.07.2008 № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

ВС РФ отметил, что для осуществления льготного выкупа нежилого помещения, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности, имущество должно быть в пользовании субъекта малого и среднего предпринимательства в течение как минимум двухлетнего периода после получения субъектом соответствующего статуса.

Подводя итог вышесказанному, можем сделать вывод о том, что по вопросам, рассмотренным в данной статье, Пленум ВС РФ подтвердил многие позиции, сложившиеся в практике как нижестоящих судов, так и Высшего Арбитражного Суда.