1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 70

Защита от диффамации

В процессе хозяйственной деятельности участники делового оборота сталкиваются с такой проблемой, как необходимость защиты от диффамации, то есть от распространяемой в отношении них порочащей информации, которая ущемляет их права и законные интересы и не соответствует действительности. Диффамация причиняет компаниям неудобства, чинит существенные препятствия в осуществлении своей деятельности, поскольку лишает потенциальных клиентов, создавая у последних представление о компаниях как о недобросовестных контрагентах, допускающих нарушения законодательства РФ.

Диффамация может выражаться самыми различными способами: в публичных заявлениях, по радио, телевидению, в периодических изданиях, в интернете и др. Получив отрицательные сведения об участнике делового оборота, его потенциальные клиенты с недоверием относятся к предлагаемым им товарам, работам и услугам, предпочитая обращаться к другим субъектам, в отношении которых негативная информация отсутствует.

Диффамация может быть обусловлена самыми различными причинами, одной из самых распространенных из которых является устранение конкурентов. В этой связи стоит отметить, что с 5 января 2016 г. действует новая глава 2.1 «Недобросовестная конкуренция» (вместо ст. 14, действовавшей до этой даты) Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»1. Так, в новой ст. 14.1. данного закона установлен запрет на недобросовестную конкуренцию путем дискредитации.

Защита от диффамации, восстановление нарушенных прав и законных интересов добросовестных участников делового оборота, пострадавших от нее, в связи с этим имеет особую актуальность. Наиболее эффективным способом защиты от диффамации является судебная защита. В судебном порядке можно потребовать опровержения порочащей информации, не соответствующей действительности, взыскания денежной компенсации и причиненных убытков. Остановимся на таких требованиях подробно.

Право на доброе имя

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

В силу правовой позиции Конcтитуционного суда РФ, изложенной в определениях от 01.03.2010 № 323-О-О, от 27.09.95 № 69-О, от 04.12.2003 № 508-О, суды при разрешении вопроса о соответствии действительности распространенных сведений должны оценивать как само содержание таких сведений, так и контекста, в котором они преподносятся, порядка и полноты их изложения, а также установления того, что не имело место манипулирование фактами. Информация может быть признана порочащей деловую репутацию лица при условии, что распространяемые сведения формируют у третьих лиц отрицательное отношение к нему, порочат его репутацию как добросовестного субъекта в экономических взаимоотношениях с другими субъектами в сфере его хозяйственной деятельности.

Как указал Пленум ВС РФ в п. 7 постановления от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации юридических лиц», обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, являются факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. Распространение порочащей информации в интернете также признается распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц. Не соответствующими действительности сведениями признаются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства РФ, совершении нечестного поступка, неправильном неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, о неплатежеспособности компании, о недобросовестности органов ее управления или владельцев, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию юридического лица. В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывания соответствия действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец же должен доказать факт распространения ответчиком таких сведений, а также их порочащий характер.

В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности.

Таким образом, оценочные суждения в отличие от утверждений о фактах на предмет их действительности проверены быть не могут, в связи с чем опровержению по суду не подлежат в порядке ст. 152 ГК РФ. Однако это не исключает возможности взыскания компенсации морального вреда в соответствии со ст. 151 ГК РФ.

Как доказать факт диффамации

Как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 7 постановления от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации „О средствах массовой информации“», федеральными законами не предусмотрено каких-либо ограничений в способах доказывания факта распространения сведений через телекоммуникационные сети (в том числе через сайты в интернете). Поэтому при разрешении вопроса о том, имел ли место факт диффамации, суд вправе принять любые средства доказывания, предусмотренные процессуальным законодательством.

Действующее процессуальное законодательство РФ и ч. 2 ст. 102 Основ законодательства РФ о нотариате не допускают возможности обеспечения нотариусом доказательств по делам, находящимся в производстве суда. Однако в силу ч. 1 ст. 102 Основ законодательства о нотариате до возбуждения гражданского дела в суде нотариусом могут быть обеспечены необходимые для дела доказательства (в том числе посредством удостоверения содержания сайта в интернете по состоянию на определенный момент времени), если имеются основания полагать, что представление доказательств впоследствии станет невозможным или затруднительным. По делам, связанным с распространением сведений через телекоммуникационные сети, не исключается возможность обеспечения доказательств судьей, поскольку круг доказательств, которые могут быть обеспечены, законом не ограничен.

Вопрос о необходимости обеспечения доказательств разрешается с учетом указанных в соответствующем заявлении сведений, в том числе сведений о содержании рассматриваемого дела, о доказательствах, которые необходимо обеспечить, об обстоятельствах, для подтверждения которых необходимы эти доказательства, а также о причинах, побудивших заявителя обратиться с просьбой об обеспечении доказательств. В случаях, не терпящих отлагательства, при подготовке дела к судебному разбирательству, а также при разбирательстве дела суд (судья) вправе произвести осмотр доказательств на месте (в частности, просмотреть размещенную на определенном ресурсе телекоммуникационной сети информацию в режиме реального времени).

Таким образом, лицо, права которого нарушены распространением порочащей информации, может заявить требование в суде о признании ее не соответствующей действительности. Заявитель должен доказать факт распространения такой информации. Если информация распространена в интернете, таким доказательством может служить протокол осмотра страницы, составленный нотариусом.

Кроме того, можно обратиться с жалобой в прокуратуру, орган внутренних дел или Роскомнадзор с указанием нарушения. Принятые процессуальные решения в виде постановлений, решений и т.д., письма оттуда могут быть также использованы в качестве доказательств по делу.

В Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16.03.2016, изложены следующие правовые позиции.

Факт распространения не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство сведений может быть подтвержден любыми доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости (например, справка компании, которая осуществляет мониторинг СМИ, свидетельские показания, экспертное заключение и др.). Отсутствие хотя бы одного обстоятельства из обязательной совокупности условий для удовлетворения иска (сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности) является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований. Лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. Не требуется доказывать соответствие действительности каждого отдельно взятого слова или фразы в оспариваемом высказывании. Ответчик обязан доказать соответствие действительности оспариваемых высказываний с учетом буквального значения слов в тексте сообщения. Установление того, какие утверждения являются ключевыми, осуществляется судом при оценке сведений в целом. Если невозможно установить лицо, распространившее порочащие сведения, заявление о признании таких сведений не соответствующими действительности рассматривается в порядке особого производства. В таком случае судебным решением констатируется несоответствие действительности конкретных порочащих сведений, которое после вступления в законную силу можно опубликовать в СМИ.

Право на ответ или опровержение

Одним из действенных правовых механизмов, обеспечивающих защиту репутации в тех случаях, когда в результате распространения информации нарушаются честь, достоинство и доброе имя лица, является право на ответ, опровержение распространенной информации. В Резолюции Комитета министров Совета Европы от 02.07.74 (74) 26 «О праве на ответ — положение лица по отношению к прессе», подчеркивается, что данное право призвано предоставить лицу возможность исправить информацию, содержащую неточные сведения о нем, а также информацию, в том числе факты и оценочные суждения, представляющие собой вторжение в его частную жизнь или затрагивающие его честь, достоинство, репутацию, равно, как и предоставить обществу возможность получать полную информацию из различных источников.

Федеральным законом от 27.12.91 № 2124-1 «О средствах массовой информации» предусмотрено право на опровержение (ст. 43) и право на ответ (ст. 46) в качестве правовых средств защиты чести, достоинства и деловой репутации лиц, чьи права ущемляются или нарушаются сведениями, распространяемыми СМИ. В соответствии со ст. 43 названного закона опровержения распространенных в СМИ сведений потерпевшее лицо вправе потребовать при условии, что они не соответствуют действительности и порочат честь и достоинство. Как указал КС РФ в Определении от 01.03.2010 № 323-О-О, право потребовать от СМИ опубликовать ответ (реплику, комментарий) на то или иное сообщение возникает и когда распространенные в СМИ сведения не соответствуют действительности (независимо от того, порочат ли они репутацию или нет), и когда распространенные сведения хотя и соответствуют действительности, однако ущемляют права и законные интересы потерпевшего лица. Пункт 3 ст. 152 ГК РФ также закрепляет право на ответ, если в отношении гражданина СМИ опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы.

Лицо, права которого нарушены диффамацией, вправе также требовать опубликования опровержения и представить текст такого опровержения.

Возмещение убытков

Компания вправе взыскать с нарушителя возмещение убытков. Репутационный (нематериальный) вред теперь взыскать нельзя.

В действующей редакции п. 11 ст. 152 ГК РФ предусмотрено, что правила данной статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, применяются и к защите деловой репутации юрлица. Данная поправка внесена Федеральным законом от 02.07.2013 № 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». До вступления в силу названного закона суды иногда допускали возможность взыскания компенсации морального вреда в пользу юрлица. В поддержку такой возможности также использовалась ссылка на п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», что позволяло взыскивать репутационный вред, в том числе и по делам, связанным с включением недостоверных сведений в реестр недобросовестных поставщиков (см., например, постановление АС Московского округа от 11.09.2015 по делу № А40-49220/14).

Из ранее сложившейся судебной практики можно даже привести примеры определения итогового размера заявленных сумм компенсаций: из заявленной суммы в 1 млн руб. — только 10 000 руб. (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.07.2011 по делу № А31-6686/2010), из 5 млн руб. — 650 000 руб. (постановление ФАС Дальневосточного округа от 12.01.2011 № Ф03-9348/2010), из 500 000 руб. — 200 000 руб. (постановление АС Поволжского округа от 09.09.2014 по делу № А12-31385/2012).

Однако моральный вред — это всегда нравственные и физические страдания, которые юридическое лицо в силу своей сущности как фикции претерпевать не может. Поэтому законодатель и установил в ГК РФ, что юрлицо не вправе рассчитывать на присуждение указанной компенсации, но вправе требовать возмещения убытков. Такой подход в закреплен в Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16.03.2016. И сейчас требования о взыскании в пользу компании компенсации причиненного репутационного вреда суды отклоняют со ссылкой на то, что законом подобная возможность не предусмотрена (постановление АС Дальневосточного округа от 11.04.2016 № Ф03-1091/2016), а требований о возмещении убытков в порядке ст. 15 ГК РФ истец не заявлял (постановления АС Северо-Кавказского округа от 01.04.2016 по делу № А63-5134/2015, Уральского округа от 24.03.2016 № Ф09-1048/16 и др.).

1 В редакции Федерального закона от 05.10.2015 № 275-ФЗ.