1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 64

Покупатели испаряются

Вот пара последних исследований. По данным ВЦИОМ 72% россиян считают нынешнее время неблагоприятным для крупных покупок (в январе так считали 64% населения). А аналитики компании Initiative, чье исследование цитирует «Коммерсант», говорят, что потребители нынче экономят в основном на продуктах питания, косметике, парфюмерии, бытовой химии, лекарствах и продуктах личной гигиены.

То есть – не покупают люди товары ни длительного, ни коротенького пользования. Берут почти по-прежнему только смартфоны и оплачивают интернет – чтобы, наверное, не терять возможность обсуждать с друзьями тяжелые времена.

Пока не оправдываются расчеты на то, что девальвация и запреты на ввоз некоторых товаров стимулируют собственное производство. Те же сельчане показывают прибыль, если считать в девальвированных рублях. Они все последние годы умудряются наращивать экспорт за доллары, причем не только пшеницы, но и других культур.

«Впервые за долгий период наблюдений одновременно ухудшились сразу все показатели, сигнализирующие о росте фактора, который Дж. Кейнс назвал "предпочтение ликвидности". Россияне все больше предпочитают "оставаться в деньгах", тратя их только по самой крайней необходимости. В свою очередь это ведет к сжатию платежеспособного спроса и замедлению скорости оборота денег в экономике. "Предпочтение ликвидности" - выраженный про-дефляционный фактор, сигнализирующий о том, что в экономике начинают формироваться дефляционные риски», - считает эксперт ВЦИОМ Олег Чернозуб.

Это очевидный вывод – прямо по учебнику. Дефляция – это страшно, она может вести к закрытию производств, росту безработицы и т.д. Однако глава ЦБ Эльвира Набиуллина по-прежнему боится роста инфляции и не идет на снижение ключевой ставки (хотя глава Сбербанка Герман Греф сомневается вообще в значении этой ставки для экономики России). Это тоже описано – как стагфляция, рост цен при снижении платежеспособности. И это уже не просто страшно – это катастрофично.

Любой расклад плох для отечественного производителя. При всех недостатках за последние десятилетия в стране было налажено производство практически всех желаемых покупателями товаров – отличных автомобилей, современной бытовой техники, приличной мебели под маркой ИКЕА и даже туалетной бумаги. Россия стала одним из крупнейших экспортеров зерна в мире, хотя много десятилетий жизни в СССР была крупнейшим покупателем хлеба. Все это стало возможно при переходе на модель открытой экономики, когда инвестиции приветствовались. Все реформы велись с расчетом на то, страна у нас большая и имеются десятки миллионов потенциальных покупателей товаров и услуг.

И вдруг эти покупатели стали исчезать, у них не хватает денег на покупки, а главное – у них пропадает, как свидетельствует ВЦИОМ, уверенность в завтрашнем дне. Они пытаются экономить – причем только те, кто не удручен кредитами и думает лишь как сохранить свое жилье и не оказаться на улице вместе с детьми.

Если эта тенденция на сокращение реальных доходов продолжится, то хоть повышай цены на товары, хоть понижай – сбыть их будет все труднее и придется думать о сокращении производства. Уже не главным, а просто единственным покупателем будет оказываться государство, вытряхивая на это деньги из карманов граждан через повышение налогов и сборов – что мы уже и наблюдаем.

Выбор кажется простым. Или уповать исключительно на усиление роли государства как покупателя товаров и услуг у избранных компаний. Или озаботиться повышением платежеспособности граждан. Вот в этом направлении пока никаких действий не заметно. А значит не заметно и перспектив у отечественных производителей. Иностранные-то поставщики уйдут на другие рынки. Нам же отступать некуда.