1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 764

ОСА-2016: между двумя волнами реформы

С принятием 29 июня текущего года Федерального закона № 210-ФЗ у акционерных обществ появилась необходимость удостоверения факта принятия решения общего собрания нотариусом либо регистратором. О том, справилось ли профессиональное сообщество с этими изменениями, успели ли нотариусы и регистраторы подстроиться к нововведениям и что принесет вторая волна поправок, говорили на II Всероссийском форуме по корпоративному законодательству.

Эксперты сошлись во мнении, что в целом все справились. Согласно статистике, которой поделился Максим Гельцман, заместитель генерального директора ЗАО «ВТБ Регистратор», общее собрание акционеров сегодня провели порядка 70 000 АО (всего их около 120 000). При этом половина из них воспользовались услугами регистратора для утверждения результатов в качестве счетной комиссии при принятии решений. Из оставшихся 50% — 15% АО (с единственным участником) воспользовались письмом Банка России (от 25.11.2015 № 06-52/10054 «О некоторых вопросах применения Федерального закона от 29.06.2015 № 210-ФЗ „О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации“». — Прим. ред.) и свое решение оставили без подтверждения, 25% воспользовались услугами нотариуса, а 10% никак не удостоверили свое решение вообще.

Сегодня оборот ждет новую волну предстоящих годовых собраний и вступления в силу с 1 июля 2016 г. второй части поправок.

Что было

Перемены в порядке проведения общих собраний акционеров (далее — ОСА) для акционерных обществ начались еще в январе 2014 г., когда был внедрен электронный документооборот для номинальных держателей и их депонентов, а у обществ, в реестре которых есть номинальные держатели, появилась необходимость направлять им информацию о созыве ОСА и материал для ознакомления посредством электронного документооборота. «Таким образом, депоненты стали получать информацию о собраниях практически в режиме онлайн, — рассказывает Мария Погуляк, начальник управления дополнительных услуг «Регистратор Р.О.С.Т.». — У них отпала необходимость обращаться к эмитенту для ознакомления с этими материалами, ждать их по почте, как это было ранее».

Следующая отправная точка произошла в июле 2014 г., когда у акционерных обществ появилась обязанность доводить до сведения своих акционеров итоги собраний, даже если компании объявляют результаты на собраниях сразу после завершения подсчета голосов. Согласно новой норме до всех акционеров общества необходимо доводить отчет об итогах голосования формой, которой доводится и информация о собрании (как правило, рассылка заказными или простыми письмами). Для депонентов, которые являются номинальными держателями, отправка осуществляется посредством электронного документооборота.

В сентябре 2014 г. общества обязали удостоверять решения общих собраний. Федеральным законом от 05.05.2014 № 99-ФЗ были внесены изменения в ГК РФ, согласно которым появилось деление на публичные и непубличные общества. Если для первых ничего не изменилось, то вторые получили возможность расширения функционала и компетенции общего собрания, органов управления, совета директоров, новые возможности по изменению процедуры, порядка подготовки и проведения общих собраний.

«Многие общества внесли в свои уставы изменения, и теперь годовые общие собрания они проводят не в форме совместного присутствия, а в форме заочного голосования, — поясняет М. Погуляк. — Такие глобальные изменения вносятся в устав 100-процентным голосованием от всех присутствующих акционеров. Для кого это доступно? Как правило, для тех, у кого не очень много акционеров, когда они все “живые”». При этом эксперт уточняет, что по статистике немногие компании поспешили внести такие изменения в устав, поскольку они влекут за собой много последствий для общества (порядок изменения созыва, отказ от ревизионной комиссии, изменения компетенции общего собрания и пр.).

Списки участников

Грядущий год принесет еще большие перемены в жизнь АО. Федеральный закон от 29.06.2015 № 210-ФЗ многое изменил в правилах составления списков участников собраний. Теперь будет существовать только два списка. Первый — список владельцев ценных бумаг, который регистратор должен представить по требованию эмитента в течение 15 рабочих дней. «Хочется обратить ваше внимание на то, каким образом будет собираться список лиц, осуществляющих права по ценным бумагам, — рассказывает эксперт. — Если говорить про клиентов номинальных держателей, то будет внедрен некий частичный каскадный способ, потому что номинальные держатели уже не будут раскрываться для составления этого списка. Для номинальных держателей происходит отправка проекта документа о голосовании, в который они заносят волеизъявления своих депонентов и отправляют регистратору. Эта информация и будет входить в состав конечного списка лиц, которые будут иметь право на участие в собрании. В случае с проведением собрания по форме совместного присутствия этот документ мы (регистратор. — Прим. ред.) получим за два дня до даты проведения собрания».

«Интересно, как они будут отправлять этот бюллетень, — с недоумением прокомментировал этот факт М. Гельцман. — Где они возьмут бланк, как мы удостоверимся, что у них вообще есть это право, как мы за два дня будем обрабатывать все тонны бумаги, пришедшей к нам „Почтой России“?.. Хотя двадцатилетняя практика регистратора на рынке ценных бумаг, конечно, показала, что мы и не такие проблемы решали. Будем искать решение».

Второй список — список лиц, имеющих право на участие в собраниях. Норма эта (ст. 51 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах». — Прим. ред.) не изменилась, и этот документ должен быть составлен не ранее десяти дней с даты принятия решения совета директоров о созыве собрания. «В законе нигде четко не прописана конечная дата составления данного списка, — отмечает М. Погуляк. — Это некая диспозитивная норма, которую мы определяем из порядка отправки сообщений, ознакомления с материалами, которые мы предоставляем своим акционерам, — не позднее 20 дней до даты проведения собрания. С июля 2016 г. список не может быть составлен более чем за 25 дней в случае проведения собрания с обычной повесткой дня, за 35 — при рассмотрении вопроса о реорганизации, 55 — при избрании совета директоров (ранее было 59 и 80 дней соответственно). Таким образом, законодатель идет нам навстречу и сокращает сроки».

Сокращение сроков

Глобальные изменения коснулись порядка уведомлений акционеров. Сроки по направлению сообщений об ОСА для обычной повестки — 20 дней, в случае реорганизации — 30 дней, при переизбрании совета директоров — 50 дней до даты проведения собрания. К тем способам уведомления о собрании и доведения до сведения акционеров материалов к ОСА, которые появились в 2014 г. (публикация в газете и интернете), с июля 2016 г. добавятся возможность отправки сообщений по электронной почте или смс. «Для того чтобы воспользоваться этими способами, необходимо внести изменения в устав, — поясняет М. Погуляк, — и чтобы акционеры вносили корректные данные в реестр. В крупных компаниях эта проблема стоит очень остро — у многих акционеров устаревшие данные».

Кроме того, М. Гельцман обратил внимание на то, что в законе написано, что АО при этом должно хранить подтверждения отправки таких документов: «Как вы это будете делать? Здесь включается возможность привлечения регистраторов как большой сервисной компании. Я уверен, что нотариусы тоже будут удостоверять такие факты. Мы призываем вас попробовать эти способы уведомлений уже сейчас — это не запрещено законом. Посмотрите, какой будет обратная реакция. Сделайте оценку, что для вас удобнее. Поверьте, это дешевле почтовых отправлений».

Сократится и время созыва собрания по требованию акционеров — теперь это 40 дней с поступления требования (вместо 50), а если речь идет о переизбрании совета директоров — 75, когда переизбирается генеральный директор — 70 дней.

Новые технологии участия в ОСА

Помимо собраний в форме личного присутствия и в форме заочного голосования в 2016 г. появятся два новых варианта. E-proxy voting — голосование в электронном виде с использованием услуг депозитария — схема, с успехом внедренная еще в августе 2014 г., но в формате Excel. Теперь будут внедрены форматы ISO (депоненты направляют волеизъявление своему номинальному держателю, который передает его регистратору).

E-voting — это личное голосование в электронном виде через ресурс на сайте в интернете. «Этот формат очень удобен: акционер может принять участие практически в режиме онлайн. Электронную форму он может заполнить как до проведения собрания, так и во время голосования из своего личного кабинета, и даже сможет, если общество это предусмотрит в своем уставе, посмотреть онлайн-трансляцию общего собрания акционеров. Мы давно к этому шли. Теперь будем внедрять», — с воодушевлением делится М. Погуляк.

Роль нотариусов в ОСА

Когда в ГК РФ появилась ст. 67.1, многие стали обвинять нотариусов в лоббировании своих интересов — настолько неожиданным стало для многих появление пунктов о необходимости нотариального удостоверения решений и состава участников общего собрания. Александра Игнатенко, нотариус г. Москвы, член Комиссии Федеральной нотариальной палаты по законодательной и методической работе, поспешила всех заверить, что появление этой нормы стало неожиданностью и для самих нотариусов. Законодательство о нотариате не было приведено в соответствие с нормами материального права.

«Тогда стало понятно, что потребуется правовое регулирование действий нотариуса, — пояснила А. Игнатенко. — В наши Основы (Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, утв. ВС РФ 11.02.93 № 4462-1. — Прим. ред.) была внесена ст. 103.10 „Удостоверение решения органа управления юридического лица“, которая дает нотариусу право не только удостоверять общие решения и состав участников, присутствующих при их принятии, как непубличных обществ, так и обществ с ограниченной ответственностью, но и право удостоверять решения общих собраний иных юридических лиц и органов юридического лица». С начала действия ст. 67.1 ГК РФ нотариат уже удостоверил 11 000 таких решений.

В соответствии с законом нотариус удостоверяет два юридически значимых факта: первый — что решение принято, второй — состав лиц, присутствующих при этом. Законодательством нотариусам, в отличие от регистраторов, не предоставлено права выполнять функции счетной комиссии. Он присутствует на мероприятии, фиксирует для себя момент оглашения и выдает свидетельство. «Если вам необходима на подготовленном протоколе какая-то отметка нотариуса, то он может сделать запись о принятом решении и составе участников, — поясняет эксперт. — Свидетельство же является самостоятельным документом и выдается для общества. Составляется в двух экземплярах, один из которых остается в архиве у нотариуса. Если общество теряет свой экземпляр, то в любое время можно получить дубликат. Но помните, что если вам необходимо представить этот документ какому-то третьему лицу, то вы не должны отдавать оригинал. Сделайте копию».

Нотариусы отмечают, что в этом году к ним обращалось много непубличных акционерных обществ, мотивируя это тем, что в нотариате удостоверение происходило и быстрее, и дешевле. Но не стоит надеяться, что нотариус менее внимательно относится к законности ваших действий. Да, он не вмешивается в проверку правильности созыва собрания — это компетенция самого общества. Но для него важно понимать, имеет ли право заявитель созывать такое собрание. Будьте готовы представить ему документы, подтверждающие ваши полномочия: паспорт, документы, подтверждающие, что вы избраны должным образом, устав, чтобы понять, к компетенции какого органа относится тот или иной вопрос, каким должен быть кворум, чтобы решение считалось принятым, список лиц, имеющих право на участие в собрании. Кроме того, нотариус будет интересоваться наличием у общества какого-либо внутреннего документа, внутреннего регламента, который бы устанавливал порядок общего собрания и голосования.

Нотариус имеет право отказать в удостоверении принятых решений в том случае, когда принятое решение очевидно ничтожно для нотариуса (ст. 181.5 ГК РФ):

Cтатья 181.5

Ничтожность решения собрания

Если иное не предусмотрено законом, решение собрания ничтожно в случае, если оно:

1) принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества;

2) принято при отсутствии необходимого кворума;

3) принято по вопросу, не относящемуся к компетенции собрания;

4) противоречит основам правопорядка или нравственности.

«Основы о нотариате содержат положение, в котором сказано, что нотариус отказывает в выдаче соответствующего свидетельства в момент, когда это свидетельство должно быть выдано, — делится А. Игнатенко. — Надеемся, что эта норма поменяется с 1 января 2016 г., потому что ничтожность решения может быть очевидна для нотариуса уже в момент, когда к нему обращаются для приглашения на собрание (например, вопрос не относится к компетенции того органа, подтвердить решение которого его зовут). Зачем ждать момента, когда это свидетельство должно быть выдано?»

Интересно, что в нотариате сложилась практика проведения общих собраний немногочисленных АО и ООО прямо в нотариальной конторе. Это достаточно удобно. «В этом случае важно уведомлять участников общества о точном адресе проведения собрания, — советует эксперт. — Нотариус подскажет, как все технически ускорить. На данный момент сложностей в этом нет, особенно если нотариальная контора располагается в деловом центре».

Электронное голосование

Законодательство об АО идет по пути сокращения сроков и ускорения способов получения информации. Концепция электронного голосования как нельзя лучше вписывается в нее: волеизъявление акционера будет учтено практически мгновенно. В междепозитарных договорах прописана задержка максимум в сутки. Тем не менее эксперты называют существующий ныне порядок псевдоэлектронным голосованием.

Передача информации построена по принципу каскада. Эмитент представляет регистратору в электронном виде или на бумаге бюллетень, где его переводят в специальный электронный вид. «Регистратор направляет информацию исключительно в электронном формате тем депозитариям, которые указаны в реестре, и направляет своим депонентам, являющимся номинальными держателями акций, а те доводят ее до своих акционеров привычным им способом, который прописан в договоре между депозитарием и акционером, — поясняет М. Гельцман. — Здесь и возникает „псевдоэлектронное“ голосование. Я как акционер не могу добиться от своего депозитария того, чтобы я подавал инструкцию и получал бюллетени удобным мне способом — в моем личном кабинете, как мы привыкли работать с банками. Таким образом, электронное взаимодействие осуществляется преимущественно между профессиональными участниками и недоступно конечным акционерам».

Если акционер желает получать информацию и подавать свое волеизъявление электронно, он может потребовать у своего депозитария предоставить ему такую возможность. Предъявить такие требования к эмитенту или к регистратору невозможно, поскольку у них нет никаких договорных отношений с конечным акционером. Нет их и между владельцем акций и эмитентом за исключением акционерного соглашения.

Когда акционер передает депозитарию свое волеизъявление, оно по обратному каскаду возвращается регистратору, регистратор выполняет функцию счетной комиссии (или не выполняет, если привлечен нотариус), передает эмитенту сформированный протокол счетной комиссии, где учтены все бюллетени. «Законодатель не регулирует, в каком виде это должно быть сделано, — делится М. Гельцман. — На практике мы чаще всего распечатываем их и передаем на бумаге, ставим свои подписи, говорим, что мы проверили электронную подпись депозитария, удостоверились в том, что он имел право участвовать в этом голосовании, и передаем электронный носитель с пришедшим к нам документом, содержащим электронную подпись». При этом лучше использовать квалифицированную электронную подпись, которую проще проверить и которую законодатель возводит в один ранг с подписью, поставленной собственноручно. Для других подписей нужны дополнительные соглашения.

Регистратор обращает внимание на то, что с 1 июля 2016 г., если в вашем реестре есть хоть один номинальный держатель, то эмитент обязан обеспечить возможность электронного голосования для депонентов такого депозитария. «Как это делать с учетом отсутствия единого формата и неготовности рынка — большой вопрос. Нужно работать с вашим регистратором», — считает Гельцман.

Гармонизация во вред

Сразу после принятия Федерального закона от 29.06.2015 № 210-ФЗ законодатель взялся за подготовку нового законопроекта о гармонизации законодательства, который предназначен привести в соответствие с ГК РФ некоторые законодательные акты, в том числе предполагаются большие изменения в закон об АО. В частности, предполагается, что заочные бюллетени должны будут удостоверяться нотариально.

«К сожалению, Минэкономразвития может погубить нововведение о заочном голосовании, протолкнув закон о гармонизации, если в нем останется решение о том, что бюллетени для заочного голосования должны быть в обязательном порядке заверены нотариально, в том числе и те, которые идут через номинального держателя», — считает М. Гельцман. И его коллега из «Р.О.С.Т.» Погуляк соглашается с ним: «Заочное голосование — камень преткновения, который вызывает большие сложности как у регистраторов, так и у компаний. Я считаю, что такие нововведения — это ущемление прав акционеров. Сколько акционер должен заплатить денег, чтобы пойти удостоверить свой бюллетень? Ему будет дорого и невыгодно участвовать в жизни общества».

А. Игнатенко поспешила возразить: «Я призываю все-таки не употреблять слово „дорого“. Время, неудобство — да. Свидетельствование подлинности подписи — одно из наиболее дешевых нотариальных действий».

«Смотря с чем сравнивать, — не согласился в свою очередь М. Гельцман. — Заказное письмо по России стоит максимум 50 руб., а можно отправить и простым. Вопрос времени для пожилых людей, возможно, остро не стоит, для них важнее деньги. Если они потратят на письмо 50 руб., на удостоверение подписи — 100, а размер дивидендов составит 200 руб., то они еще подумают. То, что мы движемся к международному финансовому центру, — это хорошо, но мы должны это делать так, чтобы это было не обременительно, чтобы это никак не отягощало акционеров».

А. Игнатенко также отметила: «Я слышала много разных законодательных инициатив, но, к сожалению, ни одна из них бизнес не устроит. И нужно не закон об АО переделывать, а ГК и его ст. 67.1 гармонизировать с законом об АО. Если бы в ст. 67.1 прозвучало не „состав участников, присутствующих“, а „состав участников, участвовавших в голосовании“, проблемы бы не было».

К сведению

С 1 января 2016 г. заработает норма, согласно которой ООО лишатся альтернативного способа удостоверения принимаемых решений общими собраниями и состава присутствующих при этом участников в случаях, когда речь идет об увеличении уставного капитала ООО. Теперь для таких решений обязательна нотариальная форма удостоверения (Федеральный закон от 30.03.2015 № 67-ФЗ).