Оспаривание сделок с предпочтением при банкротстве кредитных организаций: важные нюансы

| статьи | печать

Банк России все чаще сообщает об отзыве лицензий и назначении временной администрации неплатежеспособным кредитным организациям. Банкротство последних затрагивает практически всех участников гражданского оборота, которые так или иначе вынуждены большую часть своих средств держать на счетах в банках. Одной из проблемных категорий обособленных споров при несостоятельности банков является оспаривание так называемых сделок с предпочтением.

В соответствии со ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

Для оспаривания сделок кредитных организаций действуют другие сроки и критерии

Необходимо отметить, что с 23 декабря 2014 г. утратил силу Федеральный закон от 25.02.99 № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», а нормы, регулирующие банкротство соответствующей категории юридических лиц, были включены в Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), который фактически стал единым нормативным актом, регулирующим несостоятельность всех хозяйствующих субъектов (см. Федеральный закон от 22.12.2014 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»).

Столь масштабные, на первый взгляд, изменения, однако, не внесли значительных корректировок в существовавшее ранее регулирование оспаривания сделок с предпочтением. Лица, которым это право предоставлено1, вправе обратиться в суд, рассматривающий дело о банкротстве, с соответствующим заявлением по общим правилам для всех категорий юридических лиц, предусмотренным ст. 61.3 Закона о банкротстве, с определенными особенностями.

Для кредитных организаций особенностью, в частнос­ти, является то, что срок совершения сделки, которую планируется оспаривать, начинает течь не за шесть месяцев до даты принятия к производству суда заявления о признании должника банкротом, а за шесть месяцев до назначения временной администрации (п. 2, 3 ст. 61.3, п. 1 ст. 189.40, п. 7 ст. 61.9 Закона о банкротстве). Так, ВС РФ в одном из дел сформулировал такой вывод: срок давнос­ти при оспаривании сделок кредитных организаций начинает течь с момента назначения временной администрации, а не с момента введения процедуры конкурсного производства (Определение ВС РФ от 24.09.2014 по делу № 305-ЭС14-1204, № А40-5421/2011).

Связано это с тем, что еще до открытия конкурсного производства временной администрации предоставлено право оспаривать сделки несостоя­тельной кредитной организации (п. 1 ст. 189.40 Закона о банкротстве). А согласно сложившемуся в судебной практике подходу применительно к общим правилам банкротства юридических лиц срок исковой давности начинает течь с момента, когда первое уполномоченное на предъявление иска лицо узнало или должно было узнать о наличии оснований для признания сделки недействительной (п. 32 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“», далее — постановление Пленума ВАС РФ № 63).

Статья 61.3 Закона о банкротстве (с описанными выше особенностями для кредитных организаций в отношении начала течения сроков совершения сделок, которые подлежат оспариванию как сделки с предпочтением по п. 1 ст. 189.40, п. 7 ст. 61.9 Закона о банкротстве) различным образом определяет объем и содержание бремени доказывания — в зависимости от срока совершения сделки:

  • если оспариваемая сделка совершена в течение одного месяца до назначения временной администрации и после наступления этого события, то оспаривающее сделку лицо должно доказать только факт оказания предпочтения одному кредитору перед другими при совершении сделки («льготный период» оспаривания сделок с предпочтением);
  • если сделка совершена в период от одного до шести месяцев до назначения временной администрации кредитной организации, то, помимо прочего, необходимо доказать факт осведомленности кредитора или бенефициара по сделке о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, свидетельствующих об этом (недобросовестность клиента банка) (см. также п. 35.2 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», далее — постановление Пленума ВАС РФ № 35).

Нашла законодательное закрепление и норма, ранее существовавшая только в виде правовых позиций, выработанных ВАС РФ и ВС РФ об установлении критериев, при которых сделка не относится к обычной хозяйственной деятельности.

По общему правилу, к числу операций, выполняемых кредитными организациями в процессе обычной хозяйственной деятельности, относятся переводы денежных средств по поручениям клиентов (ст. 1, 5 Федерального закона от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», Определение ВС РФ от 24.09.2014 по делу № 305-ЭС14-1204, А40-5421/201124, постановление АС Московского округа от 19.03.2015 по делу № А41-22328/13). Ранее аналогичные критерии, при которых сделка не могла считаться совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, были закреплены в п. 35.3 постановления Пленума ВАС РФ № 63).

В соответствии с нововведениями это правило не действует, если:

  • платеж произведен с нарушением очередности из-за недостатка денежных средств на корреспондентском счете;
  • клиент аффилирован с кредитной организацией;
  • назначение или размер платежа существенно отличается от предшествующих платежей в отношении клиента банка и превышает 1 млн руб. (п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве).

В отличие от иных юридических лиц, по умолчанию сделка кредитной организации по перечислению денежных средств считается совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, если не доказано иное, что на практике существенно осложняет оспаривание сделок, совершенных в «льготный период».

Особенности доказывания критерия обычной хозяйственной деятельности

Особенностью оспаривания сделок кредитных организаций с предпочтением, закреп­ленной на законодательном уровне с 23 декабря 2014 г., является возложение бремени доказывания выхода за пределы обычной хозяйственной деятельности на оспаривающее сделку лицо (п. 4 ст. 189.40 Закона о банкротстве, п. 35.3 постановления Пленума ВАС РФ № 35). При банкротстве иных юридических лиц бремя доказывания данного обстоятельства возлагается на другую сторону сделки (п. 14 постановления Пленума ВАС РФ № 35).

С одной стороны, такое регулирование направлено на защиту интересов добросовестных клиентов банка, которые не могут предвидеть отзыв у банка лицензии. Вместе с тем указанные нормы могут широко использоваться недобросовестными лицами. Зачас­тую признаки заинтересованности или осуществления косвенного контроля над кредитной организацией доказать практически невозможно, поскольку суды склонны применять повышенные стандарты доказывания недействительности сделок кредитных организаций, подпадающих под критерии сделок с предпочтением.

Вышеназванную проблему можно проиллюстрировать на примере одного из обособ­ленных споров в деле о банкротстве одного банка (постановление ФАС Московского округа от 09.12.2013 по делу № А40-77625/2012), когда рассматривалось заявление об оспаривании сделки по перечислению со счета клиента менее чем за месяц до отзыва лицензии у банка суммы в размере более 23 млн руб. Арбитражный суд Московского округа указал, что, не являясь индивидуальным предпринимателем, а потому не осуществляя деятельность на свой риск, клиент мог не обладать информацией, касающейся платежеспособности банка. Иными словами, суд встал на сторону гражданина, поскольку бремя доказывания выхода за пределы обычной хозяйственной деятельности не было выполнено конкурсным управляющим. При банкротстве организации, которая не является кредитной, самого факта оказания предпочтения одному кредитору перед иными кредиторами было бы достаточно для признания сделки недействительной в «льготный период».

В упомянутом деле клиент — юридическое лицо менее чем за месяц до назначения временной администрации поручил банку перечислить денежные средства в размере более 150 млн руб., находившиеся на его счете, в другой банк. Суды установили, что заместитель председателя правления банка являлся аффилированным с клиентом лицом, сделка в отношении которого оспаривалась. И только после повторного рассмотрения дела судами трех инстанций и передачи спора Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ в вопросе о том, повлекла ли сделка оказание предпочтения одному из кредиторов, была поставлена точка, и сделка была признана недействительной (Определение ВС РФ от 27.05.2015 по делу № 305-ЭС14-1353, А40-77625/2012). Оспаривание сделок, совершенных юридическими лицами менее чем за месяц до принятия к производству заявления о признании должника банкротом, как правило, не вызывает сложных коллизий на практике. Как видно, иная ситуация в делах о несостоятельности кредитных организаций.

Таким образом, в отличие от иных юридических лиц, перечисление денежных средств для банка носит характер обычной хозяйственной деятельности. Поэтому оспаривание сделок банка даже в «льготный период» осложняется необходимостью доказывания дополнительного критерия — недобросовестности.

Проблема определения балансовой стоимости активов

Другой «ахиллесовой пятой» процесса оспаривания сделок кредитных организаций с предпочтением является определение балансовой стоимости активов. Помимо характера обычной хозяйственной деятельности для отказа суда в признании сделки недействительной по ст. 61.3 Закона о банкротстве должно быть установлено, что цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает 1% стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве).

Это ограничение, согласно п. 6 ст. 189.40 Закона о банкротстве, не применяется только при оспаривании платежей, направленных на исполнение денежных обязательств банков по заключенным с другими кредитными организациями кредитным договорам, договорам банковского счета либо договорам вклада (депозита).

Как и у иных юридических лиц, в деле о банкротстве кредитной организации бремя доказывания превышения цены сделки на 1% стоимости активов возлагается на оспаривающего (п. 14 постановления Пленума ВАС РФ № 63). Однако сложность заключается в том, что в большинстве случаев отзыву лицензии и возбуждению дела о банкротстве банка предшествует сдача банком недостоверной отчетности, завышение показателей баланса в течение длительного времени либо вообще отсутствие отчетности банка у контролирующих органов. На практике это часто приводит к невозможности доказать превышение суммы сделки над указанным пороговым значением и, как следствие, к отказу в признании такой сделки недействительной.

Показательным примером является все тот же спор в рамках дела о банкротстве банка, о котором уже говорилось выше (Определение ВС РФ от 11.02.2015 № 305-ЭС14-1353 по делу № А40-77625/2012). Ключевым при оспаривании сделки по перечислению со счета клиента суммы в размере 140 млн руб. являлся вопрос о том, какой процент от балансовой стои­мости активов банка составляет цена сделки. Поскольку денежные средства были перечислены 3 мая 2012 г., необходимо было выяснить балансовую стоимость активов согласно отчетности на I квартал 2012 г. Судами было установлено, что по состоянию на 1 января 2011 г. (исходя из последней бухгалтерской отчетности, размещенной на официальном сайте регулятора) стоимость активов должника составляла 4,45 млрд руб. По состоя­нию же на 16 мая 2012 г. (согласно данным временной администрации) размер активов снизился до 1,48 млрд руб. Тем самым между периодами отчетности банка имел мес­то существенный разрыв. Суды первой и апелляционной инстанций при признании сделки недействительной исходили из данных бухгалтерского баланса должника по состоянию на II квартал 2012 г., подготовленного временной администрацией. Однако ВС РФ признал, что сумму спорной операции следует сопоставлять с размером активов должника, определенным по данным его бухгалтерской отчетности на последнюю отчетную дату перед совершением платежа, а не после его совершения. В отсутствие доказанности этого обстоятельства, с учетом возложения бремени доказывания на оспаривающее сделку лицо считается, что порог в 1% не превышен. Таким образом, доказать соотношение цены сделки со стоимостью активов далеко не всегда возможно, и в данном случае бремя доказывания не всегда выполнимо.

Еще одной особенностью оспаривания сделок с предпочтением является то, что критерий обычной хозяйственной деятельности и соотношение сделки с балансовой стоимостью активов банка рассматриваются судами в неразрывной связи друг с другом. В частности, если доказано, что цена сделки превышает 1% балансовой стоимости активов банка, то сделка признается недействительной безотносительно ее характера как обычной хозяйственной деятельности. Такой вывод ВС РФ сделал в обособленном споре в деле о банкротстве другого банка (Определение ВС РФ от 10.03.2015 № 305-ЭС14-4539 по делу № А40-74090/2012).

С этим нельзя не согласиться, поскольку существенное превышение суммы сделки над стоимостью активов при совершении платежа клиента не характерно для банковской деятельности и вряд ли может признаваться его обычной деятельностью.

Приведенные законодательные нововведения и правовые позиции судебной практики в целом направлены на защиту добросовестных клиентов несостоятельных банков. Для исключения будущих рисков оспаривания сделок, при совершении крупных перечислений со счетов в банке клиенту желательно иметь на руках документы, которые бы наглядно продемонстрировали суду, что сделка по перечислению денежных средств является аналогичной как по сумме, так и по назначению платежа иным сделкам такого клиента. Это могут быть документы о движении денежных средств по счетам в этой или других кредитных организациях, долгосрочные контракты на сравнимую с оспариваемой сделкой сумму, перечисления по которым проводились через несостоя­тельный банк, и т. д. Кроме того, клиенту банка важно не иметь прямых и косвенных связей с менеджментом кредитной организации, которые позволят суду сделать вывод об осведомленности клиента о нестабильном финансовом положении кредитной организации.

Конечно, подготовиться к ситуации несостоятельности и оспариванию сделок банка может клиент, но вряд ли это под силу кредиторам, временной администрации или конкурсному управляющему несостоятельной кредитной организации. Поэтому последним остается исходить из данных, имеющихся к моменту отзыва лицензии у банка.

1. Такими лицами являются: конкурсный управляющий, руководитель временной администрации кредитной организации, а также конкурсный кредитор или уполномоченный орган, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более 10% общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц (см. п. 1 и 2 ст. 61.9, п. 1 ст. 189.40, п. 1 ст. 189.90, п. 1 ст. 189.82 Закона о банкротстве).

К сведению

Процедура банкротства кредитной организации имеет свои особенности

Общие положения о несостоятельности юридических лиц распространяются в том числе на отношения по банкротству кредитных организаций (ст. 168 Закона о банкротстве). Но банкротство последних обладает особенностями, предусмотренными параграфом 4 главы IX Закона о банкротстве, положения которого имеют приоритет перед общими нормами.

Например, обычное юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены (п. 2 ст. 3 Закона о банкротстве). В отличие от обычной компании, кредитная организация считается неспособной удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязанности не исполнены ею в течение 14 дней после наступления даты их исполнения или стоимость имущества (активов) кредитной организации недостаточна для исполнения ее обязательств перед кредиторами или обязанности по уплате обязательных платежей . При этом под обязанностью кредитной организации по уплате обязательных платежей понимается не только ее обязанность как налогоплательщика по уплате обязательных платежей в соответствующие бюджеты, но и обязанность по исполнению поручений (распоряжений) о перечислении со счетов своих клиентов обязательных платежей в соответствующие бюджеты (ст. 189.8 Закона о банкротстве). Есть отличия и в составе процедур: при рассмотрении дела о банкротстве кредитной организации отсутствуют стадии наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и мирового соглашения — применяется только конкурсное производство (ст. 189.13 Закона о банкротстве).

День
Неделя
Месяц