АО и ООО ждут большие перемены

| статьи | печать

После вступления в силу 1 сентября 2014 г. корпоративного блока поправок в Гражданский кодекс РФ задача приведения законодательства об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью в соответствие с новой редакцией главы 4 ГК РФ стала без преувеличения сверхважной. Доработанную версию законопроекта ждали еще к октябрю. Но на сайте www.regulation.gov.ru текст появился лишь за несколько часов до наступления Нового 2015 года.

Федеральный закон от 05.05.2014 № 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» (далее — Закон № 99-ФЗ) внес значительные поправки в ГК РФ, которые существенно изменили регулирование деятельности хозяйственных обществ. Практически сразу ярко проявили себя проблемы, о которых говорили еще на стадии обсуждения революционных поправок.

Во-первых, положения ряда законов требуют синхронизации с ГК РФ, так как сейчас они ему противоречат. Прежде всего речь идет о Федеральном законе от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) и Федеральном законе от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО).

Во-вторых, нормы ГК РФ требуют уточнения в специальных законах. Сейчас они сформулированы в общем виде и компании не могут воспользоваться новыми возможностями на практике, а также быть уверенными в правильности толкования общих норм. Конечно, по наиболее значимым вопросам стали появляться разъяснения регуляторов и других организаций (в том числе благодаря направляемым в их адрес запросам). Например, свои комментарии о признаках публичных и непубличных АО, а также об обязанности раскрывать информацию дал Банк России (см. информационное письмо от 01.12.2014 № 06-52/9527 «О применении законодательства Российской Федерации в связи с вступлением в силу новой редакции Гражданского кодекса Российской Федерации»), а рекомендации по нотариальному удостоверению решений собраний сформулированы в специальном пособии Федеральной нотариальной палаты (подробнее об этом см. статью «Нотариальное удостоверение решений: пошаговая инструкция для корпораций»). Такие разъяснения, хотя и играют важную роль в адаптации участников гражданских отношений к новым нормам, все же не могут и не должны являться заменой законодательного регулирования.

Краткая предыстория

На портале www.regulation.gov.ru 31 декабря 2014 г. по­­явился проект федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части приведения в соответствие с новой редакцией главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации)». Публичное обсуждение до­кумен­та продлится до 30 января 2015 г. (ID законопроекта: 00/03-17018/07-14/12-13-4).

Этот до­кумен­т, по сути, является доработанной версией другого законопроекта — о внесении изменений в Закон об АО. Ранее на едином портале размещались самостоятельные проекты о внесении изменений в Закон об АО и Закон об ООО (01.08.2014 и 01.09.2014 соответственно). Представленная сейчас версия законопроекта в одном до­кумен­те объединяет поправки в оба названных закона, а также предлагает изменения в Федеральный закон от 08.08.2011 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о госрегистрации) и в Федеральный закон от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных ­бумаг».

Проект весьма объемный (102 страницы), поэтому остановимся точечно на некоторых моментах. Среди ожидаемых и важных вопросов можно выделить уточнение положений ГК РФ о публичных и непубличных АО, о назначении нескольких директоров в обществе и об акционерных соглашениях (соглашениях участников).

Публичные и непубличные АО: еще не все разрешено

Статья «Открытые и закрытые общества» (ст. 7 Закона об АО) переименована в «Пуб­личные и непубличные общества» и представлена в новой редакции. Вопреки ожиданиям, в ней не уточнен значимый нюанс о разграничении публичных и непуб­личных АО и пока не разрешена существующая дискуссия о том, признавать ли АО публичным, если оно обладало признаками публичнос­ти когда-то в прошлом, а не на момент вступления в силу Закона № 99-ФЗ. Речь идет о признаке публичного обращения акций (ценных бумаг, конвертируемых в акции). К сожалению, ст. 7 Закона об АО в предлагаемой проектом редакции лишь дублирует положения ст. 66.3 ГК РФ и не вносит никакой ясности в этом вопросе. Не предложено решение и в других статьях проекта, в том числе в переходных положениях ­закона.

Корпоративные договоры получат подробное регулирование

В отличие от упомянутой выше ст. 7 Закона об АО, акционерные соглашения и соглашения участников предлагается урегулировать статьями внушительного объема, значительно дополняющими общие нормы кодекса (ст. 32.1 Закона об АО, ст. 8.1 Закона об ООО).

Действующая редакция Закона об АО запрещает заключать соглашение, предметом которого являются обязательства его стороны голосовать согласно указаниям органов управления общества, в отношении акций которого оно заключено (п. 2 ст. 32.1 Закона об АО, п. 2 ст. 67.2 ГК РФ). Однако в законопроекте такого запрета нет. Более того, преду­­смотрено, что соглашение может предусмат­ривать условие о голосовании на общем собрании определенным образом, в частности, согласовывать свое голосование с другими лицами, голосовать по указанию других лиц (п. 1 ст. 32.1 Закона об АО, п. 1 ст. 8.1 Закона об ООО в редакции проекта). Это предлагаемое нововведение вызывает вопросы. Кого следует понимать под «другими лицами»? Ведь если толковать эту норму расширительно, к ним можно отнес­­ти и представителей органов управления общества — для сторон акционерного соглашения они также являются такими «другими лицами». Но в таком случае это положение будет противоречить действующему п. 2 ст. 67.2 ГК РФ, в котором прямо указано, что корпоративный договор не может обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, а такие условия ничтожны.

Конкретизируется, что акционерное соглашение может предусматривать права и обязанности акционера в отношении как всех, так и части принадлежащих ему акций (п. 3 ст. 32. 1 Закона об АО в редакции проекта). Также уточнено последствие нарушения формы заключения соглашения (требуется письменная форма, единый до­кумен­т, подписанный всеми сторонами) — оно является ничтожным (п. 4 ст. 32.1 Закона об АО в редакции проекта).

Более подробно по сравнению с ГК РФ определены правила правопреемства по соглашению. Так, отчуждение акций стороной соглашения не влечет автоматического перехода к приобретателю акций прав и обязанностей стороны. Также это не является основанием для прекращения корпоративного догово­­ра в отношении других его сторон, однако соглашением можно предусмотреть иное. И наоборот, при универсальном правопреемстве (наследовании или реорганизации общества) права и обязаннос­­ти стороны соглашения переходят к правопреемнику, если иное не предусмотрено договором (п. 5 ст. 32.1 Закона об АО в редакции проекта). Урегулирован и вопрос об уступке прав по соглашению: по общему правилу, если не предусмот­­рено иное, необходимо согласие других сторон. При этом уступка, совершенная без согласия, является ничтожной (абз. 2 п. 5 ст. 32.1 Закона об АО в редакции проекта). Законопроект также уточняет преду­смотренное ст. 67.2 ГК РФ обязательство акционеров по уведомлению общества о факте заключения или прекращения соглашения, устанавливая срок его исполнения. Он составляет пять дней (п. 8 ст. 32.1 Закона об АО в редакции проекта).

Закон об ООО в редакции проекта содержит аналогичные приведенным в примерах правила о соглашениях участников (ст. 8.1 Закона об ООО в редакции проекта).

Сведения о полномочиях нескольких директоров надо будет вносить в ­ЕГРЮЛ

Законопроект содержит подробные положения, регламентирующие совершенно новое для российского права и бизнеса явление — деятельность нескольких единоличных исполнительных органов общества (далее — директора, ЕИО). Предлагаются две конструкции их функционирования: совместная и независимая. При первой форме управления все директора осуществляют полномочия совместно, если уставом не предусмотрено, что все или некоторые полномочия осуществляются совместно лишь несколькими из них. Вторая форма предполагает две разновидности: либо каждый из директоров самостоятельно и в полном объеме исполняет полномочия по всем вопросам компетенции ЕИО, либо каждому из директоров предоставлен свой круг полномочий, определяемый уставом (п. 2 ст. 69 Закона об АО, п. 2, 3 ст. 40 Закона об ООО в редакции проекта).

Сведения о том, какая форма управления выбрана, должны будут вноситься в ­ЕГРЮЛ. Причем если в обществе назначаются несколько директоров, необходимо будет внести в реестр сведения об ­­объеме и порядке осуществления полномочий каждого из них, а также полномочий, которые осуществляются директором совместно с другими органами (п. 6 ст. 69 Закона об АО, п. 6 ст. 40 Закона об ООО, подп. «л» п. 1 ст. 5 Закона о госрегистрации в редакции проекта).

День
Неделя
Месяц