1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1979

Суды решили так (ЕСХН) («Малая бухгалтерия», № 01, 2014 г.)

Расходы, понесенные членом простого товарищества в рамках договора о совместной деятельности, не уменьшают налоговую базу по сельхозналогу

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.12.2013 по делу № А05-626/2013)

Налоговики провели выездную проверку рыболовецкого колхоза — члена простого товарищества и плательщика сельхозналога. В ходе контрольных мероприятий инспекторы пришли к выводу, что колхоз неправомерно завысил расходы по ЕСХН на сумму сбора, уплаченного за пользование объектами водных биологических ресурсов. Доначислений избежать не удалось. Налогоплательщик с фискальным решением не согласился и обратился в суд. Арбитры всех инстанций приняли сторону ревизоров.

Судьи установили, что целью создания простого товарищества, членом которого был налогоплательщик, являлась совместная добыча рыбы и ее реализация. Доход от указанной деятельности облагался налогом на прибыль организаций, и понесенные в рамках договора о совместной деятельности расходы также учитывались в расходах при определении налогооблагаемой прибыли.

Особенности определения налоговой базы по доходам, полученным участниками договора простого товарищества, установлены ст. 278 НК РФ. Пунктом 3 данной статьи предусмот­рено, что участник товарищества, осуществляющий учет доходов и расходов этого товарищества для целей налого­обложения, обязан определять нарастающим итогом по результатам каждого отчетного (налогового) периода прибыль каждого участника товарищества пропорционально доле соответствую­щего участника товарищества, установленной соглашениями, в прибыли товарищества, полученной за отчетный (налоговый) период от деятельности всех участников в рамках товарищества.

В силу п. 4 этой же статьи доходы, полученные от участия в товариществе, включаются в состав внереализационных доходов его участников и облагаются в установленном главой 25 НК РФ порядке. Убытки между товарищами не распределяются и при налогообложении ими не учитываются. Следовательно, все расходы, понесенные в рамках реализации до­говора простого товарищества, и доходы, полученные от совместной деятельнос­ти, подлежат самостоятельному учету на отдельном балансе по совместно осуществляемой деятельности.

В рассматриваемой ситуации договором было определено, что каждый из товарищей самостоятельно, за счет собственных средств, без права компенсации обязан оплачивать сборы за пользование объектами водных биологических ресурсов.

Арбитры проанализировали другие условия спорного договора и установили, что им охватывалась вся деятельность колхоза, направленная на вылов водных биологических ресурсов и их последующую реализацию, в целях осуществления которой производилась уплата соответствующего сбора.

Ссылку колхоза на то, что расходы по перечислению сбора за пользование объектами ВБР не относятся к совместной деятельности, суды отклонили. При этом суды исходили из того, что заявителем не предъявлено доказательств, позволяющих сделать вывод о том, что спорные расходы связаны с оплатой сбора за пользование ВБР относительно той деятельности, которая осуществлялась налогоплательщиком самостоятельно, в то время как имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют о том, что деятельность, с которой связана спорная выплата, осуществлялась в рамках договоров простого товарищества.

Таким образом, поскольку расходы налогоплательщика в сумме по уплате сбора за пользование объектами водных биологичес­ких ресурсов непосредственно относились к совместной деятельности, суды сделали вывод о том, что они не могут быть учтены в целях ЕСХН на основании подп. 23 п. 2 ст. 346.5 НК РФ.

Бюджетные субсидии, полученные сельскохозяйственными товаропроизводителями ранее 2012 г., не учитываются в составе доходов для целей ЕСХН

(Постановление ФАС Уральского округа от 13.11.2013 № Ф09-12460/13)

Глава КФХ — плательщик ЕСХН в 2009 г. получил из областного бюджета субсидии на компенсацию части затрат на выполнение аграрных мероприятий (приобретение средств химизации, восстановление плодородия почв земель сельхозназначения), а также компенсацию затрат, направленных на покрытие расходов по животноводству.

В ходе выездной проверки налоговики обнаружили, что фермер не отразил суммы указанных субсидий в составе доходов для целей ЕСХН. Данный факт, по мнению контролеров, привел к занижению налоговой базы. Результатом стали доначисления «недостающего» сельхозналога, соответствующих пеней и штрафа.

Фермер с выводами инспекторов не согласился и обратился с жалобой в областное налоговое управление. Здесь, однако, ему поддержки найти не удалось. Налогоплательщик подал иск в суд.

На этот раз исход оказался благоприятным. Арбитры трех инстанций единодушно признали фискальное решение незаконным и полностью отменили доначисления на следующих основаниях.

Объектом налогообложения ЕСХН признаются доходы, уменьшенные на величину расходов (ст. 346.4 НК РФ). При этом учитываются доходы от реализации, определяемые в соответствии со ст. 249 НК РФ, и внереализационные доходы, определяемые в соответствии со ст. 250 НК РФ. Доходы, поименованные в ст. 251 НК РФ, учету не подлежат (п. 1 ст. 346.5 НК РФ).

В частности, согласно п. 2 ст. 251 НК РФ, в редакции, действовавшей до 1 января 2012 г., в числе доходов не учитывались целевые поступления из бюджета, использованные получателями по назначению.

Бюджетным законодательством предусмотрена возможность предоставления субсидий юридическим лицам (за исключением государственных (муниципальных) учреждений), индивидуальным предпринимателям и физическим лицам — производителям товаров, работ, услуг (ст. 69 БК РФ). Такие субсидии предоставляются на безвозмездной и безвозвратной основе в целях возмещения затрат или недополученных доходов в связи с производством (реализацией) товаров, выполнением работ, оказанием услуг (п. 1 ст. 78 БК РФ).

Арбитры указали, что поскольку спорные субсидии были предоставлены главе КФХ на основании постановления областного правительства, они являлись целевым финансированием (подп. 1 п. 2 ст. 78 БК РФ).

Вместе с тем доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить (ст. 41 НК РФ).

Следовательно, полученные налогоплательщиком в 2009 г. субсидии по своей природе и характеру квалифицирующими признаками дохода не обладали, а значит, отвечали критериям, предусмотренным п. 2 ст. 251 НК РФ, и не должны были учитываться при определении налоговой базы по ЕСХН.