1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Бедные, зато независимые?

Споры об использовании сверхдоходов от высоких цен на энергоносители, в том числе о размере отчислений в Стабилизационный фонд, становятся все острее. Участники дискуссии высказывают порой диаметрально противоположные взгляды на то, как эффективно распорядиться средствами от сверхдоходов. Свою точку зрения высказывает Владимир Пансков, д. э. н., профессор, академик РАЕН, заслуженный экономист РФ.

По замыслу создателей Стабфонда кроме задачи стерилизации денежной массы для недопущения роста темпов инфляции он должен выполнять еще одну функцию — обеспечить финансовый резерв для бюджета в случае резкого снижения мировых цен на энергоносители.

Здесь возникает ряд вопросов.

На сколько лет хватит запасов фонда в случае резкого падения мировых цен? Если это произойдет и цена на нефть упадет до 15 долларов и ниже, то лет на пять —семь, а то и меньше. При нынешнем уровне развития экономики и низких доходах населения мы, безусловно, продолжим тратить средства Стабфонда для финансирования растущего дефицита Пенсионного и других внебюджетных социальных фондов. А если цены останутся предельно низкими длительное время? За счет чего российская экономика будет финансировать первоочередные расходы в условиях сохраняющейся сырьевой направленности?

Неизбежное в случае резкого падения мировых цен расходование огромных средств Стабфонда на финансирование непроцентных расходов бюджета обязательно приведет к росту инфляционных процессов. Есть ли у исполнительной власти механизмы для ее обуздания в этих условиях? Экономические ведомства себе этот вопрос, видимо, не задают…

Каким должен быть размер фонда? Нужно ли направлять в него весь профицит бюджета или только дополнительные доходы от высоких мировых цен на энергоресурсы?

По мнению исполнительной власти, все суммы превышения доходов над расходами федерального бюджета должны идти в Стабфонд и храниться в западных ценных бумагах, а тратиться —исключительно в условиях высоких цен на энергоносители на погашение внешнего долга.

При принятии этого решения чиновники ссылаются на опыт других стран, в частности Норвегии, где размер Стабфонда достиг почти 200млрд дол. Противники данного направления расходования средств также ссылаются на опыт Норвегии. Но в любом случае эта апелляция не совсем корректна, поскольку экономические основы у Норвегии и России абсолютно разные. Наша страна только вступает в рынок. У нас гипертрофированная, ориентированная на сырьевой сектор экономика. Более трети населения живут за чертой бедности. А у Норвегии все эти проблемы отсутствуют.

Нельзя забывать, что та же Норвегия накапливает средства Стабфонда для решения проблем, которые появятся у нее в далеком будущем. И связаны они опять же с высоким экономическим потенциалом, успешным решением социальных проблем и резким увеличением продолжительности жизни населения с неизбежным ростом необеспеченных расходов на выплату пенсий.

Более того, практически во всех странах, где образованы стабилизационные фонды, до их образования сверхдоходы от экспорта нефтепродуктов использовались на инвестиции в собственную экономику и решение текущих социальных проблем. Почему-то в этой части опыт других стран — экспортеров нефти не учитывается!

Единственное, куда расходуются средства сверх «священных» 500 млрд рублей,— погашение внешнего долга. Россия уже выплатила досрочно по номиналу 15 млрд дол. странам — членам Парижского клуба. При этом не принимается во внимание, что размер внешнего долга России на начало 2005 г. не являлся запредельным. Зачем же гасить долги, тем более досрочно, за счет текущих средств, если можно в условиях высокого инвестиционного рейтинга России реструктуризировать их за счет новых кредитов на более выгодных условиях? Все страны живут в долг. Только Россия с ее неразвитой и при этом однобокой рыночной экономикой стремится не иметь долгов.

Думается, что получаемые за счет сверхдоходов от нефтепродуктов средства свыше 500 млрд рублей, зачисляемых в Стабфонд, необходимо расходовать в первую очередь на развитие экономики, ее срочную структурную перестройку, решение социальных проблем.

Противники этой позиции ссылаются на отсутствие в настоящее время эффективных инвестиционных проектов. На наш взгляд, нужны не столько проекты, сколько четко просчитанная государственная стратегия экономического развития страны на долгосрочную перспективу, продуманная политика инвестиционной поддержки наиболее значимых для экономики отраслей, предприятий перерабатывающей промышленности.

Следует незамедлительно заняться решением жилищных проблем большинства россиян, обеспечив возможность получения дешевого ипотечного кредита. В частности, можно было бы компенсировать банкам основную долю процентов по выдаче населению ипотечных кредитов по низким ставкам. Это может вызвать бум жилищного строительства и, как следствие, неизбежное резкое развитие отраслей экономики, связанных со строительной индустрией.

Расходование средств от высоких мировых цен на энергоносители исключительно на эти цели способно вывести экономику России на уровень государств Западной Европы, США и передовых стран Азии. Одновременно это будет способствовать сдерживанию инфляции: по нашему мнению, бороться с ней нужно, не сдерживая расходы, а увеличивая спрос.

Чтобы фонд «работал» для будущих поколений, нужно за счет сверхдоходов перестроить нашу экономику, обеспечивая достойную жизнь нынешнему и будущему поколениям, а только потом безудержно копить средства для финансирования непредвиденных расходов. Иначе будущему поколению средств этого фонда хватит только на поддержание своего нищенского существования…