1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Капитаны, улыбнитесь!

На недавней Морской коллегии представителям рыбной отрасли и министру сельского хозяйства досталось на орехи немало. Да, положение в отрасли трудное. Но во всем ли виноваты рыбаки и рыбопереработчики? Одними нагоняями ситуацию не исправишь. Хорошо ли слышат и прислушиваются чиновники к голосу самого рыбопромышленного сообщества?

Положение в рыбной отрасли министр сельского хозяйства Алексей Гордеев назвал на заседании Морской коллегии «плачевным». Председатель Правительства Михаил Фрадков охарактеризовал его как системный кризис. «В стране фактически отсутствует эффективная рыбохозяйственная политика, увязанная с возможностями регионов», — отметил он. А председатель Морской коллегии заметил, что снижение в рационе россиян рыбы и рыбной продукции до 10—11 кг на человека в год против обоснованной медиками нормы 18—20 кг угрожает «продовольственной безопасности».

Проблем в отрасли много. Хорошо, если за признанием этих проблем последуют со стороны правительства действенные меры по их разрешению.

Тем более что, по мнению президента Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ) Александра Родина, в отрасли заметна тенденция к стабилизации бизнеса. Время турбулентности кончилось. Это когда управление захватывали те, кто потом «под шумок» распродавал рыболовецкий флот, привел в бездействие судоремонтные и строительные верфи, загубил науку и разведку. Ничего они не умеют делать, из-за таких «управленцев» государство практически «кинуло» рыбаков.

Но остались еще в отрасли профессионалы со своими знаниями, опытом, кодексом чести, достойным уважения. Один из них — Колесниченко Анатолий Николаевич. Ему уже 75 лет, но его усилиями удалось сохранить не только флот (а это около 40 крупнотоннажных судов), но главное —коллектив и Находкинскую базу флота.

Подросла, окрепла и набирает силу «молодая поросль»начала 90-х годов, которая активно вошла в отрасль. Люди, желающие работать, пришли из смежных профессий: геологи, гидрологи, географы и др.

Анатолий Филиппов, например, сменил преподавательскую деятельность и организовал на о. Сахалин компанию «Тунайча». Сегодня это известное промышленное предприятие Дальнего Востока со своим флотом из16 судов, перерабатывающими цехами, холодильниками и рыбоконсервным заводом.

Раньше были объединения, такие как Мурманский траловый флот — старейший в России. В нем работали до 27тыс. человек и 110 крупнотоннажных судов. Сейчас, может, 30—40 из них остались и работает всего 5—7тыс. человек. Или прежний «Дальморепродукт» — огромные плавбазы, рыбзаводы и около 18 тыс. человек. В отрасли все больше небольшие фирмочки, у которых по одному суденышку и человек по 15 сотрудников. Есть компании и покрупнее,2—3 судна и человек тридцать. Но есть и такие, в которых от 1 до 3 тыс. человек.

Сегодня практически невозможно взлететь из небытия наверх, надо в отрасли работать и надо, чтобы отрасль приносила доход государству.

Работа рыбаков трудна и опасна, а бизнес тяжел, сложен и ресурсоемок. «Наша служба и опасна, и трудна»— это не только о «знатоках» следствия. Но М. Фрадков критиковал на коллегии рыбаков за то, что они довели износ основных фондов до65%. А по силам ли им было сохранить и удерживать сегодня отрасль на плаву?

Долг отрасли составляет 75% от стоимости товарной продукции. Как никакая другая, она требует мощных вложений. Не имея хотя бы 5 млн дол., начинать дело бесполезно и бессмысленно.

Президент ВАРПЭ отметил три главные причины такого положения.

Это — аукционы на квоты. Хотя с 1 января 2004 года система квотирования ловли рыбы и прочих морских биоресурсов была изменена, положение не улучшилось, коррупция затронула даже научный вылов. Потом — слишком высокая плата за пользование морскими биоресурсами и стоимость дизельного топлива— 580 дол. за тонну на Севере и 620 на Дальнем Востоке. Кроме того, в среднем за каждое судно, независимо от того, занимается оно промыслом или стоит на причале, нужно заплатить ежедневно 7 тыс. дол. —эксплуатационные расходы.

Следующая — это вынужденная ориентация отечественного рыбака на внешний рынок рыботоваров и услуг по причине финансовой зависимости от инопартнеров и доведенной до абсурда процедуры захода российских судов в отечественные порты. В результате для наших рыбаков они становятся неродными.

А взять кредит, например, в отечественном банке — процедура длительная и тяжелая. Иностранный партнер, делая предоплату нашему рыбаку за продукцию будущего улова, фактически кредитует его по упрощенной схеме. Но при этом весь улов надо будет отдать другой стране. И рыбаки соглашаются, хотя понимают, что и покупают у них улов по дешевке, и наживаются на них, и за державу обидно. А потом эта рыбка возвращается к нам, но уже в переработанном виде как импорт.

Засилье импорта возникает и по другим причинам. Наши рыбаки порой неделями ждут реализации своих прав на вылов рыбы, например в норвежской зоне. А в это время, короткое путинное время, иностранные суда активно занимаются промыслом. Через пару недель пускают и наши суда на «опустошенные поля». И идет нам валом импортная рыба.

Тут требуется оперативная работа и принципиальная позиция государства. Ведь прежде никто бы не посмел так «динамить» наших рыбаков. И под чужими флагами уходят они в морене от хорошей жизни.

Как и положено, во всех рыбодобывающих странах государство поддерживает эту отрасль. А у нас плата за пользование морскими биоресурсами является, по сути, вторым налогом. Но раз уж государство так «обирает» рыбаков, не стоит ли часть этих средств пустить на развитие отрасли? Например, организовать специальный банк и целевым порядком направлять деньги на финансирование работ отраслевой важности, находящихся в исключительной компетенции государства (наука, охрана, воспроизводство).

Желает много лучшего состояние промышленной разведки рыбных богатств. Необходимо продолжить научные исследования, работы по воспроизводству и разведению. Для этого нужны рыбные корма. Если в прошлом страна производила до760 тыс. тонн рыбной муки в качестве основного компонента кормов, то сегодня это капля в море — менее 100тыс. тонн.

Для преодоления кризиса в отрасли, считает премьер Михаил Фрадков, необходимо снизить сбор за лов рыбы в прибрежной зоне, упростить таможенный и пограничный контроль судов, промышляющих за пределами 12-мильных территориальных вод, ужесточить наказания за браконьерство и ввести квоты на импорт рыбы в интересах защиты отечественных производителей. Правда, последнее мероприятие неизбежно приведет к росту цен на рыбу и соответственно к дополнительному росту инфляции, но нам не привыкать.

Глава Минсельхоза считает, что необходимо развивать законодательную базу, регулирующую деятельность отрасли, что потребует разработать дополнительно десятка три нормативных актов, пару десятков проектов постановлений. Но тем не менее министерство ожидает в этом году увеличение уловов на 15%.

И кто же будет заниматься этими вопросами — чиновники?

Александр Родин считает: чтобы принять правильные решения на государственном уровне, необходим диалог правительства непосредственно с рыбаками, с людьми, которые знают все проблемы изнутри и ежедневно их пытаются решать.

Прогноз рынка РФ в 2005 г.

Общая емкость рынка рыбной продукции, тыс. т 1856

Душевое потребление рыбной продукции, кг 13

Агриконсалт

Рыбная отрасль во многих странах мира пользуется государственной поддержкой. Субсидии имеют разные формы, а их общий уровень составляет 20—25% от доходов мирового рыболовства.