1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 11694

Истина в суде: нарушения валютного законодательства

Аналитический обзор составлен на основе решений по делам, касающимся нарушения валютного законодательства участниками ВЭД. Рассмотрены решения, вынесенные арбитражными федеральными судами в январе — августе 2012 г. Проанализировано 64 судебных вердикта. Приводятся нормы законодательства и нормативные правовые акты, которыми руководствуются арбитры, а также примеры конкретных решений.

Валютные нарушения в цифрах

Всего за рассмотренный период суды вынесли 64 вердикта интересующей нас тематики. Речь идет о спорах с Федеральной службой финансово-бюджетного надзора (далее — Росфиннадзор). Для сравнения, за тот же период было вынесено около 9000 решений по спорам с налоговыми органами.

Лидером по количеству рассмотренных дел по нарушению валютного законодательства стал Северо-Западный округ. На его долю пришлось 17 вердиктов. Вторую позицию занял Центральный округ — 14 дел. На Уральский и Западно-Сибирский округа пришлось по восемь и семь дел соответственно, Восточно-Сибирский — шесть. В остальных округах, включая Московский, количество дел не превышает трех.

Инициаторами судебных разбирательств во всех случаях выступают компании-резиденты, не согласные с решением Росфиннадзора о привлечении их к административной ответственности по ст. 15.25 КоАП РФ «Нарушение валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования». Компании пытаются оспорить в суде наложение на них санкций в виде штрафов, предусмотренных ч. 4, 5 и 6 данной статьи.

Как показывает статистика, судебная практика в большинстве случаев складывается в пользу заявителей: почти 55% выиг-рышных дел. Тем не менее, достаточно большую часть — более 37% — решений резиденты проигрывают контролирующему органу. Около 8% дел отправляются на новое рассмотрение. В Северо-Западном округе, в котором дел о нарушениях валютного законодательства было рассмотрено больше всего, в выигрыше остались только девять из 17 заявителей.

Московский округ, несмотря на незначительное количество дел, бьет рекорды по стоимостным показателям. Средняя сумма иска здесь в 17 раз превышает аналогичный показатель по России. Естественно, рекордная сумма иска 1,8 млрд руб. зафиксирована именно в этом регионе. Такую сумму штрафа назначил обществу Росфиннадзор по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ за невыполнение резидентом в установленный срок обязанности по возврату в РФ денежных средств, уплаченных нерезидентам за не ввезенные на таможенную территорию РФ товары. Экспортер успешно оспорил это решение в суде, так как факта противоправного поведения общества, препятствующего возврату денежных средств, уплаченных нерезиденту, установлено не было (постановление ФАС Московского округа от 28.06.2012 по делу № А40-114507/11-120-966).

Самую маленькую сумму иска составил штраф по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ за несвоевременное представление в банк форм учета и отчетности по валютным операциям. Таких дел в рассматриваемом периоде было примерно 11% от общей массы (см. табл. 1).

Статистика споров, связанных с нарушением валютного законодательства за январь — август 2012 г. (таблица 1)

Общее количество споров

64

Цена вопроса

2,3 млрд руб.

Средняя цена иска по РФ

35,5 млн руб.

Средняя цена иска по Московскому региону

616 ,3 млн руб.

Средняя цена иска по РФ без учета Московского региона

7 млн руб.

Максимальная цена иска

1,8 млрд руб.

Максимальная цена иска, проигранного налогоплательщиком

195 млн руб.

Максимальная цена иска, выигранного налогоплательщиком

1,8 млрд руб.

Минимальная цена иска

40 000 руб.

Как уже отмечалось, по величине исков регионы намного отстают от столицы. Цена вопроса по Московскому региону составила более двух третей общей цены вопроса по РФ за рассмотренный период.

В среднем по регионам компании обращались в суд, если речь шла о сумме в пределах 500 000 руб. Но встречались и достаточно крупные иски. К примеру, в Восточно-Сибирском округе компания проиграла почти 200 млн руб. Речь шла о штрафе по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.07.2012 по делу № А33-18780/2011).

Нормы законодательства, к которым апеллируют судьи

Принимая решения по делам, касающимся нарушения валютного законодательства, арбитры чаще всего руководствуются нормами ст. 15.25 КоАП РФ, а также положениями Федерального закона от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» (далее — Закон № 173-ФЗ).

Рассмотрим нормы, в соответствии с которыми Росфиннадзор привлекает компании к административной ответственности за то или иное нарушение валютного законодательства (см. табл. 2).

Ответственность
за нарушение валютного законодательства
(таблица 2)

Норма
ст. 15.25 КоАП РФ

Корреспондирующие
нормы

Санкции, предусмотренные ст. 15.25 КоАП РФ

Невыполнение резидентом в установленный срок обязанности по получению на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты РФ, причитающихся за переданные нерезидентам товары (…) (ч. 4)

Резиденты обязаны в сроки, предусмотренные внешнеторговыми договорами (контрактами), обеспечить получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты РФ, причитающейся в соответствии с условиями указанных договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары (…) (подп. 1 п. 1 ст. 19 Закона
№ 173-ФЗ)

Штраф на должностных лиц и юридических лиц в размере 1/150 ставки рефинансирования ЦБ РФ от суммы денежных средств, зачисленных на счета в уполномоченных банках с нарушением установленного срока, за каждый день просрочки зачисления таких денежных средств и (или) в размере от 3/4 до одного размера суммы денежных средств, не зачисленных на счета в уполномоченных банках (ч. 4 в ред.
Федерального закона
от 16.11.2011
№ 312-ФЗ)

Невыполнение резидентом в установленный срок обязанности по возврату в РФ денежных средств, уплаченных нерезидентам за не ввезенные в РФ (не полученные в РФ) товары, (…)
  (ч. 5 в ред. Федерального закона от 06.12.2011 № 409-ФЗ)

Резиденты обязаны в сроки, предусмотренные внешнеторговыми договорами (контрактами), обеспечить возврат в РФ денежных средств, уплаченных нерезидентам за неввезенные в РФ (неполученные на территории РФ) товары (…) и др. (подп. 2 п. 1 ст. 19 в ред. Федерального закона от 06.12.2011 № 409-ФЗ)

Штраф на должностных лиц и юридических лиц
в размере от 3/4 до одного размера суммы денежных средств, не возвращенных в РФ (ч. 5)

Несоблюдение установленных порядка представления форм учета и отчетности по валютным операциям, порядка и (или) сроков представления отчетов  о движении средств по счетам (вкладам) в банках за пределами территории РФ с подтверждающими банковскими документами, нарушение установленного порядка представления подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций, нарушение установленных правил оформления паспортов сделок либо нарушение установленных сроков хранения учетных и отчетных документов по валютным операциям, подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций или паспортов сделок (ч. 6 в ред. Федерального закона от 16.11.2011 № 311-ФЗ)

1. Инструкция Центрального банка РФ от 15.06.2004     № 117-И «О порядке представления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам документов и информации при осуществлении валютных операций, порядке учета уполномоченными банками валютных операций и оформления паспортов сделок».*

2. Положение о порядке представления резидентами уполномоченным банкам подтверждающих документов и информации, связанных с проведением валютных операций с нерезидентами по внешнеторговым сделкам, и осуществления уполномоченными банками контроля за проведением валютных операций (утв. Банком России 01.06.2004 № 258-П)
(ред. от 29.12.2010)

Штраф на должностных лиц в размере от 4000 до 5000 руб., на юридических лиц — от 40 000 до 50 000 руб. (ч. 6 в ред.  Федерального закона от 22.06.2007 № 116-ФЗ)  

* Утрачивает силу с 1 октября 2012 г. в связи с утверждением Инструкции Банка России от 04.06.2012 № 138-И.

Позиция ВАС РФ

При принятии решений судьи также руководствуются постановлениями Президиума ВАС РФ от 28.04.2009 № 15714/08, от 30.03.2010 № 15970/09 и от 07.06.2011 № 901/11.

Так, правовая позиция, определенная постановлениями от 28.04.2009 № 15714/08 и от 30.03.2010 № 15970/09, заключается в том, что получение резидентом валютной выручки с превышением срока, предусмотренного контрактом, по причине несвоевременной оплаты нерезидентом при отсутствии фактов противоправного поведения резидента, препятствующего получению валютной выручки на свои банковские счета в уполномоченных банках, а также в случае принятия резидентом зависящих от него мер для получения этой выручки не образует состава правонарушения, установленного ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.07.2012 по делу № А52-3880/2011).

Другими словами, судьи не находят состава правонарушения в действиях экспортера в тех случаях, когда удается доказать, что просрочка произошла исключительно по вине иностранного контрагента, при этом резидент никак не препятствовал поступлению выручки на свой расчетный счет и принял все достаточные меры для получения средств. Такими мерами, в частности, могут быть: предусмотренные в контракте авансовые платежи, письма, направленные в адрес иностранного контрагента при возникновении просрочки, дополнительные соглашения к контракту, которые были заключены до момента возникновения просрочки и др.

Важно помнить, что судьи примут сторону экспортера только после того, как изучат и оценят все вышеперечисленные меры и обстоятельства в совокупности. Если единственным аргументом резидента станет, например, заключенное дополнительное соглашение, это, скорее всего, не избавит его от штрафа.

Кроме того, следует помнить, что в соответствии со ст. 1.5 КоАП РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Сроки давности

И, наконец, экспортер уж точно не будет оштрафован, если докажет, что Росфиннадзор нарушил сроки давности привлечения к ответственности по административному правонарушению.

Согласно ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении за нарушение валютного законодательства не может быть вынесено по истечении года со дня его совершения.

Примеры судебных решений в пользу Росфиннадзора

Вексель — ничто, деньги — все

Получение векселя в качестве средства расчетов не освобождает резидента от обязанности зачисления на расчетный счет в уполномоченном банке денежных средств и не свидетельствует об отсутствие административного правонарушения, ответственность за которое установлена ч. 5 ст. 15.25 КоАП.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.07.2012 по делу № А33-18780/2011)

Росфиннадзор назначил обществу административное наказание по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ. Общество обратилось в суд.

Из материалов дела следует, что российская компания вознамерилась закупить у компании из Гонконга оборудование. По условиям соответствующего контракта покупатель (резидент) обязан произвести оплату за поставляемый товар в размере 90% от суммы контракта не позднее 130 дней после получения счета от продавца, 10% — не позднее 30 дней после получения товара. В свою очередь продавец (нерезидент) обязан поставить товар в течение десяти дней с момента получения 90% предоплаты за товар. В случае неисполнения поставки продавцом в указанные сроки нерезидент обязан вернуть предоплату на счет покупателя не позднее 30 дней от даты получения требования резидента об этом.

Покупатель осуществил платежи на сумму 6 млн евро. Однако банк отказал в проведении операций, в связи с чем покупатель не исполнил обязательства по перечислению всей предоплаты.

По этой причине стороны заключили соглашение о расторжении контракта. На продавца была возложена обязанность по возврату заявителю в установленный срок предоплаты в сумме 6 млн евро. Ему было предоставлено право выбора способа расчета: путем безналичного перечисления денежных средств либо посредством передачи покупателю ценных бумаг (векселей, акций, облигаций).

По акту приема-передачи векселей в 2010 г. нерезидентом переданы обществу в качестве расчетов по упомянутому контракту девять векселей третьего лица со сроком платежа не ранее 18 января 2011 г., оцененных сторонами в общей сумме 6 млн евро. Векселя ввезены на территорию РФ по грузовой таможенной декларации. На основании договора купли-продажи от 2 января 2011 г. векселя были проданы ООО.

Росфиннадзор признал общество нарушившим п. 2 ч. 1 ст. 19 Закона № 173 и назначил ему административное наказание.

В суде общество заявило, что вексель является надлежащим средством платежа по внешнеэкономическим сделкам. Для исполнения предусмотренной законом обязанности по возврату денежных средств на территорию России не требуется предъявления векселей к оплате, поскольку обязанность по их ввозу исполнена в момент завершения таможенной процедуры выпуска векселей в свободное обращение на территории России.

Суд отклонил эти доводы. При этом суд исходил из того, что до настоящего времени векселя не предъявлены к оплате и денежные средства в размере 6 млн евро на счет в уполномоченном банке общества не поступили.

Суд также указал, что основанием для привлечения лица к административной ответственности послужил факт невыполнения резидентом в установленный срок обязанности по возврату в РФ спорных денежных средств, а не факт принятия обществом векселей в качестве расчетов. Кроме того, получение векселя в качестве средства расчетов не освобождает резидента от обязанности зачисления на расчетный счет в уполномоченном банке денежных средств, поскольку обязанность, предусмотренная п. 2 ч. 1 ст. 19 Закона № 173, в случае передачи векселя в качестве средства расчета исполнена лишь при условии дальнейшего поступления денежных средств на счет резидента в уполномоченном банке. Сама по себе передача векселя не может отождествляться с возвратом в РФ денежных средств. Получение векселя порождает вексельное правоотношение, а не правоотношение по исполнению обязанности, установленной названным законом.

Слишком долго исправляли ошибки

Обществу отказано в удовлетворении требования, поскольку факт нарушения им сроков представления в банк форм учета и отчетности по валютным операциям подтвержден.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.06.2012 по делу № А33-20352/2011)

Росфиннадзор привлек общество к ответственности по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ. Считая взыскание штрафа незаконным, общество обратилось в суд.

Как следует из материалов дела, между обществом (покупателем-резидентом) и нерезидентом-продавцом заключен контракт, предусматривающий ввоз на территорию РФ предметов одежды.

В установленный срок общество представило в уполномоченный банк справку о подтверждающих документах и декларацию о ввозе товаров на таможенную территорию РФ. Однако банк возвратил представленные документы в связи с неверным указанием в декларации на товары номера паспорта сделки. Надлежаще оформленные документы общество представило в банк по истечении предусмотренного законом срока.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что Росфиннадзор правомерно привлек общество к административной ответственности и доказал наличие в действиях (бездействии) общества состава административного правонарушения, пре­дусмотренного ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ.

С таможней надо считаться

Таможенные органы являются агентами валютного контроля, обязанными осуществлять контроль за соблюдением резидентами и нерезидентами актов валютного законодательства РФ и актов органов валютного контроля.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 20.03.2012 № Ф03-849/2012)

Росфиннадзор привлек общество к ответственности по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ. Общество оспорило это решение. Главный аргумент: протокол об административном правонарушении составлен таможней, которая в соответствии приказом ФТС России от 05.02.2009 № 125 «Об организации работы по выявлению нарушений валютного законодательства Российской Федерации и актов органов валютного регулирования при осуществлении внешнеэкономической деятельности» (далее — приказ № 125) не имела полномочий возбуждать в отношении общества дело об административном правонарушении. Таможня обязана была направить заверенные копии документов о предполагаемых нарушениях обществом валютного законодательства в Управление торговых ограничений, валютного и экспортного контроля.

Как следует из материалов дела, общество 1 августа 2009 г. заключило с иностранной компанией (продавец) контракт на поставку товара. С учетом дополнительных соглашений от 29 сентября 2009 г. и от 15 января 2010 г. общая стоимость контракта составила 120 000 долл. США, срок поставки товара — до 30 августа 2010 г. Оплата производится путем банковского перевода в течение 180 дней с даты выставления инвойса.

В соответствии с паспортом сделки дата завершения исполнения обязательств по контракту — 29 августа 2010 г.

Общество в период с 14 августа 2009 г. по 23 июня 2010 г. перечислило на счет продавца денежные средства в сумме 55 000 долл. США, фактически осуществив предоплату (авансирование) поставляемого товара и изменив порядок оплаты товара, установленный контрактом.

Продавец в период с 27 августа 2009 г. по 8 февраля 2010 г. поставил товар на сумму 37 000 долл. США, что подтверждается грузовыми таможенными декларациями. Таким образом, сумма переведенных средств по контракту превышает
стоимость ввезенного на таможенную территорию РФ товара на 18 000 долл. США

Поскольку контрактом не оговорены сроки возврата авансовых платежей, на основании п. 2 ч. 1 ст. 19 Закона № 173-ФЗ общество обязано было в срок, предусмотренный внешнеторговым контрактом, а именно 29 августа 2010 г. (дата завершения исполнения обязательств по контракту) обеспечить возврат в РФ денежных средств, уплаченных нерезидентам за неввезенные в РФ (неполученные на таможенной территории РФ) товары. Но этого не было сделано.

Факт нарушения обществом валютного законодательства установлен таможенным органом во время проведения на основании распоряжения начальника таможни проверок участников ВЭД. По данному факту составлен протокол об административном правонарушении, который передан на рассмотрение в орган валютного контроля.

Изучив материалы дела, арбитры отметили следующее. Статья 28.3 КоАП РФ определяет перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях. В соответствии с данной нормой должностные лица органов и агентов валютного контроля вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 15.25 КоАП РФ. При этом Законом № 173-ФЗ установлено, что таможенные органы являются агентами валютного контроля, обязанными осуществлять контроль за соблюдением резидентами и нерезидентами актов валютного законодательства РФ и актов органов валютного контроля (ч. 3 ст. 22 и ч. 7 ст. 23)..

Ссылка общества на приказ ФТС России № 125 не может быть принята во внимание, поскольку другим приказом ФТС России от № 1355дсп от 16.07.2010 названный приказ признан утратившим силу.

Таким образом, суд сделал вывод, что порядок привлечения к административной ответственности таможней соблюден.

Без соглашений — нет отношений

С момента закрытия паспорта сделки правоотношения между контрагентами прекращены, так как вне рамок паспорта сделки отношения по внешнеторговому контракту не могут осуществляться.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19.07.2012 по делу № А45-24139/2011)

Росфиннадзор вынес в отношении общества постановление о привлечении к ответственности по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ. Общество попыталось оспорить это решение в суде, но проиграло дело.

Основным аргументом экспортера было то, что, по мнению общества, в соответствии с п. 6 ст. 15.25 КоАП РФ невнесение изменений в паспорт сделки — это самостоятельное правонарушение и влечет наложение на нарушителя административного штрафа.

Из материалов дела следует, что общество (покупатель) заключило внешнеторговый контракт от 26 ноября 2009 г. с иностранной фирмой (продавец) на поставку товара на сумму 900 000 евро со сроком действия контракта до 31 декабря 2010 г.

Паспорт сделки по контракту оформлен московским банком, срок окончания действия контракта по данному паспорту сделки — 30 декабря 2010 г.

А 11 января 2011 г. между покупателем (общество) и продавцом заключено дополнительное соглашение к контракту, согласно которому, в случае предоплаты за товар, срок поставки — в течение 180 дней после 50% предоплаты.

Покупатель в период с 8 декабря 2009 г. по 16 марта 2010 г. перечислил продавцу в 400 000 евро в качестве предоплаты за товар.

В ходе проведения проверки соблюдения валютного законодательства РФ таможенный орган выявил, что в нарушение п. 2 ч. 1 ст. 19 Закон № 173-ФЗ обществом не выполнена в установленный срок обязанность по возврату в РФ денежных средств, уплаченных иностранной фирме, за неввезенные на таможенную территорию РФ товары на сумму 400 000 евро.

Росфиннадзор, в свою очередь, по данному факту вынес решение о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ.

Суд установил факт невозврата нерезидентом в РФ денежных средств в спорном размере. Паспорт сделки, открытый обществу во исполнение контракта со сроком 31 декабря 2010 г. закрыт 29 августа 2011 г. в связи с истечением даты завершения обязательств по контракту. Общество в силу ст. 65 АПК РФ доказательств продления паспорта сделки с новым сроком действия контракта либо открытие нового паспорта сделки в материалы дела не представило.

Суд указал, что общество не предприняло все необходимые и возможные меры по возврату уплаченных нерезиденту денежных средств и не доказано наличие объективных причин, препятствующих соблюдению им законодательства РФ в сфере валютного регулирования.

Суд также отклонил довод общества о том, что допущенное им нарушение, выразившееся в невнесении изменений в паспорт сделки, является самостоятельным правонарушением, которое следует квалифицировать по ч. 6 ст. 15.25 КоАП РФ.

Арбитры отметили, что с момента закрытия паспорта сделки (29 августа 2011 г.) правоотношения между контрагентами прекращены, так как вне рамок паспорта сделки отношения по внешнеторговому контракту не могут осуществляться.

Стараться — не значит сделать

Тот факт, что валютная выручка поступила на счет общества до составления протокола об административном правонарушении, является обстоятельством, смягчающим административную ответственность.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.07.2012 по делу № А75-7855/2011)

В отношении общества вынесено постановление о привлечении к ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ.

В суде общество заявило, что предприняло все необходимые меры к получению по контракту валютной выручки, которая поступила на счет в уполномоченном банке до составления протокола об административном правонарушении.

Как следует из материалов дела, 30 сентября 2010 г. между обществом (резидент, поставщик) и компанией из Казахстана (нерезидент, покупатель) заключен договор поставки бывшего в употреблении крана стоимостью 1,1 млн руб. В соответствии с условиями контракта оплата за поставленный товар производится в рублях путем перечисления денежных средств на расчетный счет поставщика в следующем порядке:

— 70% от общей стоимости товара производится не позднее трех банковских дней от даты выставления счета;

— 30% от общей стоимости товара производится не позднее трех банковских дней с даты принятия крана и подписания транспортной накладной.

Согласно представленной уполномоченным банком информации часть валютной выручки по контракту в размере 800 000 руб. (70% от стоимости контракта) поступила в сроки, установленные контрактом. Оставшаяся часть валютной выручки в размере 300 000 руб. (30% от общей стоимости контракта) в трехдневный срок с момента получения груза покупателем (13 декабря 2010 г.) на счет резидента не поступила.

В связи с выявленным нарушением валютного законодательства, 12 августа 2011 г. налоговая инспекция составила в отношении общества протокол об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ. Росфиннадзор, в свою очередь, вынес постановление о назначении административного наказания.

Арбитры указали, что на основании требований Закона № 173-ФЗ обязанность обеспечения в установленный контрактом срок по получению от нерезидента на свой банковский счет в уполномоченном банке денежных средств за отгруженный нерезиденту товар возложена на резидента. Выручка от экспорта товара по контракту в размере 300 000 руб. поступила на расчетный счет общества с нарушением сроков, оговоренных условиями контракта, на 238 дней (а именно 10 августа 2011 г.). И общество не приняло разумных и достаточных мер по свое­временному получению валютной выручки на расчетный счет в уполномоченном банке за поставленный товар. Суд сделал вывод о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ.

Довод общества о том, что валютная выручка поступила на счет до составления протокола об административном правонарушении, в силу п. 2 ч. 1 ст. 4.2 КоАП РФ является обстоятельством, смягчающим административную ответственность.

За того парня

С точки зрения валютного законодательства при перечислении третьим лицом денежных средств в счет оплаты реализованного товара иностранному юридическому лицу имеет значение основание поступившего платежа — внешнеторговый контракт, что позволяет идентифицировать поступивший на счет в российский уполномоченный банк платеж как экспортную выручку.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.02.2012 по делу № А27-10426/2011)

Росфиннадзор вынес в отношении общества постановление о привлечении к ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, общество (продавец) в соответствии с международным контрактом, заключенным с иностранной компанией, отгрузило 30 августа 2010 г. уголь на сумму 1 млн руб.

На основании приложения к контракту оплата за поставленный товар должна была поступить на счет общества в течение 60 дней со дня отгрузки согласно штампу в железнодорожной накладной.

Таким образом, в соответствии с условиями контракта денежные средства за поставленные нерезиденту товары должны были поступить на счет общества не позднее 29 октября 2010 г.

По сведениям уполномоченного банка иностранный контрагент 27 июля 2010 г. оплатил поставленный в августе товар в сумме 60 000 руб., сумма непоступления денежных средств превысила 900 000 руб. Усмотрев в действиях общества признаки нарушения валютного законодательства, таможенный орган составил протокол об административном правонарушении, а Росфиннадзор привлек общество к административной ответственности.

В суде общество заявило, что оплата по международному контракту осуществлена третьим лицом — ООО. Такая возможность предусмотрена международным контрактом. Соглашением от 27 августа 2010 г. о расторжении обществом с ООО договора беспроцентного займа (от 19 августа 2010 г.) изменено назначение платежа в платежном поручении от 23 августа 2010 г. с «оплата по договору займа без № от 19.08.2010 г. Сумма 1 млн руб. без налога (НДС)» на «оплата за нерезидента по международному контракту от 01.07.2010 г. Сумма 1 млн руб.».

Отказывая обществу в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из доказанности в действиях общества состава вмененного ему административного правонарушения.

Исследовав и оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суд счел недоказанным факт поступления денежных средств в размере 1 млн руб. на счет общества от ООО во исполнение обязательств нерезидента по международному контракту. Арбитры отметили, что в платежном поручении от 23 августа 2010 г. указано назначение платежа «оплата по договору займа от 19.08.2010», ведомость банковского контроля по паспорту сделки не содержит сведений о поступлении денежных средств по международному контракту, сведения о зачислении денежных средств в спорной сумме на лицевую карточку сделки отсутствуют.

Арбитры отметили, что с точки зрения валютного законодательства при перечислении третьим лицом денежных средств в счет оплаты реализованного товара иностранному юридическому лицу имеет значение основание поступившего платежа — внешнеторговый контракт, что позволяет идентифицировать поступивший на счет в российский уполномоченный банк платеж как экспортную выручку (постановление КС РФ от 23.12.2009 № 20-П).

Как подтверждается материалами дела, в платежном поручении от 23 августа 2010 г. указано назначение платежа «оплата по договору займа от 19.08.2010». В переписке сторон не содержится указания на соглашение от 27 августа 2010 г. о растор­жении договора займа от 19 августа 2010 г. Общество не смогло представить доказательств совершения действий по идентификации в уполномоченном банке поступивших от ООО денежных средств в размере 1 млн руб. как экспортной выручки по международному контракту.

Примеры судебных решений в пользу экспортеров

Контролер прокололся со сроками

Оспариваемые постановления вынесены Росфиннадзором по истечении срока исковой давности привлечения к административной ответственности.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.01.2012 по делу № А58-3719/11)

Росфиннадзор вынес постановление о привлечении общества к ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ.

По мнению контролирующего органа, датой совершения вменяемого обществу правонарушения является дата закрытия паспорта сделки 16 июля 2011 г., то есть когда общество подтвердило прекращение обязательств по чартеру.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что срок давности привлечения общества к административной ответственности на момент вынесения постановлений от 8 июня 2011 г. истек.

Спорная сумма в размере 127 000 долл США причиталась российской компании от зарубежного партнера в соответствии с условиями стандартного бербоутного чартера от 21 сентября 2009 г. за переданный в аренду теплоход. Теплоход передавался на период 24 календарных месяца с арендной платой 14 000 долл. за календарный месяц банковским переводом. Срок поступления арендной платы — не позднее 22 сентября 2010 г.

12 февраля 2010 г. стороны заключили соглашение об изменении способа оплаты по бербоут-чартеру в размере 127 000 долл., согласно которому указанная сумма была оплачена обществу путем зачета суммы финансовых обязательств общества (судовладельца) перед фрахтователем (компания), образовавшихся в связи с состоявшейся цессией. Согласно договору цессии от 20 октября 2009 г. зарубежная компания получила от третьего лица право требования задолженности от общества в размере 127 000 долл. США.

Таким образом, 12 февраля 2010 г. по стандартному бербоутному чартеру обществом получило сумму 127 000 долл. США без обязательного зачисления ее на валютный счет резидента. То есть общество получило исполнение обязательства по валютному контракту способом, который в соответствии с ч. 2 ст. 19 Закона № 173-ФЗ в данном случае не мог быть применен. Следовательно, были нарушены требования ч. 1 ст. 19 названного закона.

Суд посчитал, что срок давности привлечения к административной ответственности за вменяемые обществу правонарушения следует исчислять с 12 февраля 2010 г. — с момента заключения соглашения к бербоут-чартеру от 21 сентября 2009 г. об изменении способа оплаты путем зачета суммы финансовых обязательств общества перед фрахтователем, образовавшихся в связи с состоявшейся цессией, в счет авансовых платежей по фрахту. Поскольку вменяемые обществу правонарушения окончены в момент, когда произошло исполнение обязательства по валютному контракту без фактического зачисления валютной выручки на валютный счет резидента, суд пришел к выводу о том, что правонарушение совершено 12 февраля 2010 г.

Согласно ст. 4.5 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении за нарушение валютного законодательства РФ не может быть вынесено по истечении года со дня совершения административного правонарушения. Арбитры отметили, что в п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ определено, что при истечении сроков давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению.

Помог договор уступки права требования

Закон № 173-ФЗ не содержит запрета на осуществление резидентами уступки прав требования по внешнеторговым сделкам.

(Постановление ФАС Московского округа от 28.06.2012 по делу № А40-114507/11-120-966)

Общество привлечено к ответственности по ч. 5 ст. 15.25 КоАП РФ. Посчитав, что санкции наложены неправомерно, общество обратилось в суд. Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований, но кассационная инстанция поддержала заявителя.

При рассмотрении дела суд установил, что общество (покупатель, резидент) заключило с нерезидентом контракт от 9 июня 2007 г. на поставку товара общей стоимостью 62 млн долл. США. В счет исполнения обязательств по контракту общество в период с 23 июля по 4 октября 2007 г. перечислило в адрес нерезидента 61 млн долл. США.

В дальнейшем общество и нерезидент заключили дополнительные соглашения от 17 марта и от 1 октября 2008 г. к контракту о продлении срока поставки товара на территорию РФ. Согласно дополнительным соглашениям товар должен быть поставлен в мае 2009 г. Но товар на территорию РФ был ввезен на сумму всего лишь 400 000 долл. США.

27 ноября 2008 г. между обществом, нерезидентом и третьим лицом (ООО) был заключен договор уступки права требования, по которому общество передает ООО все права и обязанности по контракту от 9 июня 2007 г., в том числе право требования возврата нерезидентом суммы авансового платежа за непоставленный товар.

Росфиннадзор привлек общество к административной ответственности, усмотрев в его действиях нарушение требований п. 2 ч. 1 ст. 19 Закона № 173-ФЗ, так как на оставшуюся сумму (более 60 млн долл. США) товары на территорию РФ обществом не ввезены, а денежные средства обществу от нерезидента в период действия контракта до 31 декабря 2010 г. не возвращены.

Отказывая обществу в удовлетворении заявленных требований, суды первых инстанций исходили из следующего: вина общества заключается в том, что у него была возможность для соблюдения требования валютного законодательства, но им не были приняты все зависящие от него меры по соблюдению названных требований. Обязанность по возврату в РФ денежных средств, уплаченных нерезиденту, следовало исполнить до окончания срока действия контракта
(1 января 2011 г.). Поэтому, по мнению суда, днем совершения вмененного правонарушения является 1 января 2011 г. — день, следующий за датой истечения срока действия контракта (31 декабря 2010 г.).

При этом суды отклонили довод общества о передаче прав по контракту ООО по договору уступки права требования, так как общество не представило доказательства передачи в банк паспорта сделки договора уступки. Паспорт сделки закрыт 17 ноября 2008 г. по причине перехода в другой коммерческий банк.

Однако суд не учел, что в соответствии с договором уступки ООО приняло на себя право требования возврата нерезидентом суммы авансового платежа за непоставленный товар. Отменяя решения первых инстанций, арбитры указали, что ст. 383 ГК РФ устанавливает закрытый перечень прав, переход которых к другим лицам не допускается — это права, неразрывно связанные с личностью кредитора, в частности, требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью. Кроме того, ст. 14 и 19 Закона № 173-ФЗ также не содержат запрета на осуществление резидентами уступки прав требования по внешнеторговым сделкам.

Суд установил, что договор уступки требования был заключен до истечения срока поставки товара на территорию Российской Федерации в мае 2009, до окончания срока действия контракта — 31 декабря 2010 г. Фактов противоправного поведения общества, препятствующих возврату денежных средств, уплаченных нерезиденту, судами не установлено. Следовательно, нет и оснований для привлечения общества к административной ответственности.

Сделали все, что смогли

Требование участника ВЭД удовлетворено, поскольку действия общества не содержат признаков противоправного поведения, препятствующего получению валютной выручки, им предприняты зависящие от него меры по ее получению.

(Постановление ФАС Московского округа от 30.01.2012 по делу № А40-60663/11-147-516)

Общество обратилось в суд с заявлением об отмене постановления о привлечении к административной ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, 24 ноября 2009 г. между обществом и нерезидентом заключен контракт на поставку товара. В рамках исполнения обязательств обществом в пользу нерезидента поставлен товар на общую сумму 200 000 долл. Денежные средства в соответствии с условиями контракта должны были поступить на счет общества до 15 мая 2010 г., однако фактически зачислены 17 мая 2010 г. Это и стало основанием для привлечения общества к административной ответственности.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу о том, что получение резидентом валютной выручки с превышением срока, предусмотренного контрактом, по причине несвоевременной оплаты нерезидентом не образует состава правонарушения, установленного ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ. Факты противоправного поведения резидента, препятствующего получению валютной выручки на свои банковские счета в уполномоченных банках, отсутствуют. Из материалов дела видно, что незачисление валютной выручки на счет заявителя в срок, предусмотренный контрактом, произошло по вине нерезидента.

Общество неоднократно направляло своему иностранному контрагенту письма с требованиями оплаты партии товара, подлежащей оплате. Кроме того, 17 мая 2010 г. после обращения общества к нерезиденту денежные средства были в тот же день перечислены заявителю.

Таким образом, предпринятые обществом меры по получению валютной выручки свидетельствуют о его стремлении выполнить публичную обязанность, содержащуюся в п. 1 ч. 1 ст. 19 Закона № 173-ФЗ.

На заботливых и осмотрительных штрафы не распространяются

К резиденту, добросовестно исполнявшему внешнеторговый контракт, при отсутствии фактов его противоправного поведения, препятствующего получению валютной выручки на счета в уполномоченных банках, не может быть применена ответственность, предусмотренная ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ в случае ненадлежащего исполнения контракта зарубежным контрагентом.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 22.02.2012 по делу № А72-5381/2011)

Общество привлечено к ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ.

Как следует из материалов дела, общество 8 февраля 2010 г. заключило контракт с американской фирмой на продажу собственной продукции (патронов) на сумму 23 млн долл. США. Паспорт сделки оформлен 1 апреля 2010 г. По условиям контракта покупатель обязался оплатить поставленную продукцию в течение 90 дней с даты составления коносамента на отгрузку каждой партии. Дата составления коносамента на отгрузку продукции стоимостью 600 000 долл. США — 26 июля 2010 г., срок исполнения обязательства по оплате, с учетом нерабочих дней, истек 25 октября 2010 г.

Фактически выручка за поставленную продукцию поступила от иностранного контрагента с нарушением сроков оплаты, согласованных контрактом, на 25, 38 и 44 дня.

Суд установил, что общество при заключении и исполнении контракта проявило достаточную степень заботливости и осмотрительности, в том числе и при задержке оплаты поставленного товара контрагентом. Им была установлена правоспособность контрагента на совершение сделок с оружием и боеприпасами, в контракте оговорена ответственность покупателя за нарушение условий контракта, контрагенту направлялись письма о необходимости своевременного исполнения обязательств по контракту. Учитывая совершение заводом данных действий, а также факт исполнения контрагентом обязательств по оплате поставленной продукции, хотя и с незначительной просрочкой, суды пришли к выводу об отсутствии в действиях общества состава административного правонарушения.

К резиденту, добросовестно исполнявшему внешнеторговый контракт, при отсутствии фактов его противоправного поведения, препятствующего получению валютной выручки на счета в уполномоченных банках, не может быть применена ответственность, предусмотренная ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ в случае ненадлежащего исполнения контракта зарубежным контрагентом.

Подвели братья-белорусы

Срок поступления валютной выручки зависит от установленного сторонами в контракте срока оплаты товара (работ, услуг), а обеспечение резидентами своевременного поступления валютных средств является их обязанностью в рамках валютного регулирования.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 31.07.2012 по делу № А52-3880/2011)

Общество потребовало отменить постановление Росфиннадзора о привлечении его к ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ. Контролирующий орган в суде заявил, что фактически бездействие общества явилось препятствием своевременному получению валютной выручки.

Общество, в свою очередь, заявило, что приняло все возможные меры по получению всей оплаты за поставленный товар. В том числе обращалось в арбитражный суд с требованиями о взыскании с контрагента суммы основного долга, пеней за просрочку оплаты товара, убытков, причиненных неисполнением обязательств по контракту, и судебных расходов.

Как следует из материалов дела, между обществом (резидент, поставщик) и компанией из Белоруссии (получатель) заключен контракт от 21 августа 2009 г. на поставку полок для хранения сыра из древесины хвойных пород. Общая стоимость контракта — 2 млн руб. Оплата за поставленный товар по этому контракту производится в российских рублях путем банковского перевода в течение 90 дней с момента поставки партии товара со счета получателя на счет поставщика. Срок действия контракта установлен с момента подписания до полного исполнения обязательств по контракту, но не позднее 31 декабря 2009 г.

Позднее стороны заключили допсоглашения о продлении срока оплаты за поставленный товар и действия контракта до 31 марта 2012 г.

21 сентября 2011 г. общество поставило иностранному контрагенту товар на сумму 1,6 млн руб., оплата же за поставленный товар произведена в общей сумме 1,3 млн руб.

В ходе проверки контролирующий орган выявил, что фактически по состоянию на 21 сентября 2011 г. денежные средства в сумме 300 000 руб. на банковский счет общества не поступили, срок действия контракта истек. Росфиннадзор пришел к выводу о невыполнении резидентом обязанности по свое-временному зачислению денежных средств на свой расчетный счет.

Арбитры указали, что срок поступления валютной выручки зависит от установленного сторонами в контракте срока оплаты товара (работ, услуг), а обеспечение резидентами своевременного поступления валютных средств является их обязанностью в рамках валютного регулирования.

Исследовав представленные доказательства, суд установил, что непоступление на счет общества денежных средств в спорной сумме произошло по причине приостановления иностранной компанией оплаты по контракту в связи с понесенными убытками ввиду поставки обществом некачественного товара. После этого между обществом и его контрагентом происходили регулярные телефонные переговоры и велась переписка по вопросам качества поставленного товара, общество вело претензионную работу с поставщиком металлопроката. Суд принял во внимание, что правоохранительными органами Республики Беларусь проводилась проверка, в ходе которой произведена выемка документов по спорным поставкам как у белорусской компании, так и у ее российского контрагента, что также явилось причиной приостановления взаимоотношений между указанными организациями.

Только 6 октября 2011 г., после получения заключения по результатам выполненных исследований контейнера контрагентом были сняты вопросы, касающиеся качества товара. Общество обратилось в арбитражный суд с требованием о взыскании с контрагента суммы основного долга, пеней за просрочку оплаты товара, убытков, причиненных неисполнением обязательств по контракту. Решением суда данные требования удовлетворены в полном объеме.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что обществом приняты все зависящие от него меры по получению денежных средств на свои банковские счета.