1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Оазисы экономического роста

Законопроект о создании особых экономических зон правительство в целом одобрило. Те изменения, которые вносятся в проект сейчас, являются техническими и концептуально закон не поменяют. Так что можно ожидать, что в скором времени законопроект, разговоры о котором идут уже 5 лет, будет внесен в Госдуму, а в 2006 году на территории России появятся первые ОЭЗ. Об этом и многом другом обозревателю «ЭЖ» Екатерине Аккерман рассказал директор Департамента стратегии социально-экономических реформ Минэкономразвития России Саид Баткибеков.

— Саид Белетбекович! Давайте начнем с того, что нужно сделать, чтобы зоны начали функционировать.

— Ну, во-первых, принять закон. А во-вторых, создать инфраструктуру. Эту функцию государство берет на себя. За счет государственных средств будет обустраиваться территория, вестись туда дороги, коммуникации, в том числе и электронные, и электрические, и жилищно-коммунальные. То есть фактически будет делаться то, что для бизнеса является в большей степени обременением и не связано с собственно производственным процессом. Все остальное финансирование берет на себя бизнес. Скажу больше, бизнесмены готовы начать финансирование хоть завтра, единственное, что им нужно — создать инфраструктуру. А они готовы предприятия строить, станки завозить…У них уже и средства найдены, и проекты есть.

— Будет ли конкурс среди инвесторов?

— Изначально число инвесторов ограничивается площадью зоны. Кроме того, правительство в соглашении с регионами установит виды производств, которые будут в каждой ОЭЗ, что само по себе тоже ограничение. На территории одной зоны не будут производить радикально разную продукцию. Будет некий однородный профиль производства — например, электроника, значит, электроника.

— А какая роль отведена регионам?

— Говоря о государственных средствах, я подразумевал и федеральное, и региональное финансирование. А дальше все будет зависеть от соглашения между регионом и Федерацией. Может быть, некоторые регионы согласятся профинансировать создание ОЭЗ полностью или в большей части. Другим регионам нужно будет помочь с федерального уровня просто потому, что у них денег в бюджете нет. И поскольку мы рассматриваем ОЭЗ в том числе и как инструмент территориального развития, чтобы поправить социально экономическую ситуацию в некоторых регионах, это предполагает, что Федерация в ряде случаев будет осуществлять финансирование даже в большей степени.

— То есть не будет четкой формулы, что Федерация и регионы участвуют в финансировании зон поровну, например?

— Нет, все будет зависеть от типа зоны, от того, что там будет размещено, какая деятельность будет осуществляться, какие инвесторы туда придут, как обстоят дела с инфраструктурой, какое в регионе законодательство — словом, будет влиять множество факторов. И каждая зона будет по-своему уникальна. А все условия будут отражены в соглашении. О том, что инвесторы готовы прийти в ОЭЗ, я уже сказал. То же самое касается и регионов — с ними проблем нет, многие готовы побороться за право создания зон на своей территории.

— Неужели зон будет так мало, что за них придется бороться? На 2006 год сколько запланировано?

— Их количество ограничено имеющимися в нашем распоряжении средствами. Нельзя сразу взять и создать полсотни зон. Их и про администрировать невозможно, и никаких денег не хватит. С учетом того, что это будет так называемый greenfield, то есть все создается в чистом поле, туда все коммуникации должны заново вестись. Так что для начала, то есть на 2006 год, мы запланировали создание 8 ОЭЗ.

— Какие это зоны?

— Думаем, что половина — технико-внедренческие, половина — промышленно-производственные, но все будет зависеть от конкретных проектов. Если есть несколько готовых, хорошо отработанных технико-внедренческих зон и нет промышленно-производственных, то, наверное, лучше создать одни технико-внедренческие зоны, чем вообще ничего.

— Какими будут расходы на их создание и скороли окупятся вложения?

— По нашим оценкам, порядка 6 млрд руб. в 2006 году. Зоны, условно говоря, создаются 2 года, если иметь в виду инфраструктуру и производственные мощности. В течение 2 лет будут идти инвестиции в инфраструктуру, на что потребуется 12 млрд руб.

Мы предполагаем, что отдача начнется уже в 2007году. А за 2—3 года функционирования зоны можно окупить, по крайней мере по консолидированному бюджету.

Концепция такова, что зона создается с чистого листа. И инфраструктура заново создается, и площадка чистая. Ни на каком существующем предприятии ничего не размещается, строятся новые. Соответственно только новые инвесторы приходят, и это не могут быть филиалы уже созданных предприятий. Строго говоря, это попытка на пустом месте создать оазис экономического роста.

Мы хотим из ОЭЗ сделать некий адекватный инструмент, который бы давал положительные результаты.

— Не будут ли закрываться уже существующие предприятия, чтобы зарегистрироваться в зонах?

— Закрыть и вновь открыть легко малый бизнес. Крупный завод закрыть трудно, издержки слишком высоки. Но ничто не мешает крупному предприятию какую-то часть своего производства перенести в зоны, зарегистрировав там еще самостоятельное юридическое лицо.

— Компромисс, достигнутый с Минфином, не лишил зоны привлекательности?

— Я считаю, что для легального сейчас бизнеса созданы условия для прихода в ОЭЗ и получения более благоприятного режима. Если же предприятие функционирует в офшоре, то естественным образом оно ничего от этого не получит. Потому что если сейчас оно не платит налогов вообще, то от прихода в зону, где предполагается уплата налогов, выигрыша не будет. Во многом, кстати, претензии по предприятиям IT связаны именно с этим.

— Будет ли у регионов право снижать резидентам зон ставку налога на прибыль?

— Только на 4%, как и во всей стране. Но для ОЭЗ предусмотрен льготный перенос убытков на будущее, ускоренная амортизация.

Мировой опыт (а мы получили комментарий от Всемирного банка) показывает, что весь инструментарий, связанный с налоговой системой в зонах, нацелен не на предоставление льгот, а на упрощение административных режимов. Это самое главное, что требуется в ОЭЗ. К тому же у нас есть негативный опыт, связанный с функционированием зон, поэтому к кардинальным налоговым льготам относимся с опаской. И все равно пошли на серьезное снижение ЕСН для технико-внедренческих зон.

— А какие плюсы по контролю? В законопроекте сказано: «Плановые проверки не чаще чем раз в три года…»

— За исключением налоговых и таможенных проверок. С учетом серьезных предоставляемых послаблений здесь нельзя что-то радикально изменить. Но упрощение общения с органами госвласти, безусловно, будет. Контролирующие органы (Санэпиднадзор, например) смогут проверять резидента ОЭЗ исключительно по согласованию с территориальным органом, осуществляющим управление зоной.

С учетом того, что управляться зоны будут централизованно — специальным федеральным агентством, это позволит некоторым образом контролировать деятельность всех органов, которые будут осуществлять контроль в ОЭЗ. Можно будет в любой момент понять, какой орган превышает свои полномочия, и это пресечь. Так что с превышением полномочий контролирующими органами будет проще бороться.

Но со стороны территориального органа за резидентами тоже будет контроль. Они должны выполнять соглашение, заключенное при регистрации в зоне (по виду продукции, по объемам). Если соглашение нарушается, то резидент ЭОЗ может быть лишен своего статуса. Это для того, чтобы компания, заявившаяся как производитель телевизоров, грубо говоря, не стала выпускать водку.