1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 883

Спасительная ликвидность пройдет мимо европравительств

Испания и без того с трудом переживает любой очередной платеж по своим гигантским долговым обязательствам. Не так, как Греция, конечно, но при последнем пожарном размещении государственных облигаций их доходность достигла неприличных размеров. О том, что страна вползает во вторую волну рецессии всего за три года, и говорить не приходится

Мало того: один из крупнейших банков страны, третий по размеру активов, Bankia, нуждается в срочном вливании ликвидности. Причина — увлечение рынком недвижимости. Испания, как известно, долгое время была буквально раем для инвестиций в недвижимость. Даже быстро подрастая год от года, испанская недвижимость оставалась вполне доступной и выглядела перспективной. Не только иностранные инвесторы купились на эту приманку, но и сами испанцы, в том числе, как выясняется, и Bankia. Сейчас одна только банковская система Испании, по данным местного центрального банка, вложила в местную недвижимость 323 млрд евро — свыше трети экономики страны и почти четверть ее государственного долга. Хуже всего, что по меньшей мере 174 млрд евро из них испанский ЦБ отнес к категории проблемных инвестиций. К тому же, даже осознавая проблемы со своими инвестициями, испанские банки создали недостаточно резервов под возможные списания — всего около трети от необходимой суммы. А Bankia — крупнейший среди банков владелец проблемной недвижимости — 32 млрд евро! Главным образом это офисы, в частности недостроенные. Четвертая за последние три года попытка помочь банковской системе Испании будет, видимо, включать национализацию Bankia, на что потребуется, по оценкам разных аналитиков, от 10 млрд до 14 млрд евро. Гигантская сумма: до сих пор вся помощь банковскому сектору Испании составляла всего 18 млрд евро.

Интересно, что сам Bankia родился из желания погасить одну из предыдущих волн финансового кризиса. Это продукт слияния нескольких крупных испанских сберкасс. А председателем правления банка до самого последнего времени работал Род­риго Рато — бывший министр экономики Испании и бывший управляющий директор МВФ. Теперь Рато, конечно, подал в отставку, а его советники стали говорить, что совершенно не ожидали такого быстрого ухудшения ситуации.

Помимо простого вливания ликвидности испанское правительство собирается предложить банкам метод борьбы с проблемными активами, изобретенный и успешно примененный Ирландией в 2009 г. Речь идет о создании специального фонда, гарантированного государством, куда поступят все их проблемные активы.

Клеменс Фьюст из Центра исследования налоговой нагрузки Кембриджского университета считает, что в случае Испании этот метод может и не сработать. Сложность в том, что Испания и ее банки слишком зависимы друг от друга и тянут друг друга вниз. «Вот в Калифорнии долговой кризис не представляет угрозы для „долларовой зоны“, потому что калифорнийские банки не нахватали долгов родного штата», — объясняет Фьюст.

Предложение самого Фьюста, и не только его, но и большой группы ученых-экономистов, состоит в том, чтобы прекратить практику отдельного, суверенного спасения банков в еврозоне. Необходимы полномасштабная общая система банковского регулирования по всей еврозоне и отдельный фонд, из которого можно было бы финансировать именно банковские проблемы с ликвидностью, не смешивая их с проблемами государств. Это означает, что государствам придется передать очередную порцию полномочий «наверх», в общеевропейские бюрократические структуры. Но такой шаг правильный, уверена нынешний управляющий директор МВФ, бывший министр экономики Франции Кристин Лагард. Она предлагает учредить фонд для выкупа проблемных банков или их активов — Европейское учреждение финансовой стабильности (European Financial Stability Facility), который будет напрямую работать с банками. «Мы бы предпочли финансировать спасательные операции, минуя государственные структуры», — заявила Лагард.

Еще дальше в своих предложениях зашел вице-президент Европейского центробанка, представитель весьма проблемной Португалии Витор Констансио. По его мнению, у всех 17 стран еврозоны должен появиться единый финансовый регулятор. Он будет не только следить за состоянием банков, но и распоряжаться фондом, который может или спасти проблемный банк, или принять решение о прекращении его деятельности. (С прошлой осени финансовые регуляторы еврозоны объединены в Европейскую банковскую организацию, но реальных полномочий у нее пока нет.)

Данную позицию поддерживают многие экономисты. Правда, некоторые из них считают, что в сферу деятельности регулятора и фонда должны входить исключительно международные банки, а национальные по-прежнему могут находиться в сфере ответственности национальных правительств. Необходимость надгосударственного контроля над международными банками однажды метко описал председатель Банка Англии Мервин Кинг: «Глобальными банки выглядят, пока живы; умирать они возвращаются домой».

В евробюрократии идея надгосударственного регулирования деятельности международных банков уже получила документальное воплощение. Мишель Барнье, отвечающий в Еврокомиссии за финансовое регулирование, пообещал, что в кратчайшие сроки представит на суд публики проект постановления, по которому за международными банками будут следить не один национальный регулятор по месту их главной регистрации, а несколько — по месту их основой активности, в тесной координации.