1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Добровольная помощь, или Обязательная благотворительность

Тема социальной ответственности бизнеса не сходит со страниц печати всего мира. Особую остроту эта проблема приобретает в странах с переходной экономикой, к коим относится и Россия. Совсем недавно в редакции «ЭЖ» состоялся круглый стол на тему «Что такое социальная ответственность бизнеса» — первый из цикла круглых столов «Социальная ответственность российских компаний: реалии и перспективы».

Разговор получился эмоциональным, но продуктивным. Существуют принципиально разные взгляды на корпоративную социальную ответственность (КСО). Так считает Татьяна Лукьяненко, главный специалист по КСО МХК «ЕвроХим»:

— Одни говорят, что социальная ответственность должна проявляться в содействии социальной стабильности, предоставлении рабочих мест и выполнении обязательств перед сотрудниками. Многие полагают, что ее суть в уплате налогов, защите окружающей среды и реализации экологических программ, а также в устойчивом росте доходов бизнеса. Тех, кто отводит значительную роль содействию в решении местных социально-экономических проблем и поддержке социальных программ, развитию культуры и спорта, меньшинство.

Социальную ответственность понимают просто как моральную обязанность перед бедными и редко как ответственность перед обществом. На самом деле обязательства компаний выходят далеко за пределы благотворительности и охватывают целый комплекс вопросов, связанных с экономической устойчивостью, взаимоотношениями с поставщиками, потребителями и персоналом, качеством продукции, экологической безопасностью, правами человека, взаимодействием с местными сообществами, включая благотворительность.

«ЕвроХим» же выделяет такие направления, как подготовка предприятий к получению сертификатов по международным стандартам качества ISO; увеличение налоговых отчислений; рост инвестиций в сохранении окружающей среды; обеспечение максимальной безопасности производства; расширение благотворительной деятельности; поддержка региональных программ; спорт и здоровый образ жизни.

На наш взгляд, социальное инвестирование — это проведение целенаправленной долгосрочной политики компании, оказывающей управленческое воздействие на местные сообщества, а некомпенсирующей непрофессионализм государственного муниципального управления.

Несколько отличная точка зрения у заместителя председателя Горно-металлургического профсоюза России Александра Кузнецова.

— В Европе считается, что главное в КСО — это высокая зарплата и достойные условия труда. И лишь в случае, когда государство не справляется с какими-то социальными программами и проектами, может быть привлечен бизнес. А КСО по-российски нередко представляет собой некий откуп от властей придержащих и способ лишний раз «пропиариться».

В нашей отрасли достаточно много предприятий, имеющих 3 — 10-кратный рост чистой прибыли ежегодно. Они покупают порты, предприятия за границей. При этом зачастую работникам увеличивают зарплату лишь на 10—15% (то есть на уровне инфляции) и считают сей факт чуть ли не подвигом. А уж если плюс к индексации ее повышают еще на 10, то считается, что такая организация автоматически должна стать победителем ежегодного всероссийского конкурса «Российская организация высокой социальной эффективности». Получается, что за социальную ответственность бизнеса у нас готовы принимать обычное исполнение законов РФ.

Конечно, сегодня можно назвать целый ряд предприятий отрасли социально ответственными. В то же время нужно учитывать, что больше половины металлопродукции идет на зарубежные рынки по мировым ценам. То есть российский металл — конкурентоспособный, а зарплата российского металлурга ниже, чем у его иностранного коллеги.

В нашей стране бизнесу свойственно возлагать на себя дополнительные обязательства, когда он только «завоевывает» определенную территорию. Нередко оказывает помощь региональным и местным бюджетам, в покупке автомобилей для милиции, «скорой помощи», а также спонсирует структуры, от которых зависит благополучное пребывание бизнеса в регионе. Впоследствии, когда все связи налажены, крупные компании платят на порядок меньше по сравнению даже с более мелкими, только начинающими «заигрывать» с властью.

И важно понимать, что пока мы не поднимем зарплату до европейского или американского уровня, не установим налоговые правила игры, позволяющие более успешно и официально наполнять местные бюджеты, так будет и впредь. Государство, региональная и местная власть будут вынуждены обращаться за помощью к бизнесу. А он будет вынужден откупаться, причем более выгодными именно для себя способами. При этом, кстати, убеждая работников и профсоюзы в невозможности существенного повышения зарплаты из-за того, что направляют огромные средства на решение социальных проблем, которые должна, но не в состоянии решить власть.

Ирина Перова, директор по социальным программам, КСОРР встала на защиту российского бизнеса:

— Мы постоянно слышим, что бизнес должен помогать… Но ведь главная его цель — производство товаров, оказание услуг и, как следствие, получение прибыли. При этом предприятие должно платить зарплаты, развиваться и т. д. И если перекладывать на бизнес огромное количество обязательств, это будет тормозить его развитие и заставит уйти в тень.

Социальная ответственность у нас действительно находится только в зачаточном состоянии. В других странах она достаточно хорошо развита. К примеру, Международная организация предпринимателей разработала принципы КСО, которые сводятся к тому, что «ответственность»— это тоже инструмент развития производства. И формы ее проявления на каждом предприятии должны быть разными: где-то — это экология, где-то — улучшения условий труда, образовательные программы и т. д. КСО недолжно быть взамен чего-то, что не может сделать государство, а в дополнение.

Несколько лет назад КСОРР проводил исследование по этой тематике. И выяснилось, что около 80%предприятий оказывают ту или иную медицинскую помощь своим работникам. Получилось, что работодатель, оплачивая единый социальный налог и являясь официальным страхователем наемных работников, несет еще и дополнительные расходы. То есть дважды платит за одно и то же. Считаю, КСО — это в принципе добровольное дело каждого предприятия.

Поддержал мнение И. Перовой специалист компании «Форема-Кухни» Евгений Матвеичев:

— В нашей компании понятие корпоративной социальной ответственности началось с генерального директора. Постепенно философия руководителя стала переноситься и на всю компанию. «Форема» поставила перед собой цель — довольный клиент и довольные сотрудники компании.

Мы изготавливаем кухонную мебель по индивидуальным заказам и недавно выпустили кухню специально для инвалидов. Безусловно, большой прибыли это не принесет, но, как бы громко это ни звучало, мы тем самым выполняем свой гражданский долг. Считаем, что социально ответственная компания способна достичь большего успеха, чем чисто коммерческие предприятия.

Результаты исследований, проведенных WalkerInformation, выявили прямую связь между социальной ценностью компании (суммарным эффектом ее позитивного влияния в обществе), репутацией и преданностью потребителей ее бренду. Для предприятия розничной торговли результаты просто ошеломительные. Увеличение социальной ценности на один пункт ведет к улучшению репутации на 0,55 пункта, а при таком же увеличении экономической ценности— только на 0,32 пункта. Таким образом, социальные показатели оказывают большее воздействие на репутацию фирмы, нежели экономические.

Главный «теоретик» корпоративной социальной ответственности на круглом столе Инга Пагава, директор отдела развития российского представительства «Чаритиз Эйд Фаундейшн» («CAF — Россия»), пояснила: в России термин «КСО» вошел в моду только в последнее время. Хотя в мире он возник еще в 70—80-е годы прошлого столетия. Толчком для его рождения стали громкие скандалы, связанные с загрязнением атмосферы, разливом нефти ит.д. Социальная ответственность бизнеса стала неким инструментом общественного давления на компании и попыткой договориться с ними об их обязанностях перед обществом.

У нас в стране тему социальной ответственности наиболее глубоко стали обсуждать с 2003 года. И каждый интерпретирует ее так, как ему удобно. Если встать на сторону бизнеса, то вполне можно понять его проблемы. Но это не оправдывает безалаберного отношения к своим работникам.

Сегодня ситуация меняется в лучшую сторону. Если еще два-три года назад ставился вопрос: что такое вообще социальная ответственность бизнеса, то теперь российские компании думают о том, что же с ней делать? Мой опыт общения с иностранными бизнесменами, в том числе и в Великобритании, которая признана Кофи Ананом лидером КСО в мире, показал, что инициатива в создании КСО там принадлежит государству и поддерживается министерством торговли и корпоративной социальной ответственности. У нас этот процесс развивается несколько по иному. Он основан на договорном процессе.

В будущем, возможно, бизнес у нас в стране станет более ответственным. Для своего же процветания.

Основания для подобного оптимизма есть. Это подтвердило выступление Натальи Усовой, PR-менеджера компании «Глобал ЭДЖ»:

— Вот уже второй год наша компания проводит Всероссийский конкурс детских творческих работ «Лесные богатства России». Он признан лучшим социальным проектом года на выставке «Российский лес-2005» Министерства природных ресурсов РФ и стал еще одним проявлением активной позиции компании по отношению к обществу и логическим продолжением последовательно проводимой нами социальной программы.

Почти пятьсот участников со всей России прислали свои работы, победители получили призы, главные из которых — компьютеры и… поездка в Москву. У нас много других благотворительных программ. Может, кому-то покажется это не слишком масштабным, но в компании убеждены: социальная результативность бизнеса — это конкретные действия и шаги в большом и малом.

В работе «круглого стола», который стал только началом серьезного разговора, также приняли участие: Виталий Горохов (к.х.н., чл.корр. РАЕН, исполнительный директор, РОО Институт эколого-правовых проблем «Экоюрис»), Владислав Иванов (координатор проектов, PR-агентство «Зеленый остров»), Сергей Никулин (заместитель директора, Publik.ru), Михаил Синицын (специалист по обучению и развитию, Общественный фонд Обнинска), Анастасия Юркина (начальник отдела правового обеспечения, Ассоциация строителей России).

Тема следующего круглого стола — «Формирование и оценка эффективности социальных программ».

Сумма:
%