1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4001

Если почтовые отправления налоговиков не получены

Пока общение между налоговиками и компаниями по телекоммуникационным каналам связи только наращивает обороты. Поэтому нередки ситуации, когда налоговые органы направляют организациям корреспонденцию почтой. Но при таком варианте взаимоотношений возрастает риск, что документ может затеряться или вовсе прийти не на тот адрес. Именно в такой ситуации оказалась организация, обратившаяся за разъяснениями в Минфин России.

Минфин России: документ направлен, а значит, получен

В письме от 12.04.2012 № 03-02-07/1-91 Минфин России рассмотрел вопросы компании, не получившей направленное налоговиками по почте требование об уплате налога. Может ли инспекция в данном случае подтвердить факт получения заказного письма адресатом? Каков порядок исполнения указанной в требовании обязанности, если документ не получен из-за халатности инспектора или работника почты?

Финансисты напомнили, что организация обязана самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога в установленный срок, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах (п. 1 ст. 45 НК РФ). Когда такая обязанность не исполнена или исполнена ненадлежащим образом, инспекция направляет требование об уплате налога и может применить меры принудительного взыскания недоимки в порядке, предусмотренном НК РФ.

Способы направления организации-налогоплательщику требования об уплате налога перечислены в п. 6 ст. 69 НК РФ. Документ может быть вручен руководителю организации лично под расписку, направлен по почте заказным письмом или передан в электронном виде по ТКС. При направлении требования об уплате налога по почте документ считается полученным по истечении шести рабочих дней с даты направления заказного письма (п. 6 ст. 69 НК РФ).

Заказные отправления относятся к регистрируемым. Они принимаются от отправителя с выдачей ему квитанции и вручаются адресату (его законному представителю) с его распиской в получении. Это установлено Правилами оказания услуг почтовой связи, утвержденными постановлением Правительства РФ от 15.04.2005 № 221. Поэтому организация может сообщить о неполучении требования налоговому органу и запросить у него информацию о дате приема почтовым отделением соответствующего реестра почтовых отправлений.

Эта информация пригодится компании для предъявления оператору почтовой связи претензии в порядке, установленном указанными Правилами, в том числе с требованием о возмещении вреда. Но поможет ли это избежать взыскания налоговой задолженности? По мнению Минфина России — нет. В случае неуплаты или неполной уплаты налога в срок, оговоренный в требовании, инспекция взыщет задолженность в порядке ст. 46 и 47 НК РФ.

Можно поспорить

Действия налоговиков в подобной ситуации предсказуемы: они отсчитают шесть рабочих дней с даты направления документа по почте, прибавят восемь рабочих дней на исполнение требования об уплате налога (если более продолжительный срок не предусмотрен в требовании) и примут решение о взыскании задолженности за счет денежных средств организации в банке.

Между тем в п. 4 ст. 69 НК РФ сказано, что срок исполнения требования отсчитывается со дня его получения, а не со дня, когда оно считается полученным. Из системного толкования положений ст. 69 НК РФ можно сделать вывод, что при получении документа организацией лично или по ТКС срок на исполнение требования отсчитывается со дня фактического получения, а при направлении требования по почте — предполагаемого.

Тем не менее Конституционный суд РФ в п. 2 мотивировочной части Определения от 08.04.2010 № 468-О-О отметил, что факт получения требования по почте заказным письмом на шестой день после направления может быть опровергнут при рассмотрении соответствующего спора в суде, в том числе по иску инспекции о взыскании недоимки. Значит, принудительное взыскание налогового долга в ситуации, когда требование фактически не получено, все же можно попытаться оспорить.

Отметим, что финансисты не ответили прямо на вопрос, как инспекция сможет доказать факт получения требования адресатом. Чтобы разобраться в этом, обратимся непосредственно к арбитражной практике.

А судьи что?

Судебная практика по этому вопросу неоднозначна. Поэтому спрогнозировать, какое решение арбитры примут в той или иной ситуации, сложно. И даже если компания действительно не получила требование об уплате налога, еще не факт, что суд сочтет это обстоятельство заслуживающим внимания. Арбитры обращают больше внимания на то, как инспекция исполнила свою обязанность по отправке требования, и на документы, подтверждающие отправку.

Арбитры за налоговиков...

В постановлении ФАС Московского округа от 20.06.2011 № КА-А41/5718-11 судьи решили, что реестр почтовых отправлений с проставленным на нем почтовым штемпелем отделения Почты России, согласно которому требование об уплате налога направлено компании, доказывает надлежащее исполнение инспекцией обязанностей и правомерность дальнейшего взыскания задолженности с расчетного счета организации. В деле имелась копия квитанции, свидетельствующая о получении документа компанией, а в реестре были реквизиты, идентифицирующие требование об уплате налога.

В постановлении от 14.04.2010 № КА-А41/3336-10 арбитры ФАС Московского округа рассмотрели дело, в котором инспекция направила почтой как вынесенное по результатам выездной проверки решение, так и требование об уплате налога. Действия инспекции по направлению документов были подтверждены реестром отправки заказной корреспонденции. Документы направлялись по адресу фактического места нахождения организации, о чем она сама попросила налоговиков в соответствующем заявлении, но были возвращены с отметкой «в связи с отсутствием адресата». Инспекция взыскала деньги с расчетного счета компании, и судьи поддержали это решение. Помимо реестра почтовых отправлений доводом в пользу налоговиков стал ответ отделения связи на запрос начальника инспекции о причинах невручения корреспонденции. Налоговикам сообщили, что по указанному ими адресу расположено большое офисное здание, вход в которое осуществляется по пропускной системе, почтовый ящик для корреспонденции на первом этаже здания отсутствует, вывески с наименованием организации на фасаде здания нет, представитель организации за получением корреспонденции в ОПС не обращался и о своем местонахождении не заявил. Судьи сочли, что инспекция предприняла все возможные меры для вручения требования об уплате налога, и правомерно взыскала с организации задолженность в принудительном порядке.

По аналогичным основаниям поддержали налоговиков арбитры ФАС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 02.03.2011 № А58-2815/10.

Обратите внимание: в этих делах судьи ссылались также на п. 18 постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 № 5. В нем высшие арбитры отметили, что в силу прямого указания закона процедура вручения требования об уплате налога признается соблюденной по истечении шести дней со дня отправления документа по почте заказным письмом, независимо от фактического получения адресатом.

Однако нужно отметить, что постановление Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 № 5 принималось в период, когда требование отправлялось почтой только в случае уклонения налогоплательщиком от его получения иным способом. Об этом говорилось в п. 6 ст. 69 НК РФ в редакции, действовавшей до 02.09.2010. То есть налогоплательщик должен был знать о существовании недоимки и требования, так как инспекция перед отправкой документа по почте предпринимала меры для того, чтобы вручить ему требование об уплате налога лично под расписку. Сейчас налоговики выбирают способ, которым требование об уплате налога будет доведено до организации, на собственное усмотрение. Поэтому возможна ситуация, когда компания не знает ни о наличии у нее недоимки, ни о направленном инспекцией и где-то затерявшемся требовании.

...и против

Заметим, что споров, разрешенных в пользу налогоплательщиков, заметно меньше. И, как правило, в таких спорах прослеживается халатность со стороны инспекции к документальному подтверждению отправки требований в адрес компаний.

Тот же ФАС Московского округа в постановлении от 20.01.2011 № КА-А41/17022-10 пришел к выводу, что в реестре почтовых отправлений должны присутствовать сведения об идентифицирующих реквизитах направляемых документов и (или) штрихкодовый идентификатор. Последний в соответствии с приказом Минсвязи России от 11.02.2000 № 15 должен проставляться в списке РПО для однозначного определения каждого почтового отправления. Арбитры решили, что квитанция, врученная при приеме почтовых отправлений, не является доказательством отправки именно спорного документа, поскольку содержит лишь данные о диапазоне номеров, виде отправлений, отправителе и сумме платы за пересылку. В реестре, представленном инспекцией, не было ни реквизитов названных документов, ни штрихкодового идентификатора.

Судьи отметили, что инспекция не представила иных документов, которые могли бы подтвердить отправку требования налогоплательщику, например обратное уведомление, которое должно было бы присутствовать в материалах дела, учитывая, что согласно реестру корреспонденция была заказной с уведомлением.

В постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 26.08.2010 № А69-493/2010 арбитры указали, что инспекция не доказала факта направления налогоплательщику требования об уплате налога и решения о взыскании задолженности, поскольку из копий почтовых квитанций и реестра почтовых отправлений невозможно установить факт направления именно этих ненормативных правовых актов.

ФАС Центрального округа признал незаконными действия инспекции по принудительному взысканию задолженности, установив по представленным в дело реестрам отправки почтовой корреспонденции, что требование об уплате налога было направлено простым письмом, которое компания не получила (постановление от 03.12.2010 № А54-1499/2010С5).