1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Не налогами, так администрированием Минфин пытается достать бизнес

Разговоры о необходимости совершенствования налогового администрирования последние месяца три шли постоянно — и с Президентом, и на различных рабочих группах, и в прессе. И вот свершилось — на днях законопроект о внесении соответствующих изменений в первую часть НК РФ поступил в Госдуму. Но легче ли будет жить налогоплательщикам, если проект в его нынешнем виде станет законом? Своими соображениями на этот счет с читателями «ЭЖ» поделился заместитель председателя Комитета по бюджету и налогам Госдумы РФ Андрей Макаров.

Чтобы оценить, что сегодня собой представляет законопроект и какие у него перспективы, нужно вспомнить, как он появился. В свое время к Президенту по проблемам, связанным с налоговым администрированием, обращался и бизнес, и вице-премьер правительства А. Жуков.

Сейчас нет смысла много рассказывать об этих проблемах. Наиболее точно их сформулировал Президент в Послании, когда сказал о необходимости прекратить террор налоговых органов в отношении налогоплательщиков, в том числе путем проведения повторных проверок. А если уж Президент говорит о налоговом терроре, значит, проблема действительно есть, и она нуждается в срочном решении.

Специально созданная при Координационном совете по конкурентоспособности рабочая группа, которую от правительства возглавил А. Кудрин, а от бизнесменов А. Шохин, вырабатывала определенные подходы к администрированию. Одновременно с этим Минфин (во исполнение воли Президента) подготовил свой законопроект, и параллельно обсуждались две темы: что нужно сделать для улучшения налогового администрирования и законопроект Минфина.

С моей точки зрения, чтобы упорядочить деятельность налоговых органов, кардинально править налоговое законодательство не нужно. Сегодня в Налоговом кодексе есть и ограничения по проверкам, и презумпция невиновности налогоплательщика, и бремя доказывания налоговым органом, и положение, по которому все неясности налогового законодательства трактуются в пользу налогоплательщика. Нужно только исполнять требования НК РФ.

Для этого изменений в закон не требуется. Возможно, налоговикам хватило бы и окрика Президента.

Другое дело, что, когда писался Кодекс (а я как один из авторов общей части НК могу об этом говорить), расчет делался на его адекватное прочтение. Однако оказалось, что не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут выискивать удобные для них варианты (зачастую просто игнорируя какие-то нормы, ссылаясь на то, что они недостаточно четко прописаны). Поэтому если говорить об улучшении налогового администрирования, то речь должна идти о точечной настройке НКРФ (что-то дописать, уточнить по вопросам, по которым возникают проблемы).

Но Минфин пошел по совершенно другому пути, представив законопроект, узаконивающий произвол налоговых органов. Сейчас об этом мало кто говорит, но там была и фактическая отмена презумпции невиновности, и переложение бремени доказывания на налогоплательщиков, и внесудебное взыскание штрафов, и смена момента уплаты налогов. То есть имел место пересмотр фундаментальных положений общей части НК РФ. Одновременно законопроект содержит огромное количество таких идей, которые уже были неоднократно Думой рассмотрены и отвергнуты (например, по налоговому резиденту, по сборщикам налогов). Дескать, в комплекте пройдет и это.

Между тем уже сегодня налоговые органы (к сожалению, при попустительстве Минфина) стали самостоятельной экономической силой и ощущают себя самостоятельным политическим фактором. Любой налоговый инспектор может обрушить фондовый рынок страны, после чего никакие увещевания и рассказы министров финансов и экономики не помогут. И если бы этот законопроект был принят, то первую часть НК надо было бы переименовать в Кодекс налогового террориста. Такого текста, конечно, не ожидал никто.

Однако тот положительный момент, что впервые к диалогу с Минфином было приглашено бизнес-сообщество (и здесь нужно отдать должное А. Кудрину, это целиком его заслуга), сыграл свою роль. В результате такой совместной работы были отброшены многие первоначальные предложения Минфина. Правда, создается впечатление, что их вписали в проект специально, чтобы потом ими пожертвовать…Но вернемся к тем вопросам, которые являются основными. Где же проходит граница между террором и нормальной деятельностью налоговых органов?

✔Одним из самых важных, на мой взгляд, вопросов был закрытый перечень документов, которые могут быть истребованы при налоговой проверке. И вот проект поступил в Думу, но закрытого перечня в нем нет! Более того, у налогоплательщика могут быть истребованы бухгалтерские и налоговые регистры, а значит, практически все.

То есть мало того, что нет закрытого перечня, так еще самым серьезным образом расширен список того, что могут требовать налоговые органы. Разве налогоплательщику сделали лучше? Упорядочили его взаимоотношения с инспекцией? Те поправки, которые вносятся сегодня, практически уравнивают камеральные проверки с выездными, причем камеральные проверки по степени их регламентированности становятся еще страшнее выездных.

✔Теперь о сроке выездной проверки. Напомню, что на сегодняшний день он у нас в НК прописан — два месяца и месяц на филиалы. Правда, налоговые органы при поддержке КС РФ научились его растягивать, но это как раз проблема прочтения. Но что получилось сейчас, когда законопроект Минфина ввел ограничение по срокам? До 15 месяцев может продолжаться выездная налоговая проверка. Может, тогда проще написать: налогоплательщика можно проверять всю жизнь, в этом случае тоже будет ограничение по срокам от даты рождения до даты смерти.

✔ Не менее важны основания для назначения повторных проверок, потому что это основной инструмент давления на бизнес. Повторная проверка необходима, когда возникают сомнения в честности налогового инспектора. Что нужный результат проверки был куплен. Но выявляется-то это не в ходе повторных налоговых мероприятий (иначе нужно было бы вводить стопроцентные повторные проверки) и регламентируется это не Налоговым кодексом, а уголовно-процессуальным законодательством и законодательством об оперативно-розыскной деятельности.

Следовательно, речь о повторной проверке может идти, если в ходе оперативно-розыскной или уголовно-процессуальной деятельности установлено, что проверка налогоплательщика была неправильной по той или иной причине (инспектор, например, взял взятку). Так вот, только привлечение ответственности работника налогового органа к уголовной или иной должно становиться основанием для повторной налоговой проверки. В противном случае все переворачивается с ног на голову и налогоплательщика заставляют отвечать за налогового инспектора.

Что касается назначения повторных проверок по просьбе налогоплательщика и по решению суда, то в этой части я абсолютно не согласен с представителями бизнеса. Любого налогоплательщика можно заставить сделать все, что угодно. Да и решение суда получить труда не составит, особенно с учетом того, что сегодня правовое поле сузилось до пространства между Басманным и Мещанским судом.

Исходя их подходов по принципиальным вопросам, связанным с налоговым администрированием, можно сказать, что, к сожалению, проблема, которая была поставлена Президентом, законопроектом о совершенствовании налогового администрирования не решена.

А ведь здесь не просто галочку надо поставить о выполнении. То, что происходит сегодня в этой сфере, рушит инвестиционную привлекательность, и на то, чтобы восстановить нанесенный ущерб, потребуются десятилетия.

В этой связи официальным решением Думы на сентябрь (когда будет идти этот законопроект) назначено проведение «круглого стола» совместно с бизнес-сообществом. У бизнеса должна быть возможность донести свою позицию до депутатов Госдумы, которым теперь и предстоит работать с этим законом.

Регионы также должны представить свои замечания по концепции изменений в первую часть Налогового кодекса. Можно сказать, что Госдума будет рассматривать все предложения также должны представить свои замечания по концепции изменений в первую часть Налогового кодекса.

Нехитрый расчет

Выездная налоговая проверка (ВНП) может длиться не более 2 месяцев (при наличии обособленных

подразделений не более 3).

На 2 месяца ВНП продлевается для проведения встречных проверок или экспертизы по решению руководителя регионального управления.

Еще на 4 месяца (для стоящих на учете в МРИ — на 6) ВНП может продлить руководитель ФНС — «при наличии достаточных оснований».

Еще 4 месяца он может добавить «в исключительных случаях».

Итого: предприятие без филиалов можно проверять до 12, а крупного налогопллательщика — до 15 месяцев.