1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1065

Истина в суде («Новая бухгалтерия», № 10, 2011 г.)

Здесь представлены комментарии к самым актуальным и свежим судебным решениям арбитражных судов.

НДС

Если общество воспользовалось правом на заявление вычетов по НДС в период нахождения на общепринятой системе налогообложения, а пользоваться оплаченными товарами начало позже, перейдя на спецрежим, вычеты заявлены правомерно.

(Постановление ФАС Центрального округа от 05.08.2011 по делу № А64-5839/2010)

Инспекция провела камеральную проверку представленной обществом налоговой декларации по НДС за IV квартал 2009 г. Посчитав, что общество завысило сумму налоговых вычетов, инспекторы предложили ему перечислить в бюджет недоимку по налогу, пени и штраф.

Общество не согласилось с результатами проверки, обратилось в суд и выиграло дело.

Инспекция пришла к выводу, что товары, предварительно оплаченные продавцам, не получены в отчетном периоде. К тому же с 2010 г. общество применяет единый сельскохозяйственный налог. При таких обстоятельствах оно, по мнению налоговиков, утратило право на вычет НДС по авансам, так как товары, предоплата за которые перечислена в IV квартале 2009 г., не будут использованы в 2010 г. для осуществления операций, подлежащих обложению НДС.

Напомним, что вычетам у налогоплательщика, перечислившего суммы оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров, подлежат суммы налога, предъявленные продавцом этих товаров (п. 12 ст. 171 НК РФ). Такие вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при получении оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок, документов, подтверждающих фактическое перечисление сумм оплаты, при наличии договора, предусматривающего перечисление указанных сумм (п. 9 ст. 172 НК РФ).

Все упомянутые требования общество выполнило. Поэтому арбитры отклонили довод инспекции о том, что оплаченные товары не будут использованы обществом для осуществления операций, подлежащих обложению НДС. Да, общество перешло с 2010 г. на спецрежим. Но правом на заявление вычета оно воспользовалось в период применения общего налогового режима. А правила п. 3 ст. 170 НК РФ о восстановлении и уплате в бюджет сумм налога, указанных в п. 2 названной статьи, не применяются в отношении налогоплательщиков, переходящих на спецрежим в соответствии с главой 26.1 НК РФ.


Передача здания на безвозмездной основе признается реализацией и подлежит обложению налогом на добавленную стоимость.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.08.2011 по делу № А11-10484/2009)

По результатам выездной налоговой проверки инспекторы доначислили обществу НДС, пени и штраф. Основания: налогоплательщик в счет погашения обязательств передал в собственность третьему лицу здание, находящееся у него на праве хозяйственного ведения. Налоговики посчитали, что такая операция является реализацией предмета залога, поэтому у общества возникла обязанность по уплате налога.

Налогоплательщик обратился в суд, но он занял сторону налоговиков.

Общество создано на основании постановления городской администрации. Его имущество находится в муниципальной собственности, является неделимым и принадлежит ему на праве хозяйственного ведения. Из материалов дела следует, что спорное здание выступало в качестве залога по кредитным договорам. Общество являлось залогодателем, другое муниципальное предприятие — заемщиком. Право требования по этим договорам перешло к третьему лицу — кредитору. В соответствии с кредитным договором залогодатель в счет погашения обязательств заемщика передал кредитору здание. Городская администрация подтвердила согласие на заключение данной сделки.

Обосновывая свою позицию, налогоплательщик-залогодатель указал, что не является собственником муниципального имущества, поэтому не может получить доход от его продажи, даже если исполнил обязанность по совершению сделки. По мнению общества, в данном случае при передаче имущества нет реализации. Следовательно, нет и объекта налогообложения по НДС.

Суд первой инстанции доводы общества принял и удовлетворил требование в полном объеме. Но апелляционная инстанция это решение отменила. Арбитры пришли к выводу, что в данном случае осуществлена передача здания на безвозмездной основе. Такая передача в соответствии со ст. 39 и 146 НК РФ признается реализацией и подлежит обложению НДС. Следовательно, инспекция правомерно начислила налог, пени и штраф.

Довод общества о том, что при передаче имущества реализации не было, суд отклонил. В силу п. 3 ст. 299 ГК РФ право хозяйственного ведения имуществом прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным для права собственности. Суд кассационной инстанции согласился с этим выводом.

Суд отказал в признании решения налоговой инспекции незаконным в части начисления НДС и пеней, поскольку заявитель не относится к органам местного само­управления, а является коммерческой организацией, осуществляющей деятельность по предоставлению внаем недвижимого имущества наравне с другими хозяйствующими субъектами, оказывающими аналогичные услуги.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.08.2011 по делу № А74-4130/2010)

Инспекция по результатам камеральной налоговой проверки уточненной декларации муниципального унитарного предприятия по НДС за II квартал 2006 г. приняла решение о доначислении налогоплательщику налога и пеней. Основания: неправомерное применение предприятием льготы, предусмотренной подп. 17 п. 2 ст. 149 НК РФ.

Налогоплательщик обратился в суд, но не нашел поддержки у арбитров.

МУП предоставляло внаем недвижимое имущество и собирало плату за право торговли на рынке. Размер платы устанавливал уполномоченный орган (городская администрация). Средства перечислялись непосредственно в муниципальный бюджет. Поэтому предприятие полагало, что в проверяемом периоде имело право на освобождение от уплаты НДС на основании подп. 17 п. 2 ст. 149 НК РФ. Кроме того, налогоплательщик считал, что инспекция необоснованно начислила НДС на полный размер арендной платы, не учитывая того, что налог мог быть включен в размер арендной платы. Следовательно, спорное решение подлежит отмене и в связи с тем, что не был применен расчетный метод определения НДС.

Арбитры обратились к подп. 17 п. 2 ст. 149 НК РФ. В частности, согласно этой норме не облагаются НДС реализация на территории РФ услуг, оказываемых уполномоченными на то органами, за которые взимается госпошлина, а также пошлины и сборы, взимаемые госорганами, органами местного самоуправления, иными уполномоченными органами и должностными лицами при предоставлении организациям и физлицам определенных прав.

Суд установил, что МУП создан на основании постановления городской администрации, основной вид деятельности — сдача внаем недвижимости (земельные участки). МУПу предоставлено право передавать эти участки в субаренду с взиманием арендной платы, размер которой установлен без НДС. То есть спорные услуги оказывал МУП, а не органы местного самоуправления.

Довод налогоплательщика о том, что он уполномочен на взимание пошлин и сборов, суд отклонил. Дело в том, что в подп. 17 п. 2 ст. 149 НК РФ речь идет об административно установленных пошлинах и сборах, в то время как предприятие принимало арендные платежи на основании гражданско-правовых договоров. Таким образом, льготу по НДС предприятие применяло неправомерно.

Довод о том, что инспекция необоснованно начислила НДС на полный размер арендной платы без учета того, что налог мог быть включен в ее размер, по мнению арбитров, противоречит фактическим обстоятельствам дела. На основании заключенных договоров субаренды в спорный период предприятие принимало от контрагентов арендные платежи, не предъявляя к уплате НДС.

Ссылку налогоплательщика на то, что часть прибыли перечислялась в бюджет города, суд принял во внимание, так как речь шла о самостоятельном решении учредителей МУП.

Кроме того, услуга по предоставлению в аренду участков фактически была оказана и оплата за нее получена в одном налоговом периоде, в связи с чем поступавшие в соответствии с условиями договоров от субарендаторов денежные средства в целях обложения НДС нельзя признать авансовыми платежами, в отношении которых применяется расчетный метод определения налога.

Налоговый кодекс РФ не содержит требований к форме документов, подтверждающих принятие товаров, работ, услуг на учет и не предусматривает в качестве самостоятельного отказа в применении налогового вычета по НДС отсутствие какого-либо реквизита в первичных документах.

(Постановление ФАС Московского округа от 12.08.2011 № КА-А40/8591-11)

По результатам камеральной проверки уточненной декларации общества по НДС за II квартал 2008 г. инспекция приняла решение об отказе в возмещении НДС, а также начислении недоимки, пеней и штрафа. Основания: налогоплательщик не представил документы, подтверждающие факт уступки прав и обязанностей по договорам лизинга, и счета-фактуры по взаимоотношениям с контрагентами, а товарные накладные оформлены с нарушениями.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

Суд установил, что на момент уплаты авансовых платежей лизингополучателями по договорам лизинга являлись юридические лица, изначально заключившие такие договоры с обществом (первоначальные лизингополучатели). Счета-фактуры на аванс оформлены с указанием в качестве покупателей первоначальных лизингополучателей. Впоследствии они уступили свои права и обязанности по договорам лизинга в полном объеме иным лицам (новые лизингополучатели). На дату начисления лизинговых платежей в II квартале 2008 г. стороной по договорам лизинга являлись новые лизингополучатели. В книге покупок за спорный период налогоплательщик зарегистрировал счета-фактуры, которые выписаны и зарегистрированы обществом в период получения предоплаты. В графе 5 «Наименование продавца» книги покупок указано наименование нового лизингополучателя, то есть фактического лизингополучателя в данном налоговом периоде. Реальность взаимоотношений общества с лизингополучателями материалами дела подтверждена.

Что касается непредставления документов в ходе проведения камеральной проверки, арбитры указали следующее. Налогоплательщик вправе представлять, а арбитражные суды обязаны исследовать документы, которые являются основанием получения налогового вычета, независимо от того, были эти документы истребованы и исследованы налоговой инспекцией при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответ­ственности и предоставлении налогового вычета или нет (Определение КС РФ от 12.07.2006 № 267-О).

В данном случае инспекция не указала на наличие несоответствий в представленных сведениях и не истребовала дополнительно документы, подтверждающие уступку прав и обязанностей по договорам лизинга. Кроме того, в акте налоговой проверки не изложены конкретные обстоятельства, послужившие основанием для отказа в применении налоговых вычетов по НДС. Поэтому общество не могло надлежащим образом возражать против выводов инспекции.

Довод налоговиков о нарушениях в товарных накладных также не принят. Так, инспекция указала на отсутствие в документах даты отпуска и получения груза, печатей покупателя, лизингополучателя и грузополучателя. Но арбитры пришли к выводу, что эти недостатки не препятствуют признанию товарных и товарно-транспортных накладных в качестве первичных учетных документов, не опровергают осуществление хозяйственной операции по поставке товара и принятие его к учету налогоплательщиком, а значит, не лишают последнего права на вычет.

Налоговый кодекс РФ не содержит требований к форме документов, подтверждающих принятие товаров, работ, услуг на учет, и не предусматривает в качестве самостоятельного отказа в применении налогового вычета по НДС отсутствие какого-либо реквизита в первичных документах. Представленные обществом товарные накладные содержат сведения о товаре, его количестве, цене, а отсутствие названных инспекцией реквизитов не препятствует идентификации товара и документов. Отсутствие печати покупателя либо лизингополучателя в актах о приеме-передаче товара не основание для непринятия товаров к учету. Подтверждением фактической передачи товара от продавца к покупателю являются накладные на их отпуск.

Довод инспекции о неправомерном предъявлении к вычету НДС в связи с тем, что на представленных в налоговые органы актах приема-передачи товаров в лизинг отсутствует печать лизингополучателя и, следовательно, они не могут являться подтверждением передачи имущества в лизинг, суд также не принял. Арбитры указали, что учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации. Документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты: наименование документа; дата составления документа; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц. Так как унифицированная форма акта приема-передачи товаров, дополнительно оформляемого между продавцом товара, обществом и лизинго-
получателем, законодательно не утверждена, налогоплательщик вправе считать этот акт первичным учетным документом при условии, что он содержит перечисленные выше обязательные реквизиты. Печати покупателя и лизингополучателя в качестве обязательных реквизитов первичного учетного документа не предусмотрены.

Налоговая выгода

Решение налоговой инспекции признано недействительным, так как при заключении договора с контрагентом общество проявило должную осмотрительность, удостоверилось в его правоспособности и получило выписку из ЕГРЮЛ, подтверждающую его госрегистрацию в качестве юридического лица.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.08.2011 по делу № А19-21873/10)

По результатам выездной налоговой проверки обществу доначислили НДС, пени и штраф. Инспекция посчитала, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента.

Общество обратилось в суд и выиграло дело.

В суде инспекция, в частности, ссылалась на результаты почерковедческой экспертизы по спорному контрагенту, а также на то, что налогоплательщик не подтвердил реальное перемещение груза от поставщика.

Арбитры указали, что возможность возмещения налогов из бюджета обусловливается наличием реальных хозяйственных операций. Инспекция вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, только если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении таких операций. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, когда для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с реальной предпринимательской или иной экономической деятельностью.

Рассмотрев материалы дела, арбитры пришли к выводу, что установленные инспекцией обстоятельства не доказывают необоснованности полученной налоговой выгоды и нереальности хозяйственных операций.

Так, налогоплательщик выполнил все необходимые требования для отнесения расходов в состав затрат и применения налоговых вычетов (ст. 171, 172 и 252 НК РФ). Представленные счета-фактуры содержат полную и достоверную информацию. Доказательства совершения налогоплательщиком каких-либо недобросовестных действий с целью необоснованного возмещения из бюджета сумм налога суду не представлены. Реальность хозяйственных операций подтверждена. При заключении договора с контрагентом, проявляя должную осмотрительность, общество удостоверилось в его правоспособности и надлежащей госрегистрации в качестве юридического лица, получив соответствующую выписку из ЕГРЮЛ.

Ссылка инспекции на результаты почерковедческой экспертизы отклонена. Дело в том, что объяснение уполномоченного лица было взято без соблюдения порядка, установленного ст. 90 НК РФ. Следовательно, основанное на этом объяснении заключение эксперта не может быть принято во внимание.

Налогоплательщик, который не подтвердил хозяйственные взаимоотношения с поставщиком, не вправе рассчитывать на заявленные в отношении данного поставщика налоговые вычеты и расходы при исчислении налога на прибыль.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.07.2011 по делу № А19-19796/10)

Инспекция провела выездную налоговую проверку деятельности общества за 2007—2008 гг. Результатом стало доначисление НДС, налога на прибыль, а также начисление пеней и штрафов. Основания: налоговики усомнились в действительности совершенных обществом хозяйственных операций по приобретению транспортной техники у контрагента.

Общество обратилось в суд, но проиграло.

Все хозяйственные операции организации должны оформлять оправдательными документами (первичными учетными документами), на основании которых ведется бухгалтерский учет (п. 1 и 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.96 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

У налогоплательщика, который представил в налоговую инспекцию все надлежащим образом оформленные документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах в целях получения налоговой выгоды, возникают основания для ее получения. Естественно, если инспекторы не докажут, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать следующие обстоятельства:

— невозможность реального осуществления спорных операций;

— отсутствие управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

— учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды;

— совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком.

Суды установили, что общество уменьшило базу, облагаемую налогом на прибыль за 2008 г. на массу амортизационных отчислений по транспортным средствам, приобретенным у спорного контрагента. Кроме того, общество заявило вычеты по НДС. В подтверждение приобретения техники в инспекцию представлены договоры купли-продажи, паспорта транспортных средств, акты приемки-передачи, платежные поручения и др. Но в ходе допроса гражданка, от чьего имени были подписаны представленные поставщиком документы, отрицала свое отношение к данной сделке, в частности, и к деятельности спорного поставщика в целом. Она указала, что руководителем фирмы-контрагента никогда не была и в рассматриваемый период вообще нигде не работала. Почерковедческая экспертиза представленных первичных документов подтвердила, что подписи выполнены другим человеком. Следовательно, первичные документы со стороны поставщика подписаны неуполномоченным лицом.

Кроме того, в ходе встречной проверки спорного поставщика выяснилось, что данная организация не имеет транспортных средств, в 2008 г. у нее вообще не было персонала, налоги организация не платила, а денежные средства за проданную обществу технику не получала. При регистрации транспортного средства в органах технического надзора общество предъявляло ПТС, в которых продавцами имущества значились совсем другие организации.

Таким образом, арбитры пришли к выводу, что общество не подтвердило хозяйственные взаимоотношения с контрагентом и не вправе рассчитывать на заявленные налоговые вычеты и расходы при исчислении налога на прибыль.

Вывод о недостоверности подписей в счетах-фактурах поставщика сам по себе не может рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.08.2011 № А45-20354/2010) 

По результатам выездной налоговой проверки обществу доначислены налог на прибыль, НДС, а также начислены пени и штрафы. Причиной послужило то, что счета-фактуры поставщика, на основании которых общество применило вычеты по НДС, подписаны неуполномоченным лицом, а руководитель контрагента на момент совершения сделок умер.

Общество обратилось в суд и нашло у арбитров поддержку.

Обвинения в получении необоснованной налоговой выгоды инспекция обосновала так: спорный контрагент не находится по юридическому адресу, не имеет управленческого и технического персонала, у него отсутствуют основные средства. Но арбитры признали, что эти обстоятельства не свидетельствуют об отсутствии реальных операций по приобретению обществом товаров у данного поставщика, а также о наличии согласованных действий общества и контрагента в целях получения необоснованной налоговой выгоды. Представленные налогоплательщиком счета-фактуры содержат все обязательные реквизиты (п. 5 ст. 269 НК РФ). Доказательств того, что общество знало о смерти руководителя контрагента, не представлено. Отсутствие в действиях общества должной осмотрительности и осторожности также не доказано.

Общество учитывало хозяйственные операции со спорным поставщиком, реальность их исполнения подтверждена документально. Выписки из регистров бухгалтерского учета, товарные накладные, счета-фактуры доказывают, что приобретенный товар в дальнейшем был реализован.

Поскольку арбитры установили реальность исполнения сделки, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не тем лицом, которое указано в учредительных документах поставщика в качестве руководителя, не может сам по себе в отсутствие иных фактов и обстоятельств рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Общество правомерно приняло товар на учет в соответствии с товарными накладными формы ТОРГ-12, так как эта форма предусмотрена альбомом унифицированных форм первичной учетной документации.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.08.2011 № А27-8139/2010)

Налоговики камерально проверили уточненную налоговую декларацию общества по НДС и вынесли решение о доначислении налога, а также начислении пеней и штрафа. Основания: общество не представило товарно-транспортную накладную по форме 1-Т, которая, по мнению инспекторов, является единственным документом, подтверждающим принятие приобретенного товара на учет. Кроме того, инспекция указала на недобросовестность контрагента общества.

Налогоплательщик обратился в суд и победил.

Арбитры при рассмотрении дела указали, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. Предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

Недобросовестность контрагента не является безусловным основанием для признания недобросовестности самого общества и возложения на него ответственности за действия других лиц, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Из материалов дела следует, что общество заключило с контр­агентом договор на поставку угольной продукции. Факт реального проведения хозяйственных операций между обществом и его контрагентом, а также факты принятия, оприходования, оплаты и последующей реализации товара подтверждены первичными документами. Доказательств того, что контрагент на момент совершения сделок с обществом не обладал правоспособностью, инспекция не представила. Наличие между обществом и его контрагентом взаимозависимости либо аффилированности, а также отсутствие проявления налогоплательщиком должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контр­агента также не доказаны.

Довод налоговой инспекции о том, что товарно-транспортная накладная по форме 1-Т — единственный документ, подтверждающий принятие приобретенного товара на учет, суд не принял. Общество не участвовало в отношениях по перевозке груза, а приобретенные налогоплательщиком товары принимались к учету на основе товарной накладной формы ТОРГ-12, являющейся общей формой для учета торговых операций. Она предусмотрена альбомом унифицированных форм первичной учетной документации, и действия общества не противоречат постановлению Госкомстата России от 25.12.98 № 132. То есть вычеты по хозяйственным операциям с указанным контрагентом применены правомерно.

Обоснованность налоговой выгоды не зависит от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности, а также от эффективности его использования.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.08.2011 № А27-13692/2010)

По результатам камеральной проверки налоговой декларации по НДС обществу отказали в вычете и предложили внести исправления в бухгалтерскую и налоговую отчетность. Основания: отсутствуют реальные затраты при расчетах с контрагентом за оборудование, действия взаимозависимых лиц согласованны, реальные хозяйственные операции отсутствуют.

Налогоплательщик пошел в суд и выиграл.

Суд установил следующее. Оборудование, приобретенное у контрагента, общество сдало в аренду, так как находилось в стадии подготовки к производству работ: эксплуатация приобретенного оборудования требовала получения разрешительной документации.

Инспекция не оспаривала в суде факт расчетов общества с контрагентом за приобретенное оборудование, а также факт передачи оборудования обществу. Довод инспекторов о том, что расчет за оборудование осуществлялся заемными средствами по круговой схеме между взаимозависимыми лицами через расчетные счета, открытые в одних и тех же банках, суд не принял. Арбитры указали, что наличие указанной схемы расчетов и займа не свидетельствует об отсутствии у общества права на налоговый вычет, поскольку НК РФ не связывает право на такой вычет с источником получения средств, уплаченных продавцам за приобретаемое имущество. Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности (использование собственных, заемных средств, эмиссия ценных бумаг, увеличение уставного капитала и т.п.) или от эффективности использования капитала. Об этом сказано в п. 9 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53.

То обстоятельство, что реализованное оборудование общество сдает в аренду, не основание для признания заявленной налоговой выгоды необоснованной. НК РФ не содержит положений, позволяющих налоговикам оценивать произведенные налогоплательщиком сделки при решении вопроса о правомерности применения налоговых вычетов по НДС с позиции экономической целесообразности, рациональности и эффективности хозяйственных взаимоотношений. Налоговое законодательство не регулирует условия ведения финансово-хозяйственной деятельности. Налогоплательщик вправе единолично определять ее эффективность и целесообразность. А взаимозависимость организаций сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной (п. 6 постановления Пленума ВАС РФ № 53).

Таможенная стоимость

Если таможенный орган не доказал недостоверность представленных обществом сведений, а также наличие оснований, исключающих определение таможенной стоимости товара методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами, нет оснований для принятия решения о корректировке такой стоимости.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 19.07.2011 № Ф03-3153/2011)

Участник ВЭД при ввозе товара по ГТД определил таможенную стоимость по первому методу (по цене сделки с ввозимым товаром). Таможня откорректировала таможенную стоимость по резервному методу таможенной оценки на основе стоимости сделки с однородными товарами. Причиной послужило то, что декларант в полном объеме не представил дополнительно запрошенные документы.

Общество оспорило действия таможенников в суде и выиграло дело.

Суд установил, что общество представило таможне все имеющиеся у него в силу делового оборота документы, подтверждающие заявленную таможенную стоимость товара, в том числе контракт и дополнения к нему, инвойс, коносамент и банковские платежные документы, содержащие все необходимые сведения о наименовании, количестве и стоимости товара. Таможня со своей стороны не представила доказательства того, что указанные документы или заявленные в них сведения недостоверны.

Арбитры указали, что обязанность доказывания законности оспариваемого ненормативного правового акта, а также обстоятельств, послуживших основанием для его принятия, возлагается на орган, принявший такой акт (ч. 5 ст. 200 АПК РФ). Поскольку таможня не доказала недостоверность представленных обществом сведений, а также наличие оснований, исключающих определение таможенной стоимости товара методом по стоимости сделки с ввозимыми товарами, оснований для принятия оспариваемого решения не было.

Довод о невыполнении обществом обязанности по представлению в полном объеме дополнительно запрашиваемых документов не принят: такие документы не входят в обязательный Перечень документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом (утвержден приказом Федеральной таможенной службы от 25.04.2007 № 536).

Кроме того, таможня не смогла документально обосновать, каким образом дополнительно запрашиваемые документы могли повлиять на определение таможенной стоимости.

Возврат налога

Вопрос об исчислении срока подачи налогоплательщиком в суд заявления о возврате излишне уплаченного налога должен решаться применительно к п. 2 ст. 79 Налогового кодекса РФ с учетом того, что такое заявление необходимо подавать в течение трех лет со дня, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о факте излишне уплаченного налога.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 10.08.2011 по делу № А56-45466/2010)

Налоговая инспекция отказала обществу в возврате излишне уплаченных сумм налогов и пеней, так как посчитала, что налогоплательщик пропустил срок для обращения в суд. Но суд признал действия инспекции незаконными.

По результатам выездной налоговой проверки за период с января 2003 г. по апрель 2006 г. общество было привлечено к ответ­ственности за налоговое правонарушение (доначислены недоимки по ЕСН, НДФЛ, страховым взносам, а также начислены пени и штрафы). Общество не исполнило требования об уплате налогов в добровольном порядке. Поэтому инспекция взыскала необходимые суммы за счет денежных средств на счетах налого­п­лательщика в банке.

8 августа 2008 г. суд признал данное решение инспекции частично недействительным. Основанием послужило то, что инспекция при доначислении налогов, пеней и штрафов не учла наличие переплаты по налогам. Общество потребовало вернуть списанную сумму на расчетный счет.

Суд не принял доводы инспекции о том, что по данному делу следует применять ст. 79 НК РФ, а не ст. 78 НК РФ, согласно которой заявление о возврате суммы излишне уплаченного налога может быть подано в течение трех лет со дня уплаты указанной суммы. Арбитры указали, что суммы налогов, сборов, пеней, штрафов, излишне уплаченные (взысканные) до 1 января 2007 г. и подлежащие возврату в соответствии со ст. 78 и 79 НК РФ, возвращаются налогоплательщику (налоговому агенту, плательщику сбора) в порядке, действовавшем до дня вступления в силу Федерального закона от 27.07.2006 № 137-ФЗ.

Принимая решение в пользу налогоплательщика, судьи сослались на п. 8 ст. 78 НК РФ, устанавливающий трехлетний срок для обращения налогоплательщика в налоговый орган с письменным заявлением о возврате излишне уплаченных обязательных платежей, поскольку указанный срок применяется и в отношении возврата излишне взысканных налогов по ст. 79 НК РФ1. Вопрос об исчислении срока подачи налогоплательщиком в суд заявления о возврате излишне уплаченного налога должен решаться применительно к п. 2 названной статьи с учетом того, что такое заявление должно быть подано в течение трех лет со дня, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о факте излишне уплаченного налога.

Общество узнало об излишнем взыскании с него инспекцией спорной суммы в день принятия судом решения (8 августа 2008 г.). Поскольку общество обратилось в арбитражный суд с заявлением, рассматриваемым в рамках настоящего дела 24 августа 2010 г., трехлетний срок заявителем не пропущен.

Признание сделки недействительной

Для того чтобы признать сделку недействительной, инспекция должна документально подтвердить, что оспариваемая сделка нарушает публичные интересы, и обосновать, каким образом признание этой сделки недействительной будет способствовать поступлению налогов в бюджет.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.08.2011 по делу № А29-8890/2010)

Инспекция провела выездную налоговую проверку по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов. В ходе проверки выяснилось, что договор аренды транспортного средства, заключенный между обществом и его контрагентом, подписан неустановленным лицом. Инспекция приняла решение о доначислении налога на прибыль, НДС, пеней и штрафа, а также обратилась в суд с иском к обществу и его контрагенту о признании недействительной сделки, оформленной договором аренды. Суд не поддержал заявителя.

Свою позицию налоговики обосновали так. В оспариваемом договоре нет индивидуально-определенных признаков транспортных средств, являющихся объектом аренды и подлежащих передаче арендатору, следовательно, договор не заключен. В случае признания этой сделки недействительной, документы, которыми оформлены услуги по передаче транспортных средств в аренду, не будут иметь юридическую силу. Таким образом, у налоговой инспекции появятся основания отказать в вычетах по НДС, а также признать неправомерными понесенные расходы. Тот факт, что документы по сделке подписаны неустановленным лицом, подтверждено почерковедческой экспертизой.

Изучив материалы дела, арбитры отметили следующее. Налоговики вправе представлять в суд иски о признании сделок недействительными и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам (абз. 4, п. 11 ст. 7 Закона о налоговых органах). Суды при этом должны учитывать, что это право может реализовываться налоговыми органами лишь постольку, поскольку удовлетворение соответствующего требования направлено на выполнение задач налоговых органов, определенных ст. 6 Закона РФ от 21.03.91 № 943-1 «О налоговых органах Российской Федерации». Способствовать этому может признание сделки мнимой или притворной (ст. 170 ГК РФ).

Арбитры указали, что квалификация сделки в качестве недействительной в связи с тем, что она совершена неуполномоченным лицом, не будет безусловным основанием для признания правомерным доначисления налога на прибыль и НДС и не обеспечивает поступление налогов в бюджет (постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

Таким образом, инспекция документально не подтвердила факт нарушения оспариваемой сделкой публичных интересов и не обосновала, каким образом признание ее недействительной будет способствовать поступлению налогов в бюджет.

Ссылку заявителя на то, что в оспариваемом договоре не содержатся данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды, суд отклонил: договор исполнен и у сторон в процессе его исполнения не возникло спора о предмете договора. Поэтому условие о предмете договора не может считаться несогласованным, а договор — незаключенным.