1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Morgan Stanley предлагает поделить Европу на старшую и младшую группы

Осенью 2011 г. стало очевидно то, о чем все политики, многие финансисты и аналитики старались не размышлять последние десять лет: зона евро основана на ряде как будто разумных правил поведения ее обитателей, но эти правила изначально были и в итоге оказались не чем иным, как фикцией.

Считается, что события на валютных рынках отражают экономическую и политическую ситуацию, а также умение правительств собирать налоги. И зря считается — евро тому яркий пример. Первые десять лет существования единой континентальной валюты все рынки (сейчас это совершенно очевидно) недооценивали кредитные риски, связанные с евро. Можно сказать — вообще не думали о рисках, которые таит в себе валютное единство. Хотя инвесторы, возможно, понимали, что законодательный запрет европейского валютного союза на выкуп долговых бумаг стран-членов — чистая фикция (что и подтвердилось).

Однако с тех пор, как начался спровоцированный греческими махинациями и высоким долгом кризис, особенно в последние два года, инвесторы, пожалуй, напротив сильно переоценивают кредитные риски еврозоны. То есть если раньше европейские долги считались тихой гаванью для инвесторов, то теперь — априори рисковым инструментом. Ясно, что ни то, ни другое утверждение несправедливо.

Эту несправедливость как будто все осознают, но действовать против очевидной тенденции желающих крайне мало. Последствия самые печальные: целые рыночные сектора утратили не только инвестиционные стратегии, но и прежнюю сбалансированность, покоившуюся на сверхрепутации единой евровалюты. И еще одна неприятность. Прежнее стабильное евро работало проциклически, потихоньку укрепляясь практически эквидистантно экономическому росту. Нынешнее, якобы рискованное, работает контрциклически: долги дорожают, а экономика если и не падает, то уж точно не растет. Естественно, это противоречие заметно ухудшает и реальную ситуацию с долгами, и репутационную. Порочный круг.

Тем не менее корень проблемы глубже. Репутация евро так легко пошатнулась еще и потому, что ни одна страна еврозоны не может рассчитывать на помощь «кредитора последней надежды», проще говоря — центрального банка, как это бывает в экономиках с национальными ЦБ. Положение, не устойчивое по определению. Конечно, если бы страны еврозоны исполняли взятые на себя обязательства по бюджетному дефициту и не допускали таких диких показателей странового долга (160% ВВП у Греции), никто бы не обращал внимания на особые отношения ЕЦБ и финансовых властей стран, использующих евро. Но теперь можно обратить.

Скверную роль играет и евробюрократическая медлительность, уже ставшая притчей во языцех. Если бы долговые проблемы не обсуждались на самых разных бюрократических уровнях, да еще с выражением озабоченности на непроницаемых финансовых лицах, а сразу были бы залиты деньгами, как это опять-таки бывает в странах с национальными центральными банками, то ничего страшного, возможно, и не было бы. Ну «просел» бы слегка евро, так ненадолго же.

Теперь кризис стучится в немецкие и французские двери. Никакого иного политического решения, кроме тушения долговой проблемы деньгами, не видно. Национальные лидеры двух самых мощных экономик зоны уже пообещали решить вопрос, то есть дать денег, собранных с добросовестных налогоплательщиков, на спасение экономик, построенных процентов на 60, как в Греции, в теневой зоне.

Что будет происходить дальше, видно на примере самой Франции. Стоило покоситься отнюдь не гигантскому франко-бельгийскому банку Dexia, как стало понятно, что запаса прочности у французов не так много. Но деньги на борьбу с долговым кризисом все равно придется где-то взять. И Германия (суверенный долг которой, кстати, пусть и всего на 3 п.п., но больше максимальных 80%), не сможет отказаться от помощи соседям…

Есть, конечно, относительно честный способ сбалансировать ситуацию и без гигантских вливаний, полагает главный аналитик банка Morgan Stanley Эльга Барщ. Необходимо всего лишь разделить выпуски государственных облигаций на старшие, на которые в полной мере распространяются обязательства, и младшие, отнюдь не такие надежные. То есть Германия и Франция попадают в старшую группу, а Греция и ее коллеги — в младшую. По старшим выпускам европейские правительства могли бы рассчитывать на «кредитора последней надежды», а долги младших относительно легко реструктурировать.

Однако в этой конструкции речь идет о дефолте. А это слово инвесторы не любят, политики ненавидят, граждане боятся. Но другого выхода нет, разделение долгов, очевидно, оздоровит ситуацию.

Динамика акций банков России и стран бывшего СССР, сентябрь 2011 г.

MDMBP RM (МДМ-банк)

–8,7%

HSBK LI

–9,6%

MMBM RX (банк ММВБ)

–12,1%

BGEO LI (банк Грузии)

–14,5%

KKB LI (Казкомерцбанк Таджикистан)

–17,0%

VTBR LI (банк ВТБ)

–20,4%

VZRZ RX (банк «Возрождение»)

–20,9%

Индекс MSCI RUSSIA

–21,6%

Индекс VTB Capital banks

–24,7%

BAVL UZ (Райффайзенбанк «Аваль»)

–25,1%

SBER03 RX (Сбербанк)

–25,4%

BSPBP RX (Банк Санкт-Петербург)

–27,3%

NMOS LI (НОМОС-Банк)

–27,6%

SBERP03 RX (Сбербанк)

–30,9%

USCB UZ (банк «Уралсиб»)

–31,1%

BSPB RX (Банк Санкт-Петербург)

–36,7%