1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Бизнес ждет объяснений

Введение предотгрузки затронет интересы многих — и производителей, и импортеров, и перевозчиков. Именно поэтому деловые круги так волнует содержание проекта постановления правительства (см. «ЭЖ» № 7, с. 37 «Предотгрузочная проверка»). Бизнес-сообщество в обиде на разработчиков — столь важный документ недолжен готовиться без его широкого обсуждения.

Если постановление подпишут, то импорт подвергнется двойному контролю. Сначала иностранная инспекционная компания согласно проекту может досматривать товар в течение 3 дней, потом российская таможня — также 3 дней согласно ТК РФ. Увеличение сроков доставки, расходов на дополнительную разгрузку и погрузку приведет к ежегодным потерям транспортными компаниями 100—120 млн дол.

Оплата процедуры предотгрузочной инспекции для импортеров составит один процент от стоимости ввозимого товара. Однако на товары, подвергаемые проверкам, предусматривается понижение пошлин. Таким образом, изменится направление потока бюджетных средств — то, что раньше поступало в федеральный бюджет, теперь заберут себе частные инспекционные компании.

За дополнительные проверки расплатится и потребитель. В Молдавии, например, это привело к росту потребительских цен на 2—3 процента.

О своем отрицательном отношении к введению предотгрузочной инспекции заявил на прошлой неделе вице-президент ТПП России С. Катырин, выступая на расширенном заседании коллегии ФТС. По его словам, никто в бизнес-сообществе не верит разработчикам, что она не создаст дополнительных административных барьеров. Таможенник, как и прежде, будет самостоятельно принимать решение. Следовательно, выдаваемый инспекцией документ носит ни к чему не обязывающий справочный характер. Проходить же инспекцию требуют в обязательном порядке. Разве это не новый барьер?

Бизнесу не понятно, зачем отдавать деньги зарубежным компаниям, которые потом уйдут с рынка, а российские таможня и импортеры останутся ни с чем. На «изъятый из оборота» процент можно создать и собственный банк данных по ценам и постоянно их мониторить, отделив при этом того, кто принимает решения по бумажкам, от того, кто физически приходит с этими бумажками».

«Зачем кому-то вываливать миллионы долларов, создавать что-то временное или постоянное, если это можно оставить у себя в таможне, около таможни или в Минэкономике, — недоумевает С. Катырин. — Можно создать механизм, который останется в нашем государстве и через год, и через десять лет и будет работать на российскую экономику».

Вице-президент ТПП осудил «стремление куда-то загнать деньги, с тем чтобы потом никто, никогда, никаких концов не нашел» и призвал «не наступать на те же грабли». Четыре государства СНГ уже имели опыт введения обязательного инспекционного контроля, ни в одном из них инспекция больше 10 месяцев не продержалась.

Работающие зарубежные инспекционные компании не траспарентны для нашего бизнеса. Если бизнесмен не согласится с выставленной инспекцией ценой товара, то коммерческий арбитражный суд не сможет ему помочь. Инспекции даже суду не раскроют источник получения информации по цене, считая ее закрытой и представляющей коммерческую тайну. Поэтому нам не следует создавать механизм, в котором все будет тайной для нашего бизнеса, ничего прозрачного, считает вице-президент ТПП.

Механизм предотгрузочной инспекции разработан в 60-егоды прошлого столетия по просьбе развивающихся стран. Сегодня его используют около 40 государств, половина из них имеет наименее развитую экономику и не может себе позволить содержание собственной таможни.

Озабоченность предстоящим появлением института предотгрузки выражают многие объединения предпринимателей. Например, в конце прошлого года Международный союз автомобильного транспорта, Ассоциация европейского бизнеса в России, Союз немецкой экономики в РФ и Консультативный совет по иностранным инвестициям обратились к премьер-министру М. Фрадкову с письмом, в котором выразили свои опасения. Однако ответа не получили. «ЭЖ» будет следить за развитием событий.