1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Монетизация притормозила реформы

Проведение экономических реформ в России— насущная необходимость. Но насколько они возможны в сложившихся условиях после проведения монетизации льгот? Об этом шла речь на «круглом столе» в Центре экономических и финансовых исследований и разработок.

На темпы реформ влияет множество факторов.

Динамика политических институтов. В декабре 2004 г. Freedom House, оценивающий уровень прогресса политических институтов в большинстве стран мира, присвоил России рейтинг «несвободной страны», то есть страны с неконкурентной политической системой. Этот рейтинг был присвоен нам впервые за последние 10 лет и отражает определенный регресс в развитии ряда институтов конкурентной демократии в последнее время.

Темпы реформ могут и не пострадать от ослабления политической конкурентности, поскольку среди стран с неконкурентными политическими системами наблюдаются как случаи очень медленных реформ, так и случаи реформ быстрых (например, Казахстан). Однако по мере такого ослабления может усиливаться зависимость процесса реформ от предпочтений высшего политического руководства.

С другой стороны, повышение уровня демократизации скорее всего способствовало бы успешному продолжению экономических реформ, поскольку в переходных экономиках самые высокие темпы реформ наблюдались среди стран с конкурентными политическими системами.

Уровень концентрации ренты. Опыт стран с переходной экономикой свидетельствует, что темпы реформ, как правило, высоки в тех сферах, где невелика концентрация ренты и существует большое число слабо организованных рентополучателей.

Если рента, возникающая в определенной сфере вследствие преимущественного доступа ее получателей к экономическим ресурсам, достаточно велика, а группа достаточно влиятельна, то реформы в этой сфере оказываются затруднены.

Например, в газовой отрасли концентрация ренты максимальна, а в сфере образования и здравоохранения ее уровень сравнительно невысок. Это хорошо согласуется с тем обстоятельством, что федеральные власти не демонстрируют намерения провести в ближайшие годы серьезные структурные преобразования в газовой отрасли, таможенной сфере и т. п., а декларируемые намерения по реформированию максимальны в сфере образования и здравоохранения.

Бюджетная и кредитно-денежная дисциплина. Ее низкий уровень в российских условиях скорее всего приведет к замедлению темпов реформ или поставит их под угрозу в связи с возможностью серьезной дестабилизации и отсутствия средств на проведение дорогостоящих структурных преобразований. Многие реформы могли быть осуществлены только в условиях высокой бюджетной стабильности, например пенсионная реформа с внедрением накопительного элемента.

Защита прав собственности. Еще в конце 90-хгодов Россия находилась среди стран с наименее благоприятными рейтингами по уровню развития институтов правового государства, обеспечивающих защиту прав собственности. За последние годы особого прогресса в этом направлении не наблюдалось.

Вопрос эффективности институтов правового государства тесно связан с вопросом доверия рыночных агентов к институтам вообще и их доверия к государственной политике. В российских условиях он также связан с вопросом доверия населения к политике экономических реформ.

В России существенное влияние на перспективы экономических реформ оказала монетизация льгот. Социологические исследования, проводившиеся в январе 2005 года, показали, что доверие населения к любым новым экономическим инициативам федеральных властей (реформы образования, здравоохранения, ЖКХ) резко упало. Несмотря на то, что многие из них в отличие от реформы льгот не предполагают проведение непопулярных мер. Таким образом, не только непопулярные реформы стали практически невозможны, но и вероятность успешного проведения нейтральных тоже ставится под сомнение, потому что изменилось в худшую сторону отношение населения к реформам в целом.

Есть еще одна проблема, которую нельзя недооценивать в контексте монетизации льгот, — эффективность административной системы, прежде всего в смысле эффективности институтов исполнительной власти как основного проводника системы структурных преобразований. Административная реформа, которая способна повысить эффективность органов исполнительной власти, даст эффект за пределами трехлетней перспективы.

Таким образом, как это ни печально признавать, но притом состоянии органов исполнительной власти, которое мы имеем на сегодняшний день, и при существующем отношении к реформам со стороны населения масштабный перечень преобразований на ближайшие три года, отраженный в проектах программных документов, представляется нереалистичным. В результате Россия рискует оказаться среди тех стран с переходной экономикой, где реформы продвигаются самыми медленными темпами.

  • Монетизация льгот продемонстрировала низкую «пропускную способность» исполнительной власти по осуществлению сложных институциональных преобразований и существенно ослабила политическую базу для продолжения институциональных реформ.
  • Проведение административной реформы способно решить проблему повышения эффективности исполнительной власти лишь в долгосрочной перспективе.
  • В среднесрочной перспективе число одновременно реализуемых комплексных институциональных реформ, по-видимому, не должно превышать величину 5—6.