1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2571

Аванс, а не заем? А вы докажите!

Если бухгалтер при заполнении платежного поручения допустил ошибку в назначении платежа, а потом ее исправил, будьте уверены: этот факт заинтересует налоговиков. Особенно если путаница с назначением платежа произошла при перечислении займа. Проверяющие могут доначислить получателю денежных средств НДС, расценив такое поступление как аванс. Но если у инспекторов нет других доказательств, что получен аванс, а не заем, в суде такое дело развалится как карточный домик.

Такая, казалось бы, незначительная операция, как изменение назначения платежа в платежном поручении, способна стать поводом для серьезного судебного разбирательства. А все потому, что такая корректировка может быть и исправлением ошибки, допущенной бухгалтером компании-плательщика при заполнении платежки, и «верхушкой айсберга», свидетельствующей о наличии схемы, направленной на минимизацию платежей в бюджет. Конечно, налоговики всегда будут склонны видеть второе. Так случилось и в деле, которое рассмотрел ФАС Северо-Кавказского округа (постановление от 16.08.2011 № А61-1787/2010).

Аванс вы получили, а где же НДС?

Налоговая инспекция провела камеральную проверку декларации по НДС за II квартал 2009 г. и обнаружила, что компания занизила налоговую базу на весьма крупную сумму. Инспекторы посчитали, что организация неправомерно не учла при исчислении НДС денежные средства, поступившие от одного из контрагентов. Ревизоры решили, что эти суммы являются оплатой за поставленный товар. К такому выводу проверяющие пришли, изучив платежные поручения, согласно которым контрагент перечислил деньги за алкогольную продукцию. В платежках были отражены реквизиты договора поставки и указано, что оплата произведена с учетом НДС по ставке 18%. Налоговики отнесли полученные средства к авансовым платежам и решили, что компания должна была исчислить НДС с аванса по ставке 18/118 и в пятидневный срок выставить покупателю счет-фактуру.

Организация пояснила, что назначение платежа в поручениях указано контрагентом ошибочно. На самом деле полученные денежные средства перечислены по договору займа. Следовательно, они не облагаются НДС (подп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ). В подтверждение инспекторам были представлены договор займа и дополнительные соглашения к нему, письма контрагента, которыми он уведомил компанию и банк об ошибке, допущенной при заполнении платежек. Но инспекторов это не убедило. Они включили спорные суммы в налоговую базу по НДС и предложили уплатить недоимку и штраф за неполную уплату налога.

Организация с таким выводом проверяющих не согласилась и обратилась в суд. Однако суд решил, что представленные компанией документы противоречат другим доказательствам по делу. А именно: дополнительное соглашение о продлении срока действия договора займа организация представила только в суд, а полученные суммы займа и начисленные по нему проценты не были отражены в бухгалтерской отчетности. Арбитры учли и тот факт, что налогоплательщик не подтвердил возврат заемных средств. Суд согласился с доводом налогового органа, что, занимаясь закупкой и продажей алкогольной продукции, организация получила денежные средства в связи с реализацией товаров, а не в качестве заемных. Компания не могла согласиться с таким положением дел и подала апелляцию.

Ошибка в платежке — не основание для доначисления НДС

Апелляционный суд поддержал организацию. Арбитры отметили, что банк плательщика подтвердил получение письма заимодавца с просьбой считать назначением платежа по спорным платежным поручениям оплату по договору займа. Кроме того, банк сообщил об отсутствии у него копии договора на поставку алкогольной продукции, реквизиты которого были указаны в платежках изначально.

Помогло компании и письмо Росалкогольрегулирования, свидетельствующее о том, что контрагент не получал алкогольную продукцию. По информации ведомства, сведения о закупке и поставках алкогольной и спиртосодержащей продукции контрагентом компании в 2009 г. отсутствовали в Единой государственной автоматизированной информационной системе (ЕГАИС). Очевидно, не располагали контролеры и данными о существовании между организацией и контрагентом оборота алкогольной продукции, не зафиксированного в ЕГАИС.

Кроме того, заемщик признал, что при составлении бухгалтерской отчетности были допущены ошибки. Их устранили при сдаче годового баланса. Представила компания и платежные поручения, подтверждающие возврат заемных денежных средств, опровергнув довод налоговиков о создании формального документооборота для сокрытия доходов и уклонения от уплаты НДС.

По сути, крыть налоговикам было нечем. Естественно, в ходе камеральной проверки они не могли проверить наличие у организации ресурсов для производства, размещения и перемещения соответствующих объемов якобы реализованной алкогольной продукции — ведь такие мероприятия можно провести только в ходе выездной проверки. А арбитры апелляционной инстанции не преминули указать, что при вынесении решения по результатам камеральной проверки инспекция не выяснила реальное состояние производственной базы налогоплательщика.

Не смогли налоговики доказать и то, что компания и контрагент действовали согласованно в целях сокрытия доходов и уклонения от уплаты налогов. Арбитры установили: организация проявила должную степень осмотрительности при заключении договора с контрагентом. В итоге суд пришел к выводу, что фактически между хозяйствующими субъектами сложились отношения займа. Одно лишь неверно указанное в платежных поручениях назначение платежа не может являться основанием для того, чтобы квалифицировать такие отношения как связанные с поставкой товаров.

ФАС Северо-Кавказского округа полностью согласился с выводами апелляционной инстанции и отказал налоговикам в удовлетворении кассационной жалобы.

Судебная практика

Налоговые споры, аналогичные рассмотренному, нередки. И суды, как правило, принимают сторону налогоплательщиков. Так, ФАС Поволжского округа в постановлении от 30.07.2009 по делу № А12-17975/2008 согласился с выводами нижестоящих судов, принявших сторону организации. Суть дела: компания, получив от контрагента денежные средства по платежкам с ошибочно указанным назначением платежа, включила их в налоговую базу по НДС в качестве предоплаты. Впоследствии стороны уточнили назначение платежа, признав денежные средства перечисленными в счет взаиморасчетов по ранее заключенному ими договору займа. После этого компания представила уточненные декларации, уменьшив налоговую базу по НДС на сумму, ранее учтенную в качестве предоплаты. По результатам проверки инспекция налог доначислила. Но суды всех инстанций пришли к выводу о правомерности корректировки организацией налоговых обязательств, указав, что спорные суммы фактически не являлись авансами в счет предстоящей поставки продукции.

К аналогичным выводам пришли ФАС Московского округа в постановлении от 05.05.2010 № КА-А40/3335-10, Западно-Сибирского округа в постановлениях от 26.02.2008 № Ф04-1050/2008(755-А27-19) и от 18.05.2005 № Ф04-3054/2005(11405-А70-25).

Тем не менее есть и иная судебная практика. Так, арбитры ФАС Московского округа в постановлении от 19.09.2006 по делу № А40-32724/05-143-262 поддержали налоговиков. Инспекторы решили, что соглашение компании и унитарного предприятия об изменении назначения платежа, первоначально перечисленного в качестве аванса для проведения строительных работ по объекту недвижимости, на предоставление средств в виде целевого займа фактически не изменили суть сделки. Но такой вывод был сделан из-за того, что организация в конечном итоге стала собственником объекта недвижимости, на строительство которого получала деньги. Средства, полученные якобы в виде займа, возвращены не были, и рассматривать их перечисление как операцию, не подлежащую обложению НДС, оснований нет.

Итак, важнейшим аргументом для того, чтобы оспорить решение налоговиков, не соглашающихся с изменением цели перечисления денежных средств, является реальность операции по предоставлению займа. Компании нужно подтвердить наличие отношений займа не только договором, но и фактическим исполнением обязательств по нему.

Важно также, как отражены полученные денежные средства в бухгалтерском и налоговом учете заемщика и заимодавца. Например, если инспекторы проведут встречную проверку и обнаружат, что в книге покупок контрагента зарегистрирован счет-фактура на аванс, а перечисленная сумма отражена по дебету счета 60 «Расчеты с поставщиками и подрядчиками», оспорить доначисления будет сложно.

Кроме того, мы советуем получить от заимодавца копию письма, которым он уведомил свой банк о наличии технической ошибки в назначении платежа и убедиться, что банк плательщика уведомил банк получателя денежных средств. Если этого не сделать, то в банковской выписке получателя может остаться прежнее назначение платежа, а это станет еще одним поводом для придирок со стороны налоговых органов.