1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Ставка больше, чем жизнь

Все-таки удивительное существо человек. Любой из нас прекрасно знает, что процедуры и правила, устанавливающие порядок взимания налогов, сложные, запутанные и противоречивые. Наверное, в большой России, расположенной в немыслимом количестве часовых поясов и климатических зон, не может быть простым такое ответственное дело, как фискальный процесс. Ни для кого не секрет (и здесь виною уже наша чудная история), что писаная норма не является истиной в последней инстанции, а так, повод для задушевного разговора и товарно-денежных отношений между гражданином и чиновником.

Однако человеку свойственно все упрощать. Когда речь заходит о тех же налогах, то даже у самых ответственных и, казалось бы, компетентных чиновников принято рассуждать только о ставках. Безусловно, это весьма важная характеристика. Но когда начинается сравнение совокупного налогового бремени между Россией и какой-нибудь европейской страной, то утверждение «Наши 24% налога на прибыль — это, конечно, гораздо легче для налогоплательщика, чем 30% налога на корпоративный доход в этой другой стране» может быть весьма далеким от истины.

Сколько реально уйдет в бюджет при сравнимых условиях со ста рублей или евро дохода, зависит от ставки налога далеко не в первую очередь. Не следует забывать про объект налога, способ определения облагаемой базы, порядок исчисления и уплаты, вычеты и льготы. Спросите нашего бухгалтера, насколько просто из базы по тому же налогу на прибыль вычесть расходы, например, на проведение корпоративных мероприятий, на инвестирование в новое производство. И спросите европейского… А уж после вспоминайте про ставки.

Поводом для этих рассуждений явился информационный шум, поднятый нашими СМИ по поводу появления даже не законопроекта, а некоей записки одного из высших правительственных чиновников по поводу обещаний нашим потенциальным зарубежным инвесторам стабильности налоговых условий. (Отсутствие у автора доступа к первоисточнику вынуждает его использовать информацию из тех же СМИ.)

Сделаем небольшое отступление. Предложения, содержащиеся в записке, предназначены для первоначального озвучивания на Давосском форуме. А как нас учит история, любой российский продукт «для внешнего употребления» малоприменим и практически недоступен для россиян.

Но вернемся к существу вопроса. Предлагается гарантировать путем внесения поправок в НК РФ неизменность налоговых ставок. Цитируем: «Ставка налога и порядок его сбора — количество требуемых документов, сроки уплаты и т. д. — будут закреплены на определенный срок. По части налогов можно фиксировать только ставку, а по каким-то — порядок уплаты. Предполагается также предусмотреть механизм компенсации инвестору дополнительных затрат, возникающих в случае неблагоприятных изменений налоговых норм».

Чего здесь больше — святой наивности или совсем не святого лукавства — решать читателю. Прошу только ответить на простой вопрос: возникнут ли у инвестора дополнительные затраты при повышении ставки НДС, скажем, до 80%? Ответ легко найти в правоприменительной практике, в частности Высшего Арбитражного Суда.

Именно ВАС в известном деле «о мороженом» построил замечательную конструкцию «фактический носитель НДС — конечный потребитель», в нашем законодательстве нигде, кстати, доныне не отраженную. Повышение ставки НДС для продавца, по мнению суда, материально его не обременяет. Ведь он перекладывает этот налог на потребителя. А то, что НДС является еще и налогом на зарплату работников, так это же мелочи, и иностранные инвесторы их заметить не должны. Вот и получается, что в процессе доказывания своих материальных потерь от изменения фискальных норм счастливым инвесторам предстоит осваивать славную науку не мучиться при глотании пыли, как остроумно заметил, правда, по другому поводу, гарант нашей Конституции.

Не стоит фантазировать также о возможности компенсации каких-либо потерь из нашего бюджета. Как учит опыт 98-го года, даже имея на руках судебные решения, получить причитающееся из российской казны практически невозможно. Объяснение простое: таких расходов в бюджете нынешнего года (как и всех последующих) не предусмотрено. Бюджетный кодекс — это закон, и мы его чтим поболее других.

Учтут ли чиновники, которые будут (если будут) разрабатывать законопроект на основе столь прогрессивной записки, все прелести нашей богатой правоприменительной практики — большой вопрос. Хотя ответ на него наш народ давно придумал: «Бумага все стерпит».