1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1036

Патернализм и экономика (часть 2)

О социальных расходах замолвите слово

Что касается пенсионной проблемы и прочих социальных обязательств государства, не выполнить которые нельзя, а выполнять всё труднее и труднее – один из вариантов ответа следует из утверждения, приведенного в самом начале статьи: сократить патерналистские ожидания населения, тем самым, снизив социальную нагрузку на госбюджет.

Как это сделать? Один из «тактических» вариантов – стимулировать самодеятельность и трудовую активность россиян, в частности, предоставив им реальную возможность приобретать акции своей компании (не бесплатно, но на привлекательных условиях). Это позволит работникам (их представителям), как это законодательно закреплено и широко практикуется на Западе, участвовать в управлении и доходах компании. Получая значимое вознаграждение в качестве акционеров своего же предприятия, члены трудового коллектива становятся его добросовестными работниками, заинтересованными в эффективном, производительном труде, росте прибыли, качестве и конкурентоспособности выпускаемой продукции, переоснащении производства. При этом и страховые отчисления в бюджет возрастут, и появятся новые, доступные каждому работающему, корпоративные возможности социального обеспечения на коммерческих началах. Больше рассчитывать на собственные возможности и верить в свои силы, меньше оглядываться на государство в надежде на помощь – чем не долгожданная норма поведения?

«Стратегически» также давно пора сделать действительно массовым и общедоступным рынок акций крупнейших и крупных российских компаний, прекратив «междусобойчики» под видом так называемых «народных IPO». А заодно принять федеральный закон, по которому в случае невозможности установить собственников таких компаний, особенно если они управляются через офшоры, выставлять соответствующие пакеты акций на продажу, распыляя их среди сотен тысяч и миллионов владельцев. То же делать, если задержки зарплаты по размерам и срокам превышают установленную законом величину. Или не выполняются инвестпрограммы, нарушаются те или иные общественно значимые обязательства, прописанные в официальных документах.

Вопиющий факт, который вполне мог бы стать прецедентом. По информации Следственного Комитета РФ пока не удалось установить фактических собственников аэропорта «Домодедово», на которых по действующему законодательству возложена ответственность по обеспечению транспортной безопасности аэропорта (Интерфакс, 20.07.2011 г.). А ведь речь не только о крупнейшем аэропорте России и немалых прибылях, распределение которых, судя по всему, отделено от государства. Всего полгода назад, 24 января, на его территории в результате теракта погибли десятки человек. Как полагают в СКР, стремление владельцев предприятия сэкономить на оборудовании и персонале стало ключевой проблемой, приведшей к трагедии. Но даже это не подвигло их к публичности.

О какой легитимности капиталов и общественно полезной деятельности их обладателей может идти речь? И почему соответствующие госорганы (если хозяева не объявляются!) не ставят вопрос об изъятии в той или иной форме этой огромной собственности? Если аэропорт функционирует, а хозяева не объявляются – значит, они не нужны или скрываются от ожидающего их наказания. Саяно-Шушенская ГЭС, шахта «Распадская», кафе «Хромая лошадь», теплоход «Булгария».

Грубейшие нарушения, устаревшая техника, сомнительные технологии. И неизбежный результат – немалые человеческие жертвы, неотвратимым следствием чего должно быть, кроме всего прочего, лишение хозяев собственности, которую они превратили, без преувеличения, в орудие убийства. Будущее России должно быть в руках большинства граждан, являющихся заинтересованными собственниками, а не зависеть от прихоти и корысти группки толстосумов.

Напоследок

Хорошо известно, что в 90-е годы произошло обвальное ослабление государственного влияния на ход российских реформ, тотальное выдавливание государства из экономики вместо целенаправленного формирования рыночных регуляторов там и постольку, где и поскольку государственное управление оказалось неэффективным.

СССР был индустриально развитой страной с практически 100%-ной государственной («социалистической», «общенародной») собственностью. Трудящиеся лишь номинально являлись её совладельцами, а фактически – многие десятилетия были наёмниками у номенклатуры и практически не имели опыта самостоятельного, а тем более конкурентного хозяйствования. Это должно было предопределить эволюционный характер перемен. Однако приватизация с целью так называемого «первоначального накопления капитала» обернулась ограблением именно большинства граждан и ещё большей зависимостью практически бесправных работников-производителей от хозяев-работодателей. Но сотни лет назад, на заре капитализма накопление капиталов было объективно необходимо как раз потому, что промышленность ещё только возникала, закладывая индустриальные основы капитализма.

Россия конца 20-го века не была «банановой» республикой. Под видом «первоначального накопления капитала» произошло перераспределение государственной собственности, созданной упорным трудом многих поколений. Возникновение (не создание новой!) частной собственности меньшинства не стало достаточным условием эффективного предпринимательства, повышения всеобщего благосостояния.

Забыты пророческие слова Адама Смита: «…такое употребление естественной свободы немногих индивидуумов, которое может подвергать опасности благополучие всего общества, нужно и должно ограничивать законами всех правительств – не только самых деспотичных, но и самых свободных» (Исследования о природе и причинах богатства народов).

Памятна история 2008 года, приключившаяся с компанией «Мечел» – одной из ведущих в российских горнодобывающей и металлургической отраслях. По мнению Владимира Путина, её внешнеторговая деятельность наносила ущерб российской казне (И. Калабеков – Российские реформы в цифрах и фактах). Компания продавала сырьё за границу своим собственным офшорным компаниям, т.е. себе самой, в данном случае в Швейцарию, по 1100 рублей при внутренней цене 4100 рублей, то есть в 4 раза дешевле. А потом тут же перепродавала по мировым ценам, по 323 доллара. С учётом среднегодового курса доллара за 2008 г. компания продавала сырьё по ценам, в 7 разниже мировых, и вдобавок уходила от налогов.

Автор справедливо отмечает, что разница между мировой ценой на сырьё и ценой его продажи в офшор есть свидетельство отношения хозяев предприятия к государству и народу, который позволил и позволяет им распоряжаться общенародным богатством, нравственности или безнравственности их поведения, морали, а также степени коррумпированности органов, обязанных контролировать внешнеторговые процессы. Нечего и говорить, что планка подобного отношения в прямом смысле «ниже плинтуса».

Ещё один красноречивый факт – по состоянию на 1 июля текущего года рост цен на продукты питания в среднем по стране достиг 33% в сравнении с июлем прошлого года (в Москве подорожание превысило 40%). Какой бы ни была в цене производителя и перекупщика-поставщика доля объективно увеличившихся реальных издержек, ясно, что прибыль компаний превысит ожидаемую по итогам года инфляцию, а реальные доходы основной массы населения в лучшем случае останутся на прошлогоднем уровне. Заодно, в очередной раз подтверждая очевидную истину, что статистически благополучные «36,6 по больнице» весьма далеки от истинного положения дел.

Важная деталь. В постиндустриальных обществах уровень государственной (!) координации, необходимый для всемерного, эффективного и массового использования современных научно-технических достижений, неизмеримо выше, чем в индустриальных странах. Именно координации, а не вмешательства и администрирования.Отсюда растущая в мире актуальность оптимального совмещения всеобщей взаимозависимости и индивидуальной свободы, о которой писал один из основоположников современной экономической теории.

Рыночная экономика не может успешно развиваться ни без государственного участия (директивного управления), ни без добровольного сотрудничества (экономической свободы). Успех экономических преобразований во многом зависит от соблюдения последовательности их осуществления и темпа. Игнорирование этого правила усугубляет трудности вместо их преодоления (безработица, а не создание рабочих мест, диктат монополий вместо конкуренции, социальное расслоение, бедность и нищета вместо роста уровня жизни на принципах социальной справедливости и т.д.).

Неразвитость действующих в России рыночных механизмов и доступных путей реализации их преимуществ в интересах каждого делает для большинства граждан демократические свободы формальными, а саму демократию – суррогатной. Важный показатель зрелости рыночных отношений и демократических институтов – состояние малого и среднего бизнеса. Его доля в ВВП ведущих государств мира достигает 50–70%, в России менее 15–20%. Это – свидетельство несовершенства наших законов в области экономики и права, низкого уровня хозяйственной самостоятельности и экономической свободы большинства россиян.

Чтобы граждане избавились, наконец, от вериг патернализма, бюджет страны – от чрезмерного давления «социалки», а государство одновременно и процветало, и успешно выполняло все свои обязательства, необходимо преодолеть отчуждение непосредственных производителей от результатов их труда, максимально поощрять стремление каждого к личному благополучию – прежде всего, через заинтересованный, созидательный труд и достойное, справедливое вознаграждение.

Нужны согласованные усилия общества, власти и бизнеса, в открытом диалоге учитывающие интересы друг друга и формирующие взаимоприемлемую систему ценностей и коммуникаций. Но здесь мы ещё только в начале пути…