1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1272

Арест имущества: конкуренция норм

Наложение ареста на имущество на длительные сроки при отсутствии конкретного подозреваемого (обвиняемого) антиконституционно, поскольку влечет нарушение прав и законных интересов участников гражданско-правовых отношений.

Ситуация

25 декабря 2009 г. первым отделом СЧ СУ при УВД по ЮЗАО г. Москвы по итогам проверки, проведенной ОБЭП УВД ЮЗАО г. Москвы, инициированной заявлением Сбербанка, было возбуждено уголовное дело по факту обнаружения в действиях неустановленного лица из числа руководителей ООО признаков преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Согласно версии обвинения неустановленное лицо, заключив с банком в 2006—2007 гг. в г. Москве пять договоров на открытие невозобновляемых кредитных линий и добившись от него перевода обществу 5532456826,99 руб., умышленно присвоило их.

СЧ СУ при УВД по ЮЗАО г. Москвы обратилась в Невский районный суд г. Санкт-Петербурга с ходатайством о наложении ареста на имущество ООО, находящееся в г. Санкт-Петербурге.

Постановлением этого суда от 25.06.2010 ходатайство было удовлетворено.

Однако конкурсный управляющий поставил вопрос перед кассационной инстанцией об отмене постановления о наложении ареста на имущество, мотивируя это следующим.

Во-первых, ООО не может нести имущественную ответственность за действия, совершенные конкретным физическим лицом (пусть и из числа своих руководителей), которое должно быть привлечено в качестве гражданского ответчика по делу. Во-вторых, решением Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области общество признано банкротом, а в силу п. 1 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и открытии конкурсного производства должны быть сняты ранее наложенные аресты на имущество должника. Наложение новых арестов не допускается, ибо это нарушает права общества и его кредиторов.

В обоснование свой позиции он также сослался на постановление Конституционного суда РФ от 31.01.2011 № 1-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1, 3 и 9 ст. 115, п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, абз. 9 п. 1 ст. 126-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в связи с жалобами ЗАО «Недвижимость-М», ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гр. Л.И. Костаревой.

Анализ

Цель названного постановления КС РФ проста: положить конец вмешательству органов предварительного расследования в гражданско-правовые отношения. Они обычно развиваются по следующей схеме.

Юридическое лицо, пользуясь попустительством многочисленных кредиторов, набирает массу кредитов, однако по ряду причин в определенный момент не может их вернуть и оказывается банкротом. Совершенно очевидно, что к нему мгновенно выстраивается очередь из кредиторов, теоретически имеющих равные шансы на возврат остатков своих средств.

Ситуация нормальная, поскольку кредитор всегда рискует, что его должники не вернут долг и (или) обанкротятся. Но пребывание в общей очереди для них не очень перспективно. И тогда наиболее авторитетные кредиторы, например Сбербанк, добиваются включения уголовно-процессуального ресурса: накладывают арест на имущество, эквивалентное объему долга, и забирают все себе.

Понятно, что другие кредиторы в таких условиях могут ничего не получить.

Анализ вышеприведенной ситуации наводит на следующие размышления.

Сбербанк в 2005—2007 гг. поторопился перевести ООО крупную сумму денег. Очевидно, решение об этом было принято на самом «верху», поскольку общество от исполнения обязательств уклонилось. Вполне естественно, что к «верхам» был обращен вопрос, в чем причина столь щедрого и ничем не обеспеченного кредитования.

Что в таких условиях предпринять?

Попытаться перевести стрелки на неустановленного расхитителя, скрывающегося в рядах руководителей ООО, что, собственно, и было сделано в 2009 г. путем возбуждения уголовного дела.

Тем не менее к 2011 г. органы предварительного расследования виновного так и не установили. Фамилии неустановленных лиц из числа руководителей ООО фигурируют в двусторонних договорах с банком. Это скорее всего означает, что под вопросом отсутствие в действиях руководителей состава преступления: ООО просто неэффективно использовало деньги.

В таких случаях невозвращенные кредиты банк списывает в убытки, а лица, выдавшие их, наказываются. Единственное прикрытие для них — возбужденное уголовное дело, которое может существовать вечно, в том числе в приостановленном виде, так как согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ в действующей редакции это не возбраняется.

Естественно, ситуация «нерасследования и непрекращения» неизбежно влечет нарушение прав широкого круга лиц, заинтересованных в использовании принадлежащих им активов и пассивов.

Конституционный суд РФ, выявив данную проблему, указал, что имущество не должно не­ограниченно долго находиться под арестом, особенно если производство по уголовному делу приостановлено.

Суды кассационной и надзорной инстанций в спор между органами предварительного расследования и конкурсным управляющим вмешиваться не стали и оставили решение суда первой инстанции о наложении ареста без изменения.

Между тем заместитель председателя Верховного суда РФ Анатолий Петроченков, выступая в Российской академии правосудия на научно-практической конференции «Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики», был вынужден констатировать: «Сегодня актуальным является вопрос о наложении ареста на имущество, которое предположительно, по версии следствия, является предметом преступного посягательства, в тех случаях, когда по возбужденному уголовному делу отсутствует конкретный подозреваемый (обвиняемый).

В целом суды удовлетворяют ходатайства органов предварительного расследования о наложении ареста на конкретное имущество других лиц в случаях, когда имеются основания полагать, что такое имущество добыто в результате преступной деятельности конкретного лица. Если же по делу отсутствует конкретный подозреваемый (обвиняемый), то большинство судов принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего ходатайства».

Сказанное позволяет сделать вывод, что наложение ареста на имущество на длительные сроки при отсутствии конкретного подозреваемого (обвиняемого) противоречит Конституции РФ, поскольку влечет нарушение прав и законных интересов участников гражданско-правовых отношений.

К сведению

Высший орган конституционного надзора постановлением от 31.01.2011 признал следующее.

1. Положение ч. 1 ст. 115 УПК РФ, предусматривающее в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска наложение ареста на имущество лиц, несущих по закону материальную ответственность за действия подозреваемого или обвиняемого, не противоречит Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования оно означает, что арест может быть наложен на имущество лишь того лица, которое по закону несет за действия подозреваемого или обвиняемого материальную ответственность, вытекающую из причинения вреда.

2. Часть 3 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с абз. 9 п. 1 ст. 126-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не противоречат Конституции РФ, поскольку содержащиеся в них нормативные положения по своему конституционно-правовому смыслу не предполагают наложение ареста на имущество должника, в отношении которого введена процедура конкурсного производства, либо сохранение после введения данной процедуры ранее наложенного в рамках уголовного судопроизводства ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска в отношении отдельных лиц, являющихся конкурсными кредиторами.

3. Часть 9 ст. 115 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 3 той же статьи и п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ не соответствуют Конституции РФ, в той мере, в какой они не предусматривают эффективных средств защиты законных интересов собственника имущества, на которое наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, в случаях, когда предварительное следствие по уголовному делу приостановлено в связи с тем, что подозреваемый, обвиняемый скрылся от следствия.

4. Правоприменительные решения по делам ЗАО «Недвижимость-М», ООО «Соломатинское хлебоприемное предприятие» и гр. Л.И. Костаревой подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

5. Федеральному законодателю надлежит исходя из требований Конституции РФ и постановления Конституционного суда РФ внести в УПК РФ необходимые изменения, чтобы обеспечить лицам, на чье имущество в рамках производства по уголовному делу, предварительное расследование по которому приостановлено, наложен арест для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, эффективную защиту права собственности, включая возможность компенсации убытков, причиненных чрезмерно длительным применением данной меры процессуального принуждения.

1 Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 30.08.2010 рег. № 22к-5730/402, дело № 9-1073/10; постановление судьи Санкт-Петербургского городского суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 03.11.2010 № 4у-2129/10.

2 Петроченков А.Я. Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального законодательства в практике судов общей юрисдикции (пленарный доклад) // Уголовно-процессуальное законодательство в современных условиях: проблемы теории и практики. М., 2011. С. 11.