1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Истина в суде

Налог на добавленную стоимость

Передача имущества по договору ссуды в безвозмездное пользование не является услугой и не облагается НДС.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 12.11.2010 по делу № А46-4140/2010)

Общество (ссудодатель) передало помещение, принадлежащее ему на праве собственности, ссудополучателю в безвозмездное временное пользование, то есть без перехода права собственности на него. По этой операции общество НДС не уплачивало.

По мнению инспекции, в данном случае возникли отношения между арендодателем и арендатором по оказанию услуг по безвозмездной передаче имущества в пользование. В качестве арендодателя выступало общество — собственник помещения. Инспекция решила, что по этой операции общество должно было начислить НДС. При расчете предполагаемой выручки от сдачи помещений в аренду инспекция, руководствуясь ст. 40 НК РФ, применила метод последующей реализации.

Общество оспорило решение ИФНС в суде и выиграло спор. Арбитры аргументировали свое решение следующим образом.

Согласно ст. 689 ГК РФ по договору безвозмездного пользования (договор ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа, или в состоянии, обусловленном договором.

К договору безвозмездного пользования соответственно применяются правила, предусмотренные ст. 607, п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 610, п. 1 и 3 ст. 615, п. 2 ст. 621, п. 1 и 3 ст. 623 ГК РФ.

При передаче имущества по договору безвозмездного пользования не происходит перехода права собственности на имущество, и эта операция согласно ст. 38, 39 НК РФ не является сделкой по оказанию услуг.

Определяя характер правоотношений при безвозмездной передаче имущества, судьи учитывали разъяснения, изложенные в информационном письме ВАС РФ от 22.12.2005 № 98, касающиеся налогообложения дохода по налогу на прибыль при получении имущественного права, в том числе права пользования имуществом при безвозмездной передаче имущества.

Арбитры руководствовались ст. 146, 154 НК РФ, в соответствии с которыми обложению НДС подлежит реализация товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе, то есть передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе.

При этом передача имущественных прав на безвозмездной основе не предусмотрена в качестве объекта обложения НДС.

Что касается определения размера выручки, арбитры отметили, что выводы налогового органа не соответствуют п. 2 ст. 154 НК РФ. Согласно этой норме цены в порядке ст. 40 НК РФ определяются при реализации товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе, в то время как определение цены при передаче имущественного права на безвозмездной основе по правилам ст. 40 НК РФ не предусмотрено.


Не принимается к вычету НДС по счетам-фактурам от контрагента, подписанным неустановленным лицом.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.10.2010 по делу № А33-785/2010)

В ходе выездной проверки инспекция обнаружила, что счет-фактура от поставщика на приобретение нефтепродуктов подписана неустановленным лицом. По мнению проверяющих, такой счет-фактура не может служить доказательством, подтверждающим реальное осуществление операций по приобретению обществом дизельного топлива.

Обществу были доначислены НДС и пени.

Суд принял сторону налогового органа.

Счет-фактура является основным документом, необходимым для предъявления НДС к вычету (ст. 169 НК РФ).

Счета-фактуры, оформленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению (п. 2 ст. 169 НК РФ).

Пунктом 2 ст. 9 Федерального закона от 21.11.96 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» установлено, что первичные учетные документы должны содержать наименования должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственных операций и правильность ее оформления, личные подписи этих лиц.

Если сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы и на это у налогового органа имеются доказательства, то налоговая выгода получена необоснованно (п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

Согласно п. 10 постановления Пленума ВАС РФ № 53 налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Таким образом, требования о соблюдении порядка оформления первичных учетных документов (счетов-фактур, товарных накладных, актов приемки товара и др.) относятся не только к наличию всех установленных реквизитов, но и к достоверности сведений, которые в них содержатся.

При этом правомерность и обоснованность применения налоговых вычетов по НДС первичной документацией, содержащей достоверные сведения, должен доказать налогоплательщик.

В рассматриваемом деле вывод суда о невозможности совершения между обществом и поставщиком хозяйственных операций основан на совокупности представленных в материалах дела доказательств и установленных налоговой инспекцией обстоятельств, которые не только подтверждают факт подписания договоров, счетов-фактур и товарных накладных от имени поставщика не­установленным лицом, но и свидетельствуют о недоказанности обществом приобретения и перевозки нефтепродуктов.


Налоговое законодательство не признает подтверждение фактической уплаты НДС поставщиком материальных ресурсов обязательным условием для возмещения этого налога.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 19.10.2010 по делу № А55-2089/2010)

По результатам камеральной проверки представленной предприятием налоговой декларации по НДС за II квартал 2009 г. инспекция вынесла решение об отказе в возмещении частично суммы НДС, заявленной к возмещению.

Причиной послужило то, что поставщик предприятия не уплатил НДС за этот период.

Судьи не согласились с позицией налогового органа.

Условия, предусмотренные для получения вычета, прописаны в ст. 171 и 172 НК РФ: во-первых, товары должны быть приобретены для осуществления операций, признаваемых объектом обложения НДС (за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 НК РФ); во-вторых, необходим правильно оформленный счет-фактура; в-третьих, вычет предоставляется после принятия товара на учет и при наличии соответствующих первичных документов.

Предприятием все условия для получения вычета были соблюдены.

Ссылка налогового органа на то, что поставщик предприятия не уплатил в бюджет НДС, не может являться основанием для вывода о недобросовестности общества и непринятия к вычету НДС. Каждое юридическое лицо является самостоятельным налогоплательщиком и несет ответственность по нормам налогового законодательства. А контроль за исполнением поставщиками товаров обязанностей по своевременной уплате налогов в бюджет возложен на налоговые органы.

Таким образом, налоговое законодательство, определяющее порядок возмещения НДС из бюджета, не предусматривает подтверждение фактической уплаты налога в бюджет поставщиком материальных ресурсов в качестве обязательного условия возмещения данного налога.


Метод определения суммы НДС расчетным путем на основании данных об иных аналогичных налогоплательщиках не применяется для определения величины вычетов.

(Постановление ФАС Уральского округа от 14.10.2010 № Ф09-8166/10-С2)

Инспекция провела выездную проверку, по результатам которой налогоплательщику были доначислены НДС, пени и выставлен штраф. Причиной такого решения послужило то, что общество не представило первичные учетные документы, подтверждающие право на налоговый вычет.

По мнению общества, в связи с отсутствием у него первичных бухгалтерских документов по причине их кражи в целях определения суммы налога, подлежащего уплате в бюджет с учетом налоговых вычетов, инспекция в силу подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ должна была применить расчетный метод и исчислить налог на основании данных об иных аналогичных налогоплательщиках.

Инспекция же считала, что в рассматриваемом случае правовые основания для применения расчетного метода у него отсутствуют.

Общество обратилось в суд, но арбитры оказались на стороне налогового органа.

Согласно подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы вправе определять суммы налогов, подлежащие внесению налогоплательщиками в бюджет (внебюджетные фонды), расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках.

Этот метод применяется в случаях отказа налогоплательщика допустить проверяющих к осмотру производственных, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Пунктом 1 ст. 166 НК РФ предусмотрен порядок исчисления НДС, исходя из которого сумма налога при определении налоговой базы на основании ст. 154—159 и 162 НК РФ исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы, а при раздельном учете — как сумма налога, полученная в результате сложения сумм налогов, исчисляемых отдельно как соответствующие налоговым ставкам процентные доли соответствующих налоговых баз.

В случае отсутствия у налогоплательщика бухгалтерского учета или учета объектов налогообложения налоговые органы имеют право исчислять суммы НДС, подлежащие уплате, расчетным путем на основании данных по иным аналогичным налогоплательщикам (п. 7 ст. 166 НК РФ).

Налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в порядке, предусмотренном ст. 166 НК РФ, на установленные ст. 171 НК РФ налоговые вычеты (п. 1 ст. 171 НК РФ).

Согласно п. 1 ст. 172 НК РФ налоговые вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении товаров, и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

Итак, НДС исчисляется по правилам ст. 166 НК РФ. А применение налоговых вычетов предусматривается ст. 171 и 172 НК РФ и возможно лишь при соблюдении определенных условий и наличии определенных документов. Поэтому у инспекции действительно отсутствовали правовые основания для применения расчетного метода, установленного подп. 7 п. 1 ст. 31 и п. 7 ст. 166 НК РФ, в целях определения суммы вычетов.


Выплаченная участнику товарищества сумма отступного, превышающая сумму первоначального вклада, не является объектом обложения НДС

(Постановление ФАС Московского округа от 02.11.2010 № КА-А41/13110-10)

Между обществом и другим юридическим лицом был заключен договор товарищества. Впоследствии общество выплатило участнику товарищества отступные в виде денежных средств. Сумма отступных превышала сумму первоначального взноса этого участника.

Инспекция в ходе выездной проверки указала, что разница, превышающая сумму первоначального взноса, подлежит обложению НДС, и предложила уплатить обществу недоимку и пени.

Суд признал выводы налогового органа противоречащими налоговому законодательству по следующим основаниям.

Объектом обложения НДС признаются операции по реализации товаров (работ, услуг) на территории РФ (п. 1 ст. 146 НК РФ).

Согласно п. 1 ст. 39 НК РФ не признается реализацией товаров, работ или услуг осуществление операций, связанных с обращением российской или иностранной валюты.

Поскольку в качестве отступного общество не передавало участнику какое-либо имущество, а выплатило денежные средства, оснований для начисления и уплаты в бюджет НДС с данной операции у общества не возникло.


Неверное заполнение декларации не является бесспорным доказательством ненадлежащего исполнения обязанностей по уплате налога и не должно расцениваться как неуплата налога в установленный срок.

(Постановление ФАС Уральского округа от 13.10.2010 № Ф09-8170/10-С2)

Общество подало декларацию по НДС за I квартал 2009 г., в которую была ошибочно включена сумма налога в разделе 5 по коду строки 1010401, графа 6 «Сумма налога, ранее принятая к вычету и подлежащая восстановлению».

В тот же день общество подало уточненную декларацию, в которой была исправлена эта ошибка.

Налоговым органом ранее на расчетный счет общества был перечислен НДС. Поэтому, полагая, что у общества возникла не­уплата НДС в результате представления декларации по НДС за I квартал 2009 г., инспекция выставила требование об уплате налога, сбора, штрафа и пеней.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 81 НК РФ при обнаружении налогоплательщиком в поданной им в инспекцию налоговой декларации недостоверных сведений, а также ошибок, не приводящих к занижению суммы налога, подлежащей уплате, он вправе внести изменения в декларацию и представить уточненную налоговую декларацию.

После представления налогоплательщиком декларации налоговый орган проверяет обоснованность суммы налога, заявленной к возмещению, при проведении камеральной налоговой проверки в порядке, установленном ст. 88 НК РФ.

Если до окончания камеральной налоговой проверки налогоплательщиком представлена уточненная налоговая декларация (расчет), камеральная проверка ранее поданной декларации (расчета) прекращается и начинается камеральная проверка уточненной декларации (п. 9.1 ст. 88 НК РФ).

Прекращение камеральной налоговой проверки означает прекращение всех действий инспекции в отношении ранее поданной декларации. При этом документы (сведения), полученные налоговым органом в рамках прекращенной камеральной налоговой проверки, могут быть использованы при проведении мероприятий налогового контроля в отношении налогоплательщика.

Суд установил, что, выставляя требование, инспекция не приняла во внимание поданную обществом «уточненку» и не прекратила камеральную проверку первичной декларации.

Основанием для направления налогоплательщику требования об уплате налога является неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязанности по уплате налога.

Таким образом, требование об уплате налога нарушало права общества, поскольку возлагало на него безусловную обязанность по уплате необоснованно начисленных сумм НДС и не соответствовало его действительной налоговой обязанности.


Налог на прибыль

Кредиторская задолженность общества, выкупленная у кредитора учредителем общества, внесенная в качестве вклада в уставный капитал общества и затем списанная в связи с совпадением должника и кредитора, включается в состав внереализационных доходов.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.10.2010 по делу № А10-755/2010)

Общество заключило контракт на закупку основных средств с монгольским поставщиком. Основные средства были ввезены на территорию РФ. Кроме того, на основании заключенных договоров поставщик предоставил обществу заем. Общество рассчиталось лишь частично. В результате у него образовалась кредиторская задолженность по договорам займа, по процентам, а также по контрактам поставки.

Далее долг ушел в офшорную зону. Монгольский поставщик по договору уступки права требования продал долг общества фирме, находящейся на Британских Виргинских островах. В свою очередь офшорная фирма перепродала долг компании, являющейся единственным учредителем общества, которое изначально и породило этот долг.

Получилось так, что общество оказалось должно своему учредителю. Затем этот учредитель принял решение об увеличении уставного капитала общества за счет дополнительного неденежного вклада в виде имущественного права, а именно в виде дебиторской задолженности участника перед обществом.

Учредитель утвердил акт приема-передачи имущественного права, а также освободил общество от имущественной обязанности осуществить расчет с ним (то есть с учредителем) на указанную сумму долга.

Общество списало кредиторскую задолженность, которая имелась у него за поставленные основные средства и полученные денежные средства по договорам займа. Но в состав доходов сумму задолженности не включило.

Инспекция решила, что общество получило внереализационный доход в виде фактически безвозмездно полученной техники и денежных средств, и доначислила обществу налог на прибыль.

Общество обратилось в суд, но арбитры приняли решение в пользу налогового органа.

Подпунктом 3 п. 1 ст. 251 НК РФ установлено, что при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде имущества, имущественных прав или неимущественных прав, имеющих денежную оценку, которые получены в виде взносов (вкладов) в уставный (складочный) капитал (фонд) организации (включая доход в виде превышения цены размещения акций (долей) над их номинальной стоимостью (первоначальным размером).

Пунктом 18 ст. 250 НК РФ предусмотрено, что сумма списанной кредиторской задолженности признается внереализационным доходом. Названным пунктом установлено, что внереализационными доходами налогоплательщика признаются, в частности, доходы в виде сумм кредиторской задолженности (обязательства перед кредиторами), списанной в связи с истечением срока исковой давности или по другим основаниям, за исключением случаев, предусмотренных подп. 21 п. 1 ст. 251 НК РФ.

Все хозяйственные операции и результаты инвентаризации подлежат своевременной регистрации на счетах бухгалтерского учета без каких-либо пропусков или изъятий (п. 5 ст. 8 Закона № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Следовательно, все указанные обстоятельства (хозяйственные операции) подлежали отражению в бухгалтерском учете общества. То есть в учете общества подлежали отражению и возникновение кредиторской задолженности, и внесение права требования в уставный капитал, и списание кредиторской задолженности.

Общество при наличии двух обособленных хозяйственных операций — увеличение уставного капитала и списание кредиторской задолженности — учло для целей налогообложения только операцию «увеличение уставного капитала», что связано с возникновением налоговой выгоды, поскольку доход в виде взноса в уставный капитал не облагается налогом на прибыль. Операцию «списание кредиторской задолженности» общество в налоговом учете не отразило. Сумма списанной кредиторской задолженности должна быть включена для целей налогообложения в состав внереализационных доходов в налоговом учете.

В данном случае кредиторская задолженность общества была списана на основании решения единственного участника общества в связи с совпадением должника и кредитора в одном лице.

Доводы общества о том, что в связи с отсутствием проведения инвентаризации и приказа о списании задолженности оснований для ее списания не имеется, признан судом несостоятельным. Кредиторская задолженность в данном случае списана не в связи с истечением срока исковой давности, а в связи с отсутствием с момента утверждения акта приема-передачи имущественного права обязанности осуществить расчет с кредитором (учредителем) на сумму долга.


Расходы на НИОКР независимо от полученного результата принимаются для целей налогообложения с первого числа месяца, следующего за месяцем подписания акта выполненных работ.

(Постановление ФАС Московского округа от 23.11.2010 № КА-А40/14264-10) 

Налогоплательщик являлся заказчиком научно-исследовательских работ по разработке научных проектов, связанных с осуществлением им основной деятельности (разработка и добыча полезных ископаемых — нефть), в связи с чем заключал договоры с организациями, которые по его заданию проводили научно-исследовательские ра­боты.

Впоследствии по результатам научных разработок был составлен акт, в котором отражено, что научные разработки не дали положительных результатов. Этот акт был составлен позже акта сдачи-приемки работ, поскольку был произведен только отдельный этап работ, по результатам которого невозможно определить, принесет он положительный результат или нет.

Расходы, связанные с этими работами, общество списало с первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены такие исследования (отдельные этапы исследований).

Инспекция указала, что общество неправомерно производило списание расходов, понесенных на НИОКР, которые не дали положительных результатов, с первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены такие исследования (отдельные этапы исследований), без учета даты акта о признании работ, не давших положительных результатов. В части произведенных расходов срок на списание затрат истек, поскольку признание НИОКР не давшими положительного результата произведено за пределами срока, установленного абз. 2 п. 2 ст. 262 НК РФ.

Судьи не согласились с позицией налогового органа, указали: в случае принятия решения о том, что исследования по НИОКР дали либо не дали положительного результата (дата акта) за пределами годичного срока, исчисляемого с даты подписания акта выполненных работ (отдельных этапов), налогоплательщик лишается права признавать расходы на НИОКР для целей налогообложения.

Кроме того, арбитры привели следующие аргументы.

К расходам, связанным с производством и реализацией, относятся расходы на научные исследования и опытно-конструкторские разработки (подп. 4 п. 1 ст. 253 НК РФ).

Согласно п. 2 ст. 262 НК РФ расходы на НИОКР признаются для целей налогообложения после завершения этих исследований или разработок (завершения отдельных этапов работ) и подписания сторонами акта сдачи-приемки.

Указанные расходы равномерно включаются в состав прочих расходов в течение одного года при условии использования указанных исследований и разработок в производстве и (или) при реализации товаров (выполнении работ, оказании услуг) с первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены такие исследования (отдельные этапы исследований).

Расходы на НИОКР, которые не дали положительного результата, также подлежат включению в состав прочих расходов равномерно в течение одного года в размере фактически осуществленных расходов. Моментом их признания является дата подписания акта сдачи-приемки работ, и они включаются в состав прочих расходов в течение одного года с первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены исследования (отдельные этапы исследований), то есть с даты подписания акта сдачи-приемки работ.

При таких обстоятельствах довод инспекции о том, что расходы, произведенные на НИОКР, списываются с даты установления того (дата подписания акта о признании исследований не давшими положительного результата) и данные работы не принесли положительного результата, является необоснованным.

До момента признания расходов не давшими положительных результатов может пройти длительный срок, поскольку ряд работ состоит из нескольких этапов, а рассмотрение результатов данных работ можно оценить только после проведения последнего этапа.

Как следует из разъяснений Минфина России, изложенных в письмах от 10.02.2010 № 03-03-05/23, от 14.01.2010 № 03-0207/1-13 и от 24.12.2009 № 03-03-05/251, расходы на НИОКР независимо от полученного результата включаются в расходы в течение одного года с первого числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены такие исследования (отдельные этапы исследований). Принятие данных расходов не зависит от того, когда данные расходы будут определены как давшие либо не давшие положительный результат.


Налог на имущество

Актив признается объектом обложения налогом на имущество с момента приведения его в состояние, пригодное для использования, независимо от даты ввода его в эксплуатацию.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.11.2010 по делу № А03-12025/2009)

Общество в декабре 2006 г. по договору купли-продажи приобрело объекты недвижимого имущества (здания), транспортные средства, машины и оборудование.

Объекты были введены в эксплуатацию и отнесены на счет 01 «Основные средства» только в июне 2007 г. Фактически их использовать общество начало с января 2007 г. При этом налоговые декларации по налогу на имущество за период с января по май 2007 г. общество представляло с нулевыми показателями.

Инспекция в ходе выездной налоговой проверки указала на занижение налоговой базы в 2007 г. и доначислила налог на имущество и пени.

Суд встал на сторону налогового органа.

Судьи исследовали представленные в материалах дела лимитно-заборные карты на получение материальных ценностей за период январь — май 2007 г. (заправка тракторов), учетные листы тракториста-машиниста формы № 67-б за этот же период и пришли к выводу, что общество в своей деятельности в период с января по июнь 2007 г. использовало активы, отвечающие условиям, предусмотренным для признания их в качестве объекта основных средств.

Принимая решение, арбитры опирались на нормы п. 1 ст. 374 НК РФ и положения приказов Минфина России от 31.10.2000 № 94н «Об утверждении Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и Инструкции по ее применению» и от 30.03.2001 № 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету„ Учет основных средств“ ПБУ 6/01».

Из анализа этих документов следует, что актив признается объектом обложения налогом на имущество с момента приведения его в состояние, пригодное для использования, то есть независимо от даты ввода его в эксплуатацию.


Налог на доходы физических лиц

Сумма оплаты предоставленных банком услуг по перечислению дивидендов учредителям — физическим лицам не является доходом учредителей и не облагается НДФЛ.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 08.11.2010 по делу № А43-2399/2010)

Общество выплачивало учредителям дивиденды путем их перечисления на счета учредителей по вкладам, открытым в отделении Сбербанка.

Согласно договору с банком услуги банка по зачислению денежных средств на счета по вкладам общество оплачивало в размере 0,3% от суммы денежных средств, подлежащих зачислению.

Инспекция посчитала, что оплата услуг банка является доходом учредителей, полученным в натуральной форме, и с него нужно уплачивать НДФЛ.

Судьи не согласились с такой позицией и поддержали общество.

Согласно п. 1 ст. 211 НК РФ при получении налогоплательщиком дохода от организаций и индивидуальных предпринимателей в натуральной форме в виде товаров (работ, услуг), иного имущества налоговая база определяется как стоимость этих товаров (работ, услуг), иного имущества, исчисленная исходя из их цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному ст. 40 НК РФ. К доходам, полученным налогоплательщиком в натуральной форме, относится, в частности, оплата (полностью или частично) за него организациями или индивидуальными предпринимателями товаров (работ, услуг), а также оказанные в его интересах услуги на безвозмездной основе или с частичной оплатой.

Согласно п. 2 ст. 29 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество обязано выплатить его участникам прибыль, решение о распределении которой ими принято. Общество должно обеспечить получение его участниками дохода от долевого участия в нем любым не противоречащим законодательству способом, в том числе путем перечисления дивидендов на банковские счета.

Следовательно, услуги банка по перечислению дивидендов оказываются самому обществу и оплата этих услуг производится в его интересах, а не в интересах участников общества.


Социальное страхование

Выплаты в размере фактической стоимости проезда общественным транспортом к месту работы, произведенные в пользу работника, не облагаются страховыми взносами на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.11.2010 по делу № А27-4954/2010)

Региональное отделение ФСС России провело документальную выездную проверку общества по вопросам начисления, уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и расходования этих средств за период с 1 января 2006 г. по 31 декабря 2008 г.

В ходе проверки выяснилось, что общество не перечислило взносы с сумм выплат работникам в размере фактической стоимости проезда общественным транспортом к месту работы и обратно. По мнению проверяющих, взносы на эти выплаты следовало начислить, потому что они не предусмотрены в Перечне выплат, на которые не начисляются страховые взносы в ФСС России, утвержденном постановлением Правительства РФ от 07.07.99 № 765. В итоге был составлен акт о привлечении к ответственности за неуплату страховых взносов.

Не согласившись с принятым решением, общество обратилось с заявлением в суд и выиграло дело.

Арбитры указали, что объектом для исчисления страховых взносов в ФСС России являются выплаты, начисленные работнику в связи с выполнением им трудовых обязанностей. При этом вышеназванный перечень устанавливает исключения не из любых доходов, полученных физическими лицами, а лишь из выплат, начисленных работникам в качестве оплаты труда.

Материалами дела установлено, что спорные суммы работникам выплачивались обществом за счет средств нераспределенной прибыли (чистой прибыли) и не были связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей. Факт наличия трудовых отношений между обществом и работниками не является сам по себе основанием для вывода о том, что все выплаты, которые начисляются данным лицам, по существу представляют собой оплату их труда.

Принимая решение, судьи проанализировали положения ст. 5, 20, 22 Федерального закона от 24.07.98 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», ст. 129 ТК РФ (в редакции Федерального закона от 30.06.2006 № 90-ФЗ), п. 3, 4 Правил начисления, учета и расходования средств на осуществление обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 02.03.2000 № 184.

Арбитры пришли к выводу, что выплаты работникам в размере фактической стоимости проезда общественным транспортом к месту работы и обратно не предусмотрены ни законодательством, ни трудовым договором, не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей, не являются компенсирующими или стимулирующими, не носят обязательного характера, разновидностью оплаты труда не являются и не учитывают результаты труда конкретных работников.

Таким образом, спорные выплаты не подлежат включению в облагаемую базу для исчисления страховых взносов.