1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 5631

Судебные приставы не вправе запрашивать персональные данные

Судебные приставы-исполнители не входят в список лиц, имеющих доступ к конфиденциальной информации, и не вправе запрашивать такую информацию в ходе исполнительного производства.

В соответствии со ст. 53 Федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи» (далее — Закон о связи) сведения об абонентах признаются конфиденциальной информацией и подлежат защите. Подобные сведения предоставляются третьим лицам только с письменного согласия абонента, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

Вместе с тем судебные приставы-исполнители в ходе исполнительного производства имеют право запрашивать необходимые сведения у физических лиц, организаций и органов, получать от них объяснения, информацию, справки (ст. 64 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», далее — Закон об исполнительном производстве).

Требование предоставить названные документы относится к исполнительным действиям. Их невыполнение влечет ответственность, предусмотренную законодательством РФ (п. 4 ст. 14 Федерального закона от 21.07.97 № 118-ФЗ «О судебных приставах»).

Приставы считают, что они вправе запрашивать любые сведения, в том числе относящиеся к конфиденциальной информации. Президиум ВАС РФ, рассматривая одно из дел в порядке надзора, отметил, что это не так.

В рамках исполнительного производства, возбужденного в отношении физического лица, судебный пристав запросил у оператора сотовой связи информацию о наличии зарегистрированного на имя должника мобильного телефонного номера. Оператор отказался предоставить ее, сославшись на то, что запрос судебного пристава-исполнителя не относится к случаю, когда персональные данные передаются третьим лицам без согласия субъекта, которого касаются эти данные. Кроме того, судебный пристав-исполнитель не относится к уполномоченным государственным органам, которым операторы связи обязаны предоставлять такие сведения об абонентах-гражданах.

Судебный пристав, будучи уверенным в законности своего требования, за его неисполнение без уважительных причин вынес постановление о привлечении оператора к административной ответственности на основании ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ.

Оператор обратился с иском в суд о признании данного постановления незаконным. Суд первой инстанции требования истца удовлетворил.

В то же время апелляционный и кассационный суды пришли к выводу, что судебный пристав-исполнитель, действуя в рамках выполнения публичной функции по принудительному исполнению постановления суда, вправе требовать персональные данные физического лица, а оператор обязан их предоставить.

Суды сочли, что в ст. 64 Закона об исполнительном производстве», ст. 12 и 14 Федерального закона от 21.07.97 № 118-ФЗ содержится исключение из общего правила, установленного в ст. 53 Закона о связи, о предоставлении оператором связи третьим лицам сведений об абонентах — физических лицах только с их письменного согласия.

Передавая дело на рассмотрение в Президиум ВАС РФ, судьи отметили, что в силу ст. 64 Закона о связи операторы связи обязаны предоставлять информацию об абонентах только уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-разыскную деятельность или обеспечение безопасности РФ. Судебный пристав-исполнитель не относится к таким органам, и закон не содержит прямого указания на полномочие судебных приставов-исполнителей запрашивать у операторов связи сведения об абонентах — физических лицах.

По мнению коллегии судей, ст. 64 Закона об исполнительном производстве не исключает необходимости соблюдения судебным приставом-исполнителем требований действующего законодательства о том, что он вправе запрашивать только информацию, которая может быть передана лицом, у которого она испрашивается, и при отсутствии запрета на ее предоставление.

Закон об исполнительном производстве устанавливает право судебного пристава-исполнителя запрашивать исчерпывающий перечень у строго определенных субъектов, в число которых не включены операторы связи. Поэтому судебный пристав-исполнитель не может требовать от операторов связи информацию о пользователях услугами связи (физических лицах) и об оказанных услугах связи.

Президиум ВАС РФ отменил решения судов апелляционной и кассационной инстанций и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Таким образом, судебные приставы-исполнители в ходе исполнительного производства не могут запрашивать у третьих лиц конфиденциальную информацию о должнике, подлежащую защите в соответствии с законодательством РФ (постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2010 № 6336/10).