1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1078

Лизинг: между первым и шестым методами

Вы решили взять иностранное оборудование в лизинг? Разрабатывая внешнеторговую операцию, помните, что на таможне могут возникнуть неожиданные проблемы. Одна из самых острых - определение таможенной стоимости лизинговых товаров. Можно ли для этого применять первый метод определения таможенной стоимости (метод по стоимости сделки с ввозимыми товарами)? Точку в этом вопросе попыталась поставить ФТС России в Письме от 19.11.2008 N 05-33/48386 "Об определении таможенной стоимости товаров, ввозимых по договорам аренды и лизинга".

Из шести методов определения таможенной стоимости наиболее выгоден для участника ВЭД метод по стоимости сделки с ввозимыми товарами (первый метод), поскольку он учитывает реальную цену товара и реальные затраты на его приобретение.

Но что выгодно участнику ВЭД, то невыгодно таможне: она всячески пытается обосновать невозможность применения данного метода и использовать резервный (шестой) метод, который дает таможне полную свободу в определении таможенной стоимости. А чем больше таможенная стоимость, тем больше и таможенные платежи. Таможне благо: она выполняет свой план по сбору таможенных платежей, а участнику ВЭД - только увеличение издержек.

Данное противостояние, увы, касается любых внешнеторговых операций. Но для лизинговых сделок общие сложности применения первого метода осложняются особенностями лизинговых правоотношений.

Долгое время ФТС России не решалась дать однозначный ответ на вопрос, применим ли первый метод для определения таможенной стоимости к товарам, ввозимым по лизинговым контрактам? Но, видимо, собравшись с духом, в Письме от 19.11.2008 N 05-33/48386 "Об определении таможенной стоимости товаров, ввозимых по договорам аренды и лизинга" (далее - Письмо N 05-33/48386) ФТС заявила, что первый метод к договорам лизинга применять нельзя.

Гадание на таможенных письмах

Отсутствие официальной позиции по данному вопросу заставило искать ответ между строк в документах, которые хоть как-то рассматривают особенности таможенного оформления предметов лизинга.

Прежде всего это Письмо ГТК России от 18.06.2004 N 01-06/22236 "Об определении таможенной стоимости товаров, ввозимых в соответствии с внешнеторговыми договорами различных видов". В нем подробно был рассмотрен вопрос об исключении (при определении таможенной стоимости) из цены сделки процентов за отсрочку и рассрочку оплаты ввозимого лизингового товара. Прямого запрета на применение первого метода в нем нет.

Более того, в абз. 8 Письма N 05-33/48386 содержится оговорка о возможности применения условий о процентах за отсрочку или рассрочку оплаты товаров по договорам лизинга ко всем методам определения таможенной стоимости. Невозможность применения метода по цене сделки, судя по тексту Письма, относится к случаям, когда право собственности на предмет лизинга к лизингополучателю не переходит.

Но это все только догадки. В ситуации указанной неопределенности вопрос о возможности применения первого метода определения таможенной стоимости к лизинговым операциям решался на конкретной таможне с конкретным инспектором.

А тем временем суды

Арбитражная практика сложилась в пользу российских лизингополучателей. Большинство судов допускает использование первого метода (например, Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 25.04.2005 N А82-8763/2004-31; Московского округа от 23.07.2008 N КА-А41/6415-0-П, от 18.07.2007 и 25.07.2007 N КА-А41/6862-07; Поволжского округа от 27.05.2008 N А12-17473/2007, от 19.07.2007 N А12-20052/06, от 23.10.2008 N А12-6972/08, от 27.05.2008 N А12-17473/2007).

Противоположные выводы единичны (например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28.01.2002 N А44-1909/01-С3). При этом приводится одно основание: право собственности на предмет лизинга сохраняется за лизингодателем, следовательно, лизингополучатель ограничен в правах на предмет лизинга. А нормы пп. 1 п. 2 ст. 19 Закона РФ от 21.05.1993 N 5003-1 "О таможенном тарифе" (далее - Закон о таможенном тарифе) запрещают применять первый метод при наличии ограничений в отношении прав покупателя на пользование и распоряжение товарами.

Нельзя, потому что...

Используя рассмотренное выше формальное основание, в применении первого метода отказывали и таможенники на местах. Но если раньше они действовали на свой страх и риск, то теперь их решимость укрепилась благодаря Письму N 05-33/48386.

Какие основания для невозможности применения к лизинговым товарам первого метода определения таможенной стоимости указала ФТС России в этом Письме?

ФТС России считает, что оснований два.

Первое - уже описанное наличие ограничений прав лизингополучателя на предмет лизинга со ссылкой на пп. 1 п. 2 ст. 19 Закона о таможенном тарифе.

Второе - по мнению ФТС России, первый метод применим только к товарам, ввозимым по договорам купли-продажи.

Но подобные доводы выглядят странными по определенным причинам.

Ограничение - не запрет

Приводя в качестве основания невозможности применения первого метода наличие ограничений прав лизингополучателя на предмет лизинга, ФТС России (и, как было указано выше, некоторые суды) просто не дочитывают пп. 1 п. 2 ст. 19 Закона о таможенном тарифе до конца.

Между тем в нем сказано, что первый метод применяется даже при наличии ограничений в отношении прав покупателя на пользование и распоряжение товарами, если такие ограничения установлены федеральными законами, нормативными актами Президента РФ, Правительства РФ, а также нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти.

Ограничение прав лизингополучателя на предмет лизинга установлено Гражданским кодексом РФ (ст. 665) и Федеральным законом от 29.10.1998 N 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" (ст. 11), а следовательно, такие ограничения не являются препятствием для лизингополучателя в применении первого метода.

Интересно, что ранее в Письме от 05.11.2008 N 01-11/46126 "О разъяснении отдельных вопросов, в том числе по условиям применения метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами" ФТС России согласилась с законностью таких рассуждений применительно к комиссионерам и агентам (как вы помните, гражданское законодательство устанавливает и для них ограничения прав на товар, приобретаемый для комитента и принципала) и признала за последними право использовать первый метод для определения таможенной стоимости ввозимых товаров.

С лизингодателем аналогичная ситуация.

Почему же тогда ФТС России пришла к противоположному выводу? Логического обоснования этому нет.

Интересно, что буквально через месяц после выхода рассматриваемого Письма в п. 4 Письма от 30.12.2008 N 01-11/56170 "О направлении обзора практики рассмотрения жалоб" ФТС России приходит к прямо противоположному выводу: лизингополучателю нельзя отказать в применении первого метода на основании ограниченности его прав на предмет лизинга, поскольку такие ограничения установлены законом.

Подобное постоянное непостоянство - типичная черта таможенной службы. Но будем надеяться, что последний вывод ФТС России окончательный и пересмотру не подлежит.

Не куплей-продажей единой

Откуда следует вывод ФТС России о том, что первый метод определения таможенной стоимости применим исключительно к товарам, ввозимым по договорам купли-продажи?

ФТС России предлагает обратить внимание на точное содержание ст. 19 Закона о таможенном тарифе, в которой сказано, что метод по стоимости сделки с ввозимыми товарами можно применять только в отношении товаров, проданных на экспорт в Российскую Федерацию.

Значит, первый метод применяется только к товарам, ввозимым по договорам международной купли-продажи товаров.

При отсутствии "продажи товаров на экспорт в РФ" (например, аренда, лизинг товаров), подытоживает ФТС России, первый метод использовать нельзя.

Казалось бы, все логично. Но почитаем Письмо далее. ФТС России, рассматривая конкретный пример (лизинг грузовых вагонов), разъяснила возможность применения и иных методов определения таможенной стоимости.

Например, методы по стоимости сделки с идентичными товарами и стоимости сделки с однородными товарами возможны, когда декларант либо таможенный орган располагает информацией о таможенной стоимости идентичных или однородных товаров, ранее ввезенных в Россию. При этом в отношении товаров, бывших в употреблении, данные методы могут быть применены, только если степень износа идентичных или однородных товаров аналогична степени износа оцениваемых товаров.

Поэтому, по мнению ФТС России, если предметом лизинга являются бывшие в употреблении товары (в рассматриваемом случае - бывшие в употреблении вагоны), представляется маловероятным найти идентичный или однородный товар с одинаковой по сравнению с оцениваемым товаром степенью износа.

Таким образом, ФТС России не исключает возможность применения методов по стоимости сделки с идентичными товарами и стоимости сделки с однородными товарами к лизинговым товарам. Хотя, если внимательно почитать ст. ст. 20 и 21 Закона о таможенном тарифе, регламентирующие порядок применения данных методов, можно заметить, что законодатель и для них использует выражение "товары, проданные на экспорт в Российскую Федерацию".

Почему же тогда ФТС России все же запрещает применять первый метод на этом основании? Ответить сложно.

А вот у судов ответ есть. Например, ФАС Поволжского округа (см., например, Постановления от 23.10.2008 N А12-6972/08 и от 27.05.2008 N А12-17473/2007) занимает по данному вопросу твердую позицию.

Суд категорически отвергает доводы таможни о неправомерности заявления первого метода определения таможенной стоимости для лизинговых контрактов, поскольку в таких операциях отсутствует продажа товара на экспорт, а договор лизинга для нее является договором купли-продажи.

Договор лизинга, считает суд, является смешанным, так как имеет признаки, характерные как для договора купли-продажи, так и для договора аренды. Кроме того, ограничения в применении первого метода действующим законодательством для договора лизинга не установлены.

О каких признаках купли-продажи можно говорить применительно к лизинговым правоотношениям?

Споры о природе лизинговых отношений теоретики ведут уже давно.

Одни считают, что договор лизинга - это единый трехсторонний договор, сторонами которого являются продавец (у которого лизингодатель приобретает предмет, в дальнейшем передаваемый в лизинг), лизингодатель и лизингополучатель.

По мнению других, лизинговые правоотношения - это два самостоятельных, но тесно связанных договора - купли-продажи (по которому предмет лизинга приобретает сам лизингодатель) и непосредственно лизинга.

И если исходить из первой точки зрения, то договор лизинга действительно содержит необходимые признаки договора купли-продажи. Но это теория.

На практике интересно иное обстоятельство возникновения в лизинговых правоотношениях элементов купли-продажи - условие о переходе к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга. Что думает таможня о таком условии?

Выкуп и переход

В Письме N 05-33/48386 ФТС России заявляет однозначно: первый метод применяется не к договорам, содержащим элементы купли-продажи, а непосредственно к договорам купли-продажи. Это означает, что какие бы условия ни содержал договор лизинга, первый метод к нему не применим, поскольку договором купли-продажи он не станет никогда.

Но рассматривая данный вопрос, мы снова упираемся в раздираемое ФТС России внутреннее противоречие.

В п. 4 Письма от 30.12.2008 N 01-11/56170 "О направлении обзора практики рассмотрения жалоб" ФТС России более осторожно указывает на тип договора, к которому применяется первый метод определения таможенной стоимости: не договор купли-продажи, а договор, предусматривающий возмездную передачу права собственности от продавца к покупателю. А это меняет дело.

Да, основным предметом лизинга является предоставление имущества во временное владение и пользование - в аренду. Но никто не запрещает указывать и дополнительные условия о переходе права собственности на предмет лизинга.

На практике условие о переходе права собственности на предмет лизинга заключается в двух формах:

- предоставление лизингополучателю права выкупа предмета лизинга (опцион покупки) по окончании срока лизинга;

- закрепление перехода к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга после выплаты всех лизинговых платежей.

По утверждению ФТС России в Письмах от 19.11.2008 N 05-33/48386 и от 30.12.2008 N 01-11/56170 (далее - Письмо N 01-11/56170) (здесь наблюдается редкая последовательность мнений ФТС России), опцион покупки (дающий право на выкуп, но не устанавливающий такую обязанность) не свидетельствует о согласовании условий дальнейшей покупки лизингополучателем арендуемых товаров, а лишь говорит о намерении лизингодателя в будущем продать их лизингополучателю.

Следовательно, такое условие не образует продажу товара.

С данным мнением ФТС России приходится согласиться, поскольку при наличии права выкупа сам переход права собственности после окончания срока лизинга должен быть оформлен отдельным договором купли-продажи, ибо самого опциона покупки, содержащегося в лизинговом договоре, недостаточно.

При наличии же в договоре условия о переходе к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга после выплаты всех платежей можно с полным основанием говорить о наличии "продажи на экспорт в РФ", поскольку товар ввозится по договору, не предусматривающему возврат предмета лизинга иностранному контрагенту.

Подобный вывод косвенно признает и ФТС России в Письме N 01-11/56170.

Возникает очередной вопрос: почему об этом прямо и определенно ФТС России не высказалась в рассматриваемом Письме N 05-33/48386, ограничившись общей констатацией невозможности применения к лизинговым товарам первого метода определения таможенной стоимости?

Складывается ощущение, что и здесь ФТС России попыталась оставить лазейку для таможенников на местах, позволив, ссылаясь на данное Письмо, отказывать в применении первого метода независимо от конкретного содержания договора лизинга.

Итак, ФТС России в очередной раз выпустила разъяснения, месяц подумала и себя же опровергла. Конечно же, Письмо не является нормативным актом и как будто не обязательно для соблюдения всегда и всеми.

Но не стоит сомневаться, что таможенные органы "возьмут под козырек" и начнут без разбора отказывать в применении первого метода в отношении всех лизинговых операций.

Как этому противостоять?

Между условием о выкупе предмета лизинга и переходом права собственности после уплаты лизинговых платежей выбирайте последнее и ссылайтесь на указанную судебную практику и п. 4 Письма N 01-11/56170.

Если же заключить договор возвратного лизинга, то при возникновении проблем в применении первого метода определения таможенной стоимости можно обращаться в суд.

Арбитражная практика в подавляющем большинстве случаев принимает сторону участников ВЭД.

Вместе с тем не стоит забывать и об общих условиях применения первого метода: все затраты лизингополучателя, подлежащие включению в таможенную стоимость в соответствии со ст. 19.1 Закона о таможенной стоимости (например, расходы, связанные с транспортировкой предмета лизинга до границы России), должны быть четко сформулированы и количественно определены в договоре.

Любая неопределенность в этом - и все иные доводы таможне о конкретных условиях договора лизинга станут бесполезными.