1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1191

Истина в суде

Здесь представлены комментарии к самым актуальным и свежим судебным решениям арбитражных судов.

Налог на добавленную стоимость

Организации, не являющиеся специализированными в области оказания санаторно-курортных или оздоровительных услуг, вправе использовать освобождение от НДС, если в цену реализации путевок не включались услуги по их приобретению и продаже.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.06.2009 N Ф04-3433/2009(8524-А27-42))

Общество, не являясь специализированной организацией, оказывающей санаторно-курортные или оздоровительные услуги, применяло при реализации санаторно-курортных путевок освобождение от НДС в соответствии с пп. 18 п. 3 ст. 149 НК РФ.

По результатам камеральной налоговой проверки уточненной налоговой декларации за декабрь 2007 г. налоговый орган вынес решение о доначислении обществу НДС. Инспекторы сделали вывод, что, поскольку налогоплательщик не является оздоровительной организацией, применять льготу по НДС, предусмотренную пп. 18 п. 3 ст. 149 НК РФ, при реализации путевок он не вправе.

Суд поддержал общество, высказав мнение, что в данной ситуации не возникло объекта обложения НДС.

Объектом обложения НДС признается реализация товаров (работ, услуг) на территории РФ, а также передача имущественных прав (пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ).

В силу пп. 18 п. 3 ст. 149 НК РФ не облагаются НДС услуги санаторно-курортных оздоровительных организаций и организаций отдыха, расположенных на территории РФ, оформленные путевками и курсовками, являющимися бланками строгой отчетности.

Учитывая, что НДС носит косвенный характер, конечным плательщиком НДС является покупатель (потребитель) товаров (работ, услуг), которому в соответствии с требованиями п. 1 ст. 168 НК РФ налогоплательщик при реализации товаров (работ, услуг) обязан предъявить к уплате соответствующую сумму налога.

Поэтому при реализации товаров (работ, услуг) населению по розничным ценам (тарифам) соответствующая сумма налога включается в указанные цены (тарифы), что предусмотрено п. 6 ст. 168 НК РФ.

Целью предоставления льготы, предусмотренной пп. 18 п. 3 ст. 149 НК РФ, является стимулирование развития сети оздоровительных санаторно-курортных учреждений. Из содержания данной нормы буквально следует, что от обложения НДС освобождена именно услуга оздоровительной организации, оформленная путевкой.

Оздоровительные услуги обществом не оказывались. В данном случае путевка не является самостоятельным объектом реализации (товаром), а только удостоверяет тот перечень услуг, которые оказывают санаторно-курортные организации. При таких условиях общество могло бы быть подвергнуто санкциям с оборотов по реализации путевки только в случае, если бы в цену их реализации включало услуги по приобретению и продаже этих путевок. Но такой факт не был установлен. Поскольку добавленная стоимость в этой ситуации не создавалась, организация имеет право на льготу, предусмотренную пп. 18 п. 3 ст. 149 НК РФ.

При отсутствии у налогоплательщика соответствующих документов право на налоговые вычеты у него не возникает, даже если эти документы были утрачены в результате пожара.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.06.2009 N Ф04-3364/2009(8256-А46-14))

В помещении, которое арендовало общество, произошел пожар. В результате происшествия первичная бухгалтерская документация и электронные носители информации были уничтожены. Поэтому обществом не были представлены к проверке счета-фактуры, выставленные продавцами покупателю, первичные документы и регистры бухгалтерского учета, в том числе свидетельствующие о принятии на учет товара, работ, услуг, а также платежные документы, подтверждающие фактическую уплату сумм налога.

Налоговый орган в ходе выездной налоговой проверки посчитал размер налоговых вычетов по НДС не подтвержденным соответствующими документами, признал их необоснованными и доначислил налог к уплате в бюджет.

Налогоплательщик обратился в арбитражный суд с заявлением о признании решения недействительным.

Однако суд встал на сторону налоговой инспекции. Он отметил, что применение налоговых вычетов по НДС является правом, а не обязанностью налогоплательщика и может быть реализовано им только при соблюдении порядка, установленного п. 1 ст. 172 НК РФ. В рассматриваемой ситуации у общества такое право не возникло ввиду отсутствия у него соответствующих первичных документов, подтверждающих право на применение вычета.

Суд указал, что обязанность подтверждения правомерности и обоснованности налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим вычет при исчислении итоговой суммы НДС, подлежащей уплате в бюджет.

Кроме того, ст. 23 НК РФ установлены обязанности налогоплательщика по ведению учета доходов, расходов, объектов налогообложения, обеспечению сохранности (восстановлению) данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов. Однако организация не приняла всех мер к восстановлению утраченных документов, а также не представила доказательств, свидетельствующих о невозможности восстановления спорных первичных документов.

Транспортный налог

Транспортные средства, не участвующие в гражданском обороте, не подлежат государственной регистрации и не являются объектом обложения транспортным налогом.

(Постановление ФАС Московского округа от 09.06.2009 N КА-А41/5141-09)

Общество для проведения опытно-конструкторских, экспериментальных, научно-исследовательских работ, а также испытаний авиационной и другой техники использовало экспериментальные воздушные суда. На все суда были получены свидетельства о государственном учете экспериментального воздушного судна. Транспортный налог по ним не уплачивался.

Налоговый орган, посчитав экспериментальные воздушные суда объектом обложения транспортным налогом, по итогам камеральной проверки расчета по авансовым платежам по транспортному налогу за II квартал 2008 г. предложил обществу уплатить доначисленную недоимку по транспортному налогу.

Удовлетворяя требования общества, суд указал, что плательщиками транспортного налога признаются лица, на которых зарегистрированы транспортные средства, признаваемые объектом налогообложения в соответствии со ст. 358 НК РФ (ст. 357 НК РФ).

Согласно п. 1 ст. 358 НК РФ объектом налогообложения признаются автомобили, мотоциклы, мотороллеры, автобусы и другие самоходные машины и механизмы на пневматическом и гусеничном ходу, самолеты, вертолеты, теплоходы, яхты, парусные суда, катера, снегоходы, мотосани, моторные лодки, гидроциклы, несамоходные (буксируемые) суда и другие водные и воздушные транспортные средства, зарегистрированные в установленном порядке в соответствии с законодательством РФ.

Иначе говоря, платить транспортный налог нужно только в отношении зарегистрированных транспортных средств.

Экспериментальные воздушные суда подлежат государственному учету с выдачей соответствующих документов уполномоченным органом (п. 3 ст. 33 Воздушного кодекса РФ). Регистрация для них не предусмотрена. Но именно государственная регистрация транспортных средств означает заявление их к эксплуатации по назначению, то есть в целях передвижения по транспортным путям.

Из Определения Конституционного Суда РФ от 14.12.2004 N 451-О следует, что транспортный налог связан с использованием путей сообщения РФ. При этом понятия "пути сообщения" и "воздушное пространство" не идентичны. Воздушными судами налогоплательщика не используется воздушное пространство РФ в качестве путей сообщения.

Данные транспортные средства являются экспериментальными воздушными судами и в силу специфики деятельности общества не участвуют в гражданском обороте, поэтому они государственной регистрации не подлежат, а значит, не могут быть объектами обложения транспортным налогом.

Налог на доходы физических лиц

Доплаты работникам, постоянно занятым на подземных работах, за нормативное время их передвижения в шахте от ствола к месту работы и обратно являются частью заработной платы и облагаются НДФЛ.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 09.06.2009 N Ф04-3339/2009(8171-А27-19), Ф04-3339/2009(8744-А27-19))

Общество осуществляло доплаты работникам, постоянно занятым на подземных работах в шахтах (рудниках), за нормативное время их передвижения в шахте от ствола к месту работы и обратно. Эти суммы организация не облагала НДФЛ, посчитав их компенсационными выплатами.

Инспекция не признала доплаты компенсациями и указала на нарушение норм п. 3 ст. 217 НК РФ и ст. 164 ТК РФ, обязав общество удержать и перечислить НДФЛ с данных сумм.

Налогоплательщик обратился в суд.

Суды первой и апелляционной инстанций поддержали налогоплательщика.

Но кассационный суд принял решение в пользу инспекции.

Перечень компенсационных выплат, устанавливаемых законодательством РФ, законодательными актами субъектов РФ, решениями представительных органов местного самоуправления, которые не подлежат обложению НДФЛ (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством), приведен в п. 3 ст. 217 НК РФ. Этот перечень является исчерпывающим.

В частности, абз. 9 п. 3 ст. 217 НК РФ установлено, что не облагаются НДФЛ все виды компенсационных выплат, связанных с исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей (включая переезд на работу в другую местность и возмещение командировочных расходов).

Поскольку в налоговом законодательстве определение компенсационных выплат отсутствует, этот термин используется в смысле, который ему придает трудовое законодательство (п. 1 ст. 11 НК РФ).

В соответствии со ст. 164 ТК РФ компенсацией признаются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работникам затрат, связанных с исполнением ими трудовых или иных предусмотренных федеральным законом обязанностей.

Постановлением Правительства РФ от 15.05.1998 N 452 "О доплате работникам организаций угольной, сланцевой промышленности и шахтного строительства, постоянно занятым на подземных работах, за нормативное время их передвижения в шахте от ствола к месту работы и обратно" предусмотрено, что работникам организаций угольной, сланцевой промышленности и шахтного строительства, постоянно занятым на подземных работах, за нормативное время их передвижения в шахте от ствола к месту работы и обратно установлена доплата из расчета применяемой на шахте тарифной ставки горнорабочего подземного 3-го разряда, а не компенсационные выплаты в целях возмещения понесенных затрат.

Таким образом, подобные выплаты являются составной частью заработной платы работников, которая подлежит обложению НДФЛ.

Акцизы

При смешении автомобильного бензина и дизельного топлива с моющими присадками новый подакцизный товар не образуется, а соответственно, объект обложения акцизом не возникает.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 03.06.2009 N А56-32769/2008)

Общество занималось реализацией нефтепродуктов через сеть собственных заправочных станций. В закупаемые у сторонних организаций бензин и дизельное топливо обществом добавлялись моющие присадки.

Инспекция провела камеральную проверку налоговой декларации по акцизам на подакцизные товары, за исключением табачных изделий, за сентябрь 2007 г., по результатам которой привлекла общество к налоговой ответственности в виде штрафа за неуплату акциза.

Основанием для принятия такого решения послужил вывод инспекции о том, что общество является плательщиком акциза при реализации бензинов с моющими присадками, поскольку в результате смешения бензинов и дизельного топлива с моющими присадками получаются нефтепродукты с новыми свойствами.

Такие выводы налоговый орган сделал на основании Письма Минфина России от 26.10.2007 N 03-07-06/99. В нем говорится, что, если организация в целях улучшения свойств реализуемого ею топлива осуществляет смешение бензина и дизельного топлива с моющими присадками, она в соответствии с пп. 1 п. 1 и п. 3 ст. 182 НК РФ является производителем подакцизного товара с новыми качествами и должна платить акциз.

Кроме того, по мнению налогового органа, общество, осуществляющее производство подакцизных товаров из подакцизных нефтепродуктов, приобретенных у организаций, не являющихся их производителями и плательщиками акциза, не имеет права на применение налоговых вычетов, предусмотренных п. 2 ст. 200 НК РФ, поэтому должно уплатить акциз со всего объема реализованного подакцизного товара.

Не согласившись с таким решением, налогоплательщик обратился в суд, который удовлетворил его требования.

В силу пп. 1 п. 1 ст. 182 НК РФ объектом налогообложения признаются операции по реализации на территории РФ лицами произведенных ими подакцизных товаров.

К производству приравниваются розлив алкогольной продукции и пива, осуществляемый как часть общего процесса производства этих товаров в соответствии с требованиями государственных стандартов и (или) другой нормативно-технической документации, которые регламентируют процесс производства указанных товаров и утверждаются уполномоченными федеральными органами исполнительной власти, а также любые виды смешения товаров в местах их хранения и реализации (за исключением организаций общественного питания), в результате которого получается подакцизный товар (п. 3 ст. 182 НК РФ в редакции, действовавшей в проверяемый период).

Автомобильный товар и дизельное топливо относятся к подакцизным товарам (пп. 7 и 8 п. 1 ст. 181 НК РФ).

Из материалов дела установлено, что обществом в соответствии с утвержденным Технологическим регламентом присадки вводятся в товарное топливо в количестве 0,2 - 0,24%. С точки зрения Госстандарта России, введение улучшающих присадок в количестве до 1% (в пределах погрешности определения объема нефтепродуктов) без изменения его марки (октанового числа бензинов) и основных физико-химических параметров не является производством, а является технологическим процессом по улучшению эксплуатационных свойств топлива.

Межрегиональное территориальное управление технологического и экологического надзора по Северо-Западному федеральному округу Письмом от 13.08.2008 N 11-1/11100 подтверждает, что моющие присадки не меняют физико-химические и эксплуатационные показатели, регламентируемые техническими условиями на топливо.

Кроме того, из Письма Северо-Западного межрегионального территориального управления федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 06.08.2008 N 01-09-316 следует, что добавление моющих присадок в автомобильные бензины и дизельное топливо в целях улучшения экологических показателей моторных топлив под действие п. 3 ст. 182 НК РФ не подпадает, поскольку оно не приводит к получению подакцизного товара - базовые моторные топлива до введения присадки уже являются подакцизным товаром, и по ним производителем должен был быть уплачен акциз.

Относительно Письма Минфина России от 26.10.2007 N 03-07-06/99 суд отметил, что оно не может приниматься во внимание, поскольку не является нормативным правовым актом и фактически дополняет п. 3 ст. 182 НК РФ новым условием - появлением у полученного в результате смешения товаров подакцизного товара новых качеств.

Таким образом, смешение автомобильного бензина и дизельного топлива с моющими присадками не меняет определяющие марку нефтепродукта физико-химические показатели, нормируемые ГОСТом, следовательно, не образует новые подакцизные товары, подлежащие обложению акцизным налогом.

Сбор за пользование объектами водных биологических ресурсов

Внесение изменений в разрешение, связанное с увеличением объема разрешенных к вылову биоресурсов, не влечет применение другой ставки.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.06.2009 N А42-5313/2008)

Обществом было получено разрешение на добычу (вылов) водных биоресурсов (трески и пикши) (далее - разрешение). Срок добычи (вылова) установлен с 1 января 2008 г. по 30 июня 2008 г.

Впоследствии (14 января 2008 г., 19 марта 2008 г. и 11 апреля 2008 г.) в выданное разрешение были внесены изменения, увеличивающие квоту на добычу водных биоресурсов.

Плательщик полагал, что, поскольку право на вылов биоресурсов в увеличенном размере получено только в апреле 2008 г., он имеет право на применение льготной ставки при исчислении и уплате сбора за пользование водными биологическими ресурсами, установленной Федеральным законом от 29.11.2007 N 285-ФЗ (далее - Закон N 285-ФЗ).

По результатам камеральной проверки инспекция признала неправомерным применение пониженной ставки сбора за пользование водными биоресурсами. Организации были доначислены сбор за пользование объектами водных биологических ресурсов, а также соответствующие суммы пеней.

Общество обжаловало данное решение в судебном порядке.

Однако суд встал на сторону инспекции.

Ставки сбора за каждый объект водных биологических ресурсов установлены п. 4 ст. 333.3 НК РФ. Федеральным законом N 285-ФЗ в гл. 25.1 НК РФ были внесены изменения. Так, п. 7 ст. 333.3 НК РФ был изложен в новой редакции:

"Ставки сбора за каждый объект водных биологических ресурсов, указанных в пунктах 4 и 5 настоящей статьи, для градо- и поселкообразующих российских рыбохозяйственных организаций, включенных в перечень, утверждаемый Правительством РФ, а также для российских рыбохозяйственных организаций, в том числе рыболовецких артелей (колхозов), устанавливаются в размере 15% ставок сбора, предусмотренных пунктами 4 и 5 настоящей статьи".

Указанные изменения должны были вступить в силу с 1 января 2008 г., но не ранее чем по истечении одного месяца со дня официального опубликования (ст. 2 Закона N 285-ФЗ).

Официальной публикацией суд признал публикацию в "Российской газете" 5 декабря 2007 г. Следовательно, пониженная ставка сбора подлежит применению с 5 января 2008 г.

Уплата плательщиками сбора за пользование объектами водных биологических ресурсов обусловлена непосредственно фактом выдачи разрешения на осуществление промысла соответствующих видов и объемов водных биологических ресурсов и наличием у плательщика сбора обязанности по соблюдению правил налогообложения.

Права и обязанности по исчислению сбора возникли у общества на основании разрешения, по которому срок начала действия правоотношений 1 января 2008 г.

Изменения в виде увеличения объема разрешенных к вылову биоресурсов, внесенные в первоначально выданное разрешение, не могут рассматриваться как выдача нового разрешения и, следовательно, не изменяют дату выдачи разрешения и начало срока его действия (п. 3 ст. 36 Федерального закона от 20.12.2004 N 166-ФЗ, Постановление Президиума ВАС РФ от 26.07.2007 N 45).

Следовательно, на дату начала срока действия разрешения (1 января 2008 г.) льготные ставки сбора применяться не могли.

Таким образом, в случае изменения ставок сбора в период действия разрешения плательщик обязан уплачивать сбор по прежним ставкам, действовавшим на момент начала действия разрешения (предоставления права).

Возврат налогов

В случае пропуска трехлетнего срока предъявления требования о возврате налога налогоплательщик вправе обратиться с иском о возврате уплаченной суммы в порядке гражданского или арбитражного судопроизводства.

(Постановление ФАС Уральского округа от 08.06.2009 N Ф09-3653/09-С3)

Общество в 2008 г. обратилось в налоговую инспекцию с заявлением о возврате переплаты по налогу на прибыль с дохода в виде дивидендов, образовавшейся в связи с подачей уточненной налоговой декларации за 2005 г.

Налоговый орган в возврате отказал, сославшись на пропуск обществом срока, установленного п. 8 ст. 78 НК РФ.

Общество обратилось в суд с заявлением, в котором просило обязать налоговый орган возвратить излишне уплаченный налог на прибыль.

Суд, удовлетворяя заявленные требования общества, указал, что в соответствии с пп. 5 п. 1 ст. 21 НК РФ налогоплательщики имеют право на своевременный зачет или возврат суммы излишне уплаченного налога.

Согласно пп. 5 п. 1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны осуществлять возврат или зачет излишне уплаченного налога в порядке, предусмотренном налоговым законодательством.

Заявление о возврате может быть подано в налоговый орган в течение трех лет со дня уплаты налога (п. 8 ст. 78 НК РФ).

В случае пропуска налогоплательщиком срока, установленного ст. 78 НК РФ, он вправе обратиться в суд с имущественным требованием о возврате из бюджета переплаченной суммы налога. В этом случае применяются общие правила исчисления срока исковой давности - со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ч. 1 ст. 200 ГК РФ).

Судом было установлено, что о наличии переплаты по налогу на прибыль за 2005 г. общество узнало в июне 2007 г., получив письмо Министерства имущественных отношений. То есть заявление о возврате излишне уплаченного налога на прибыль с дивидендов было подано обществом в пределах срока исковой давности.

Таким образом, налогоплательщик имеет право на возврат излишне уплаченного налога в судебном порядке в течение трех лет со дня, когда оно узнало о факте излишней переплаты.

Налоговые санкции

Налоговый орган не имеет права предъявлять несколько требований об уплате одной и той же задолженности.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 03.06.2009 N А55-19821/2008)

Налоговым органом обществу было предъявлено требование об уплате задолженности.

Организация обжаловала это требование в суде.

Решением суда требование налогового органа было признано недействительным в части.

Позднее инспекция предъявила обществу новое требование об уплате задолженности в той части, в которой суд признал первоначальное требование законным. При этом налоговый орган исходил из того, что новое требование является уточненным и предъявлено в соответствии со ст. 71 НК РФ в связи с изменением обязанности налогоплательщика после направления требования об уплате налога, сбора, пеней и штрафа.

Не согласившись с повторным требованием, общество обратилось в суд, который его поддержал.

Суд указал, что в соответствии со ст. 69 НК РФ требованием об уплате налога признается направленное налогоплательщику письменное извещение о неуплаченной сумме налога, а также об обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму налога и соответствующие пени. Требование направляется налогоплательщику только при наличии у него недоимки, которой признается сумма налога или сумма сбора, не уплаченная в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

Ссылка налогового органа на ст. 71 НК РФ отклонена, поскольку согласно данной статье налоговый орган обязан направить налогоплательщику уточненное требование в случае изменения обязанности налогоплательщика по уплате налога или сбора после направления требования об уплате налога, сбора, пени и штрафа.

Изменение обязанности, а также ее возникновение и прекращение связаны с наличием оснований, установленных Налоговым кодексом РФ или иными законодательными актами о налогах и сборах (ст. 44 НК РФ). Нормами Налогового кодекса РФ не предусмотрено установление, изменение или прекращение обязанности налогоплательщика по уплате налога на основании судебного акта.

Поэтому у налогового органа отсутствовали правовые основания для направления обществу нового требования.

Таким образом, действующее налоговое законодательство не предусматривает права налогового органа направлять несколько требований об уплате одной и той же задолженности.

Налоговые проверки

При проведении камеральной проверки налоговый орган не вправе запрашивать у налогоплательщика значительное количество документов, не связанных с проверяемым периодом.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 01.06.2009 N Ф03-2283/2009)

Общество представило в налоговую инспекцию декларацию по НДС за I квартал 2008 г. Одновременно с декларацией были представлены грузовые таможенные декларации, внешнеторговый контракт, паспорт сделки, банковские выписки, договоры с контрагентами и выставленные ими счета-фактуры, книги продаж и книги покупок, разделение валютной выручки.

Налоговый орган, посчитав представленные налогоплательщиком документы недостаточными, выставил требование представить дополнительные документы, не относящиеся к проверяемому периоду и конкретной поставке.

Суд принял решение в пользу налогоплательщика.

Согласно ст. 23 НК РФ налогоплательщик обязан представлять в налоговый орган налоговые декларации по тем налогам, которые он обязан уплачивать, бухгалтерскую отчетность, а также документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов.

Камеральная налоговая проверка проводится по месту нахождения налогового органа на основе налоговых деклараций и документов, представленных налогоплательщиком, а также других документов о деятельности налогоплательщика, имеющихся у налогового органа.

При проведении камеральной проверки налоговый орган вправе истребовать дополнительные документы, но с соблюдением положений п. п. 7 и 8 ст. 88 НК РФ.

В соответствии с п. 7 ст. 88 НК РФ при проведении камеральной налоговой проверки налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы, если иное не предусмотрено положениями данной статьи или если представление таких документов вместе с налоговой декларацией не предусмотрено Налоговым кодексом РФ.

Кроме того, с 1 января 2007 г. ст. 88 НК РФ ограничила права налоговых органов при проведении камеральной налоговой проверки на истребование документов, служащих основанием для исчисления и уплаты налогов.

Таким образом, налоговый орган не вправе истребовать у налогоплательщика документы, не связанные с проводимой проверкой и не относящиеся к проверяемому периоду.

Налоговые обязательства

Положения ст. 120 ГК РФ о субсидиарной ответственности не применимы к налоговым правоотношениям, поэтому задолженность может быть взыскана только с налогоплательщика-должника.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.06.2009 N А19-9090/08-54-Ф02-2439/09)

По решению суда с районного муниципального образования были взысканы недоимка и пени по НДФЛ. В связи с невозможностью взыскать с учреждения данные средства налоговая инспекция обратилась в суд с заявлением о взыскании этих средств в порядке субсидиарной ответственности с муниципального общеобразовательного учреждения как распорядителя бюджетных средств.

Суд первой инстанции, исходя из положений ст. 120 ГК РФ, удовлетворил требования налогового органа.

Апелляционная и кассационная инстанции с выводом суда первой инстанции не согласились. Они указали, что в соответствии с п. 1 ст. 45 НК РФ налогоплательщик обязан самостоятельно исполнять обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах.

При этом учредители (участники) могут погасить задолженность налогоплательщика только в случае ликвидации организации, когда средств, полученных от реализации ее имущества, недостаточно для исполнения в полном объеме обязанности по уплате налогов и сборов, причитающихся пеней и штрафов (п. 2 ст. 49 НК РФ).

Кроме того, как следует из норм п. п. 1, 3 ст. 2 ГК РФ, гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения.

К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется.

Согласно положениям абз. 1 ст. 2 НК РФ властные отношения в сфере налогов и сборов регулируются также законодательством о налогах и сборах, состоящим из Налогового кодекса РФ и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах.

Таким образом, положения ст. 120 ГК РФ, регулирующей основания применения субсидиарной ответственности по гражданско-правовым обязательствам, к налоговым правоотношениям не применимы.

Взыскание ущерба

Требования ЗАО о взыскании ущерба, причиненного действиями правоохранительных органов, удовлетворены правомерно, поскольку последними в ходе проведения следственных действий были изъяты товары ЗАО, которые должным образом не были сохранены.

(Постановление Президиума ВАС РФ от 09.07.2009 N 2183/09)

ЗАО обратилось в арбитражный суд с иском к Российской Федерации в лице солидарно Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, Минобороны России с требованиями о взыскании ущерба, причиненного незаконными действиями, и убытков от умаления деловой репутации.

В рамках проведения следственных действий (выемка) сотрудники МВД России изъяли со склада ЗАО его товар в качестве вещественных доказательств. При этом имущество передали на хранение в учреждение Минобороны России. Впоследствии уголовное дело, в рамках которого производилась выемка, было прекращено за отсутствием события преступления.

Однако ЗАО была возвращена только часть товара, остальная часть была утрачена в период нахождения этого товара у следственного органа. Это и послужило поводом для обращения ЗАО в суд.

Все три инстанции в удовлетворении исковых требований ЗАО отказали, мотивировав это тем, что применить к ответчикам ответственность нельзя, поскольку не установлена взаимосвязь между незаконностью действий должностных лиц и ущербом, возникшим у ЗАО.

ЗАО, отстаивая свои права, дошло до ВАС РФ.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 09.07.2009 N 2183/09 удовлетворил требования ЗАО в части взыскания ущерба за счет казны РФ. Однако в отношении вопроса о возмещении убытков, причиненных умалением деловой репутации, направил дело на новое рассмотрение в арбитражный суд.

Высшие арбитры мотивировали свое решение следующим.

Порядок хранения вещественных доказательств и ответственность за необеспечение их сохранности урегулированы, в частности, Положением о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно (утв. Постановлением Правительства РФ от 20.08.2002 N 620).

В Положении установлено, что хранение вещественных доказательств осуществляет орган, принявший решение об их изъятии, либо лицо, с которым он заключил соответствующий договор (п. 2). При этом за повреждение или утрату вещественных доказательств названные лица несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации (п. 4).

Такая ответственность в части возмещения убытков за вред, причиненный, в частности, государственными органами, а также их должностными лицами, в том числе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, предусмотрена гражданским законодательством (ст. ст. 15, 1069, 1070 ГК РФ). О его применении ЗАО и просило суд.

Материалами дела подтверждено, что следствие велось Прокуратурой РФ, которой и было принято решение об изъятии товара в качестве вещественного доказательства.

Однако товар хранился на складе учреждения Минобороны России, с которым Прокуратура РФ договор хранения не заключала.

Следовательно, согласно перечисленным выше статьям Прокуратура РФ и должна отвечать за ущерб, причиненный невозвратом ЗАО его товара.

Таким образом, ВАС РФ подтвердил, что и органы власти, производящие следственные действия, действительно возможно привлечь к гражданско-правовой ответственности и взыскать с них ущерб, если ими были нарушены положения законодательства РФ.

А вот в отношении возмещения убытков за умаление деловой репутации ВАС РФ так и не решился принять однозначное решение.