1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1370

Американцы готовы накормить наш скот вдвое дешевле

Минсельхоз России разработал и представил в правительство проект постановления, направленный на поддержку отечественных фермеров. Сельхозпроизводители пострадавших от засухи регионов смогут купить фуражное зерно на корм скоту из интервенционного фонда по тем ценам, по которым государство его закупало в прошлом году. Это почти в два раза меньше его нынешней рыночной цены.

Реализация фуражного зерна из государственного интервенционного фонда будет осуществляться по цене его закупки, заявил первый вице-премьер РФ Виктор Зубков на заседании межведомственной рабочей группы по преодолению последствий засухи. Расходы государства на хранение зерна в интервенционном фонде не будут учитывать в цене.

Из 9,64 млн т зерна, которое сейчас находится в интервенционном фонде, на фураж, по данным Минсельхоза, приходится чуть более 3 млн т.

По словам В. Зубкова, порядок распределения фуражного зерна будет учитывать объемы производства мяса и молока в регионе, региональный баланс производства и потребления кормов и зерна, объемы гибели посевов.

Находящегося в интервенционном фонде фуража, по подсчетам аналитика ИКАР Романа Кипоти, хватит, чтобы в течение полугода (производственный цикл в современных комплексах) кормить поголовье примерно в 14 млн. По данным Росстата, в России по итогам 2009 г. насчитывалось 17,24 млн голов свиней.

«Реализация интервенционного фуража будет солидной поддержкой для фермеров, — считает первый заместитель гендиректора агрохолдинга „Кубань“ Николай Артющенко. — Жаль только, что поздновато спохватились власти. Разговоры на правительственном уровне ведутся с июня, а корма село получит в лучшем случае в конце сентября. А ложка-то, как известно, дорога к обеду».

Решение о выделении фуража поддерживают и в агрохолдинге «Мираторг». Его вице-президент Александр Никитин посетовал, что многие мелкие фермеры из-за нехватки кормов еще в июле были вынуждены, что называется, досрочно забивать скот.

Пока статистических данных о забоях скота в пострадавших от засухи регионах из-за нехватки кормов нет, но косвенно об этом можно судить по увеличению в июле и августе на 15—20% поставок мяса на переработку и продажу.

Экспорту дали срок

Даже несмотря на скромный урожай текущего года, российские компании успели до 15 августа, когда вступило в действие эмбарго на экспорт, вывезти за границу около 3 млн т зерна. Об этом коррес­понденту «ЭЖ» сообщили в Минсельхозе и Российском зерновом союзе (РЗС). В то же время из федеральных министерств экономического блока в августе в прессу просочилась неофициальная информация о том, что государственные чиновники всерьез обсуждают вопрос о закупке за рубежом от 3 до 5 млн т продовольственной и фуражной пшеницы.

В прошлом году импорт был символическим — 600 000 т, в этом году он может увеличиться в несколько раз. Цифра, конечно, не столь пугающая, как во времена СССР, когда импорт зерновых достигал десятков миллионов тонн, но тревожная. Да и озвученные Минсельхозом цифры суммарного ущерба от гибели сельскохозяйственных культур не радуют — 26,1 млрд руб. При этом сами регионы называют сумму 37,1 млрд руб.

Эксперты озвучивают цифры потерь до 15 млрд долл. для экономики в целом.

Это прямые потери, а есть еще и косвенные, например уход России из компании крупнейших зерновых экспортеров. Это имиджевая потеря, учитывая, что зерновой экспорт — важная статья ненефтяных и неоружейных доходов.

Президент РЗС Аркадий Злочевский сообщил корреспонденту «ЭЖ», что из-за эмбарго структуры РЗС не смогли выполнить ряд международных обязательств. В частности, сорваны сроки поставки 540 000 т пшеницы Египту и 50 000 т — Иордании. «А ведь это государственные контракты, — подчеркнул А. Злочевский. — Не исключено, что после этого случая наши постоянные партнеры начнут искать другие источники поставок, в том числе в США».

По мнению аналитиков, больше других от запрета пострадают основные импортеры российского зерна — Египет, Турция, Сирия, Иран, Ливия и Израиль. Кроме того, введя запрет на экспорт, Россия может быстро потерять значительную часть своей доли мирового рынка.

Дядя Сэм не дремлет

В отношении объемов возможного импорта среди аналитиков нет единодушия. «Пока не определены балансы, никаких решений на тему импорта приниматься не может», — говорит А. Злочевский. Президент Национального союза зернопроизводителей Павел Скурихин также считает, что ситуация с необходимыми объемами импорта прояснится к концу сентября, когда завершится уборка зерновых в Сибири, где урожай ожидается получше.

«Россия каждый год импортирует около 1 млн т зерновых, в основном пшеницу твердых и сильных сортов, которых в России очень мало, — отметил А. Злочевский. — А вот почему нынче некоторые производители мяса заключили контракты на импорт фуражного зерна, это вопрос». Ответ на него на днях дало агентство Bloomberg со ссылкой на представителя американского зернового союза Александра Холопова.

«Цена на зерно в России идет все выше и выше, и в дальнейшем также ожидается ее рост, — комментирует ситуацию А. Холопов. — Большинство российских владельцев скота в панике. Им есть чего бояться: еженедельное удорожание зерна в среднем на 10% с середины лета делает его практически недоступным для закупок на кормление животных. Наши же фермеры готовы продавать им такое зерно по стоимости вдвое ниже российской цены».

Российские трейдеры, по мнению аналитиков, начинают понимать, что лучше заплатить за зерно из США, чем нести риски, связанные с поставками зерна из региона Черного моря.

Между тем, как заявил в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» первый вице-премьер России Игорь Шувалов, решение о запрете на экспорт российского зерна может быть скорректировано в зависимости от урожая. «Надо подождать, провести уборку, сохранить собранное зерно и затем определить, каков наш экспортный потенциал», — сказал он. Правда, И. Шувалов не уточнил, в какую именно сторону возможна корректировка, то есть нельзя исключать, что речь может идти и о продлении срока эмбарго. Рано или поздно российское зерно вернется на мировой рынок. Скорее всего потребители, напуганные нынешней ситуацией, с опаской отнесутся к поставщику, способному на столь неожиданные ходы.