1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Беларусь — Россия 260 : 192

В среду, 30 июня, первый вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко оповестил СМИ, что «Газпром» и «Белтрансгаз» 1 июля подпишут дополнительное соглашение к контракту о транзите газа. Это должно увенчать окончание «газовой войны», длившейся предыдущие две недели. Если брать чисто финансовые ее итоги, белорусская сторона выиграла с преимуществом 68 млн долл.

Напомним, что «Газпром» открыл «военные действия» 16 июня, потребовав от белорусской стороны немедленно покрыть долг размером 192 млн долл., образовавшийся у «Белтрансгаза» из-за того, что он оплачивал поставки российского газа по ценам прошлого года вопреки контракту. Но и у «Газпрома», как оказалось, набежала сопоставимая задолженность по транзиту газа через территорию Белоруссии, которую в российском концерне объяснили просто нежеланием белорусов подписывать документы об оказании услуг. Сумма звучала разная, но самую большую — 260 млн долл. — затребовал покрыть президент соседей Александр Лукашенко.

После сокращения подачи газа в белорусскую трубу и ответного урезания его транзита в Европу белорусская сторона погасила свой долг, а «Газпром» перечислил 228 млн долл. транзитного долга.

Дополнительное соглашение к контракту между «Газпромом» и «Белтрансгазом» предусматривает рост транзитной ставки с 1,45 долл. за 1000 кубов газа на 100 км до 1,88 долл. В этом случае понятно, почему А. Лукашенко требовал 260 млн долл. По словам В. Семашко, «Газпром» признал задолженность за транзит исходя из повышенной ставки. Таким образом, ему предстоит доплатить 32 млн долл.

Нехитрый подсчет показывает, что из «газовой войны» белорусы выходят с «трофеем» в 68 млн долл. Правда, 1 июля сразу несколько информагентств со ссылкой на собственные источники в белорусском истеблишменте сообщили, что накануне парламент Белоруссии на закрытом заседании все-таки принял Таможенный кодекс Таможенного союза. Многие эксперты сходились во мнении, что именно из-за нежелания белорусов принимать этот документ «война» и разгорелась.