1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

"Профицит" - не от слова "профи"

Парадоксальное явление наших дней — профицит бюджета, очевидно, войдет в учебники истории экономики России как явление такого же порядка, как приватизация 90-х или вызванный бюджетными «играми» дефолт 1998 года. Сегодня Правительство уничтожает не ту денежную массу, которая материализовалась из выгодной конъюнктуры мирового рынка, а ту, которую заработали своим трудом и отдали государству законопослушные граждане, выступая в качестве налогоплательщиков.

В 2005 году профицит составил 7,49% от ВВП нашей страны, что более чем в 3 раза превышает все фактические расходы на культуру и социальную сферу и в 1,5 раза — расходы на оборону, национальную безопасность и правоохранительную деятельность, вместе взятые.

Для проведения политики наращивания профицита в 2000 году Правительству пришлось провести поправку в Бюджетный кодекс, исключавшую статью о запрещении составления бюджета с профицитом и регламентирующую порядок действий, направленных на его преодоление. Другие статьи БК РФ менять не пришлось, поскольку логика Кодекса не предполагает неестественного стремления участников бюджетного процесса к профициту. А нарушение установленных в БК принципов построения бюджетной системы, а именно сбалансированность, эффективность и экономность использования средств, Правительство успешно игнорирует, приучив сообщество экспертов к практике профицита как к неизбежности.

Существует еще одно обстоятельство, усугубляющее ситуацию: Минфин России регулярно ошибается с прогнозом социально-экономической ситуации в сторону занижения ВВП и соответственно доходов бюджета. В результате, учитывая нежелание и неумение Правительства использовать дополнительные доходы с пользой для того же социально-экономического развития, профицит становится еще больше запланированного и благополучно перетекает в Стабфонд.

Практика составления такого бюджета в условиях «общенациональной борьбы» за экономический рост не имеет, с нашей точки зрения, сколько-нибудь вразумительного объяснения. Выражаясь простым языком, Правительство изымает из оборота в виде налогов и прочих доходов реально заработанные юридическими и физлицами деньги и уничтожает их, замораживая в виде профицита.

Средства, собранные в доход бюджета, в частности в виде налогов, несут в себе реальную стоимость (с какой производительностью труда она была создана, это другой вопрос). С экономической точки зрения они не идентичны той денежной массе, которая изымается с валютного и/или финансового рынков или из спекулятивного оборота, так как эти деньги реально обеспечены созданным продуктом. Если изъятие экспортной премии от торговли топливно-энергетическими товарами в Стабфонд можно логически обосновать, то закачивание части заработанных доходов населения и бизнеса в профицит не просто сокращает совокупный платежеспособный спрос, но и не дает им развиваться.

Тем самым Правительство проводит политику не стимулирования роста производства и потребления, к которому в настоящее время вполне готовы начинающие оживать после шоковых реформ некоторые обрабатывающие отрасли российской экономики, а политику элементарной денежной рестрикции.

Так, например, по данным Росстата, индекс производства электрооборудования, электронного и оптического оборудования в 2005 году по сравнению с 2004 годом составил 120,7%, тракторов на колесном ходу — 161,6%. Однако индексы производства по отраслям и подотраслям колеблются в очень широком диапозоне — от сильного падения до значительного роста, что говорит о неустойчивости макроэкономической динамики.

При этом объяснить этот курс Правительства борьбой с инфляцией довольно трудно. Во-первых, потому что за 5 лет политики профицита достижения в области ее подавления остаются весьма скромными: 1—2% снижения в год. А во-вторых, специалистам очевидно, что не бюджетные расходы в России — основной источник инфляции. Гораздо более мощными факторами для ее стимуляции служат растущие опережающими темпами цены на первичные ресурсы и низкий уровень производительности труда.

Инфляция в России имеет не только монетарный характер, связанный с колоссальными диспропорциями платежного баланса, но располагает, к сожалению, и обширной внутренней основой, в частности в виде большой доли непроизводительных расходов в структуре себестоимости товаров, широко распространенной практикой недобросовестной конкуренции на монополизированных рынках товаров и услуг, агрессивной тарифной политикой в сфере услуг, оказываемых государством, и т.‑д.

Нерациональная структура расходов производственного сектора связана как с зачастую слабым менеджментом, так и с процветающим теневым рынком «откатов», коррупцией в государственных органах и просто бандитизмом. Эти процессы в значительно большей степени повинны в инфляции, чем рациональные бюджетные расходы. Монополизация как со стороны поставщиков рынка, так и со стороны его потребителей в любом случае рождает макроэкономические диспропорции за счет перекачивания добавленной стоимости в монопольную сверхприбыль. Опережающий рост тарифов на услуги, оказываемые госсектором, так называемыми естественными монополиями, широко известен.

Таким образом, учитывая строго рестриктивный характер денежной политики наших финансовых властей, жестко «фильтрующих» фактор монетизации экспортной сверхприбыли, можно сказать, что эндогенный фактор инфляции в настоящий момент преобладает. Следовательно, основным способом решения проблемы обесценивания рубля и роста индекса цен должно стать повышение эффективности государства по всему спектру его функций, включая и оптимизацию бюджетной, фискальной и денежно-кредитной политики. Другим важным фактором подавления инфляции может стать динамичное качественное и количественное развитие основных фондов, то есть связано с инвестициями, для которых опять же государство должно создать благоприятные условия.

При профиците особенно интересно проанализировать налоговую политику Правительства. Одновременно с решением приятной проблемы, что делать с накатившейся лавиной денег, на недавнем заседаний были рассмотрены основные направления налоговой политики на 2007—2009 годы. По его результатам признано нецелесообразным в настоящее время поднимать вопрос о снижении ставки НДС, в то время как это всего-навсего уменьшило бы на несколько сотен миллиардов запланированный в 2006 году профицит в 776 млрд руб. (уже по итогам I квартала текущего года он составил 575,9 млрд руб.). На наш взгляд, целесообразность снижения ставки в сложившейся ситуации несомненна. Желательно также рассмотреть вопрос об отмене или снижении акциза на бензин. Это будет способствовать расширению спроса внутреннего рынка и росту производства.

Россия в силу своих природных, географических и исторических особенностей является страной, для которой экспансия на внешних рынках — вторичная задача по сравнению с развитием своего внутреннего потенциала накопления и потребления. Комплексная обеспеченность почти всеми ресурсами роста (природные, трудовые и финансовые) могла бы дать стране завидный экономический толчок, если бы финансовая система и внешнеторговая политика наконец приобрели разумный вектор развития. Это предполагает интеграцию в мировые рынки по модели гармоничного по всем секторам и динамичного развития нашей экономики, а не перекос в сторону сырьевого экспорта при деградации обрабатывающих, в том числе высокотехнологичных, отраслей. А это требует тонкой настройки денежно-кредитной и внешнеэкономической политики.

Не прибавляет нынешняя политика Правительства и инвестиционной привлекательности нашей стране ни для иностранных инвесторов, ни, что более важно, для отечественных, поскольку инвестиционный климат характеризуется не только льготами, предоставляемыми той или иной категории предпринимателей, но и общим объемом услуг государственного и частного секторов, облегчающих процесс ведения бизнеса.

Р. S. Тема бюджетной и денежно-кредитной политики будет продолжена в разрезе межбюджетных отношений и использования Стабфонда.

Динамика увеличения профицита федерального бюджета России, в млн руб.

Профицит, утвержденный законодательно*

Фактический профицит***

Превышение, в %

Отношение профицита к расходной части, в %

2000

89 020,70

163 300,00

83,44

16,93***

2001

272 100,00

20,58***

2002

178 331,90

198 400,00

11,25

9,9***

2003

148 254,70

228 200,00

53,92

9,65***

2004

505 758,80

730 000,00

44,34

27,05***

2005

1 440 306,00

1 612 900,00

11,98

45,92***

2006

776 023,00

18,17*

2007**

936 100,00

19,13**

2008**

965 820,00

17,18**

* Согласно законам о федеральном бюджете на соответствующие годы.

** В соответствии с перспективным финансовым планом РФ на 2006 —2008 гг. Утвержден распоряжением Правительства РФ от 21.03.2006 №399-р.

***По данным экономической экспертной группы об исполнении федерального бюджета по методологии МВФ на сайте Минфина РФ.

Соотношение профицита федерального бюджета и ВВП* по годам, в %

2000

2,2

2001

3,0

2002

1,8

2003

4,6

2004

4,4

2005

7,4

* По фактическому исполнению бюджета на основе данных Росстата.

2005 год — по данным экономической экспертной группы на сайте Минфина РФ.

К сведению

В той или иной форме подавление конъюнктуры внутреннего рынка происходит в России с начала 90-х годов. В последние годы сочетание рестриктивной денежной политики с тенденцией к‑укреплению рубля и слабой защищенностью отечественного рынка от иностранных конкурентов и далее сдерживает рост ВВП и стимулирует экспорт. В то время как между Президентом и Правительством идет прилюдный спор о десятых долях процента роста ВВП, а рост ВВП не превышает 5—6 %, чистый экспорт (сальдо торгового баланса) товаров вырос в 2003 году на 29,19%, в 2004-м — на 43,38%, в 2005-м — на 37,8% (ЦБР по методологии платежного баланса). Это очень высокие темпы, и, к сожалению, товарная структура экспорта становится все более неблагоприятной с точки зрения доли товаров высокой степени переработки и/или наукоемкой продукции.