1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 3239

Угольную промышленность ожидают новые катастрофы

Авария на «Распадской» заставила депутатов вспомнить о законопроекте, призванном повысить меры безопасности при работе на шахтах. Документ, зарегистрированный два года назад, прошел первое чтение в Госдуме только 21 мая. Первоочередной мерой, способной улучшить показатели безопасности работы под землей, законотворцы считают обязательную дегазацию угольных шахт. Громкие заявления о повышении уровня безопасности звучали и после аварий на шахтах Кузбасса в 2007 г., унесших жизни 150 человек. Однако за более чем два с половиной года ситуация в корне не изменилась. Инвестировать в безопасность рабочих невыгодно собственникам угольных предприятий.

Чтобы нейтрализовать причины возникновения взрывов и аварий на предприятиях угольной промышленности, законодатели предлагают добывать и осваивать шахтный метан. Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, в настоящее время на шахтах США из углепородных массивов извлекается до 80% содержащегося в них метана. Это около 40% общей добычи природного газа страны. В Австралии метан на угольных шахтах извлекают с середины 1990-х гг. Добытый метан обезвоживается, фильтруется, сжимается и по газопроводу сразу поступает на промышленные предприятия. В Канаде угольный метан становится основным видом добываемого в стране газа. В Китае начатая в середине 1990-х гг. добыча шахтного метана уже к 2010 г. будет доведена до 10 млрд куб. м. Параллельно ведется строительство самой крупной в мире электростанции для работы на шахтном метане мощностью 120 МВт. В России, где разведанные ресурсы шахтного метана оцениваются в 72—79 трлн куб. м, что составляет около 30% мировых запасов, добыча и утилизация этого ресурса носит в основном опытно-промышленный характер.

В то же время, по предварительной оценке экспертов, именно неожиданный выброс метана стал причиной трагедии на шахте «Распадская». В Кузбассе средний показатель метанообильности — 25 куб. м на тонну добываемого угля. Для сравнения: в США, как правило, не ведут добычу, если эта цифра превышает 20 куб. м на тонну. Дело в том, что большинство действующих российских шахт находится в менее благоприятных условиях по метанообильности, чем американские. Казалось бы, снижать показатели аварийности можно путем увеличения добычи угля открытым способом. Но этот резерв в России уже исчерпан. Сегодня лишь около трети угля добывается подземным способом, что соответствует аналогичному показателю США.

Еще одна причина высокой аварийности на российских шахтах — износ производственных фондов угольной промышленности, на конец декабря 2009 г. достигший 80%. Говоря о причинах трагедий, которые уносят жизни горняков, эксперты часто упоминают, что практически половина предприятий отрасли убыточна, рентабельность ниже 3%. Между тем рентабельность на «Распадской» была самой высокой в добывающей отрасли — 51% по итогам 2009 г. Для сравнения: рентабельность «Газпрома» по итогам 2009 г. — 36, «НОВАТЭКа» — 43, ЛУКОЙЛа — 16,6%.

Впрочем, высокие заработки владельцев предприятия не отражаются на доходах работников компании. В структуре себестоимости продукции затраты на оплату труда ОАО «Распадская» в 2009 г. составили 25,2%, в I квартале 2010 г. — 24,8%. В целом, по данным Министерства энергетики, доля оплаты труда в структуре себестоимости продукции в угольной отрасли в 2009 г. — более 18,8%. В среднем по всем отраслям промышленности России доля затрат на оплату труда в расходах на производство продукции — около 15%. Для сравнения: в странах ЕС этот показатель достигает 60%, в США — 80%. Тем не менее в Минэнерго полагают, что из-за высокой доли оплаты труда угольная промышленность России имеет «тяжелую» структуру себестоимости. Это способствовало росту безработицы в отрасли в кризисный период.

Зарплата российских горняков не только существенно ниже, чем у американских, но и имеет высокую переменную составляющую, которая зависит от выполнения плана по добыче угля. Шахтеры сознательно рискуют жизнью, пренебрегая мерами безопасности, для получения приемлемого заработка. Анализируя взрыв на шахте «Ульяновская», жертвами которого стали около 100 человек, следователи доказали, что на шахте кто-то перенастроил датчики метана. К этому могли быть причастны 42 человека. Во всех ведущих угледобывающих странах действует повременная система оплаты труда, премии за объем составляют малую часть зарплаты. Например, такой порядок действует в США, где в 2009 г. погибли 18 шахтеров. Исключение — Китай. Там ежегодно на шахтах погибает около 5000 человек.

Для повышения безопасности работы горняков России стоит, наверное, перенимать опыт развитых стран, где трагедии на шахтах случаются крайне редко. Механизмами мотивации собственников к соблюдению правил безопасности на объектах могли бы стать высокие штрафные санкции, а также страхование оборудования и жизни шахтеров. Возможно, когда собственники, игнорирующие предписания ревизоров, будут вынуждены платить значительные штрафы и страховую премию, они перестанут рассматривать работников как один из видов возобновляемых ресурсов. Сегодня собственник фактически не несет ответственности за обеспечение безопасных условий труда. Как правило, в авариях, получивших широкую огласку, ответственность возлагается на наемного управленца (например, обвинение в нарушении правил безопасности на «Распадской» предъявлено Игорю Волкову, директору шахты). Вина за чрезвычайные происшествия, которые не стали известны широкой публике, возлагается на непосредственных участников работ, в том числе на потерпевших или погибших.

Справка

Законопроект № 63160-5 «О внесении изменений в Федеральный закон „О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности“и Закон Российской Федерации „О недрах“ в части введения условий по проведению обязательной дегазации шахт)», подготовленный десятью депутатами Госдумы и членами Совета Федерации Светланой Орловой и Сергеем Шатировым, зарегистрирован и направлен Председателю Государственной думы 23 мая 2008 г.

Мнения экспертов

Ольга Митрофанова,
аналитик ИФД «КапиталЪ»

Высокая степень изношенности оборудования и система оплаты труда, подразумевающая большую зависимость от выполнения плана по добыче угля, создают предпосылки для новых катастроф. Изменить ситуацию можно. Необходимо повысить уровень инвестиций в модернизацию оборудования, совершенствование техники безопасности и изменить условия оплаты труда российских горняков, демотивируя тем самым шахтеров от стремления перевыполнить производственный план с риском для собственной безопасности.

 

Александр Шток,
директор департамента
Due Diligence НКГ «2К Аудит —
Деловые консультации»

В развитых странах активно внедряются новые технологии по повышению безопасности. В то же время в России нормативная база, регламентирующая безопасность работ на шахтах, давно устарела. Затраты на безопасность работы минимальны. Сегодня для существенного улучшения ситуации даже нет необходимости проводить дорогостоящие исследования по повышению уровня безопасности работы в шахтах. Надо перенимать зарубежный опыт. Естественно, повышение уровня безопасности потребует дополнительных вложений.

В России шахтеры сознательно рискуют жизнью, забывая о мерах безопасности. Это обусловлено изначальными условиями трудового договора. Чтобы получить приемлемый заработок, шахтеры вынуждены идти на риск, увеличивая объемы выработки. То, что случилось на «Распадской», далеко не первый случай. С момента крупных трагедий, произошедших в 2007 г., ситуация в угольной отрасли не изменилась. Есть все предпосылки для новых катастроф.

 

Дмитрий Баранов,
ведущий эксперт
УК «Финам Менеджмент»

Некорректно сравнивать наши шахты только с американскими или европейскими. В Китае, например, ситуация хуже, там погибает еще больше шахтеров. Что касается причин происходящего, в США и в Европе строже законодательство, защищающее права шахтеров, и, чтобы не нести огромные убытки и не быть привлеченным к уголовной ответственности, владельцы компаний вкладываются в новейшие технологии добычи, страхуют всевозможные риски и соблюдают нормы и правила безопасной работы и требуют того же от шахтеров. У нас законодательство достаточно строгое, но соблюдают его абы как, полагаясь на извечный авось. Именно несоблюдение правил безопасности приводит к ЧП. Строжайшее соблюдение норм безопасности владельцами угольных компаний и шахтеров может помочь снизить аварийность на шахтах и гибель людей. Понятно, что совсем избежать аварий вряд ли возможно, но свести влияние человеческого фактора в их возникновении к минимуму вполне реально. Необходимо также техническое перевооружение угольных шахт и разрезов, внедрение более безопасных методов добычи.