1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 56

Определение по делу № СИП-784/2016

Верховный Суд РФ определение от 18.01.2018 № 300-ЭС17-14398

Резолютивная часть определения объявлена 11.01.2018.

Полный текст определения изготовлен 18.01.2018.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Хатыповой Р.А.,

судей Киселевой О.В., Попова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Федеральной службы по интеллектуальной собственности (далее - Роспатент) на решение Суда по интеллектуальным правам от 03.03.2017 и постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 26.06.2017 по делу № СИП-784/2016

при участии в судебном заседании представителей акционерного общества «НАРЗАН» (далее - общество) - Зобкова А.В., Данькина С.Н., Роспатента - Слепенкова А.С.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хатыповой Р.А., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

акционерное общество «НАРЗАН» (далее - общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании незаконным решения Роспатента от 14.10.2016, прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара «НАРЗАН» (далее - НМПТ «НАРЗАН») и действия свидетельства № 0015/1 об исключительном праве на НМПТ «НАРЗАН».

Решением Суда по интеллектуальным правам от 03.03.2017, оставленным без изменения постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 26.06.2017, решение Роспатента от 14.10.2016 об оставлении в силе правовой охраны НМПТ «НАРЗАН» признано недействительным. Суд обязал Роспатент повторно рассмотреть заявление общества от 03.11.2015.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель просит отменить обжалуемые судебные акты, дело направить на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам.

Представитель Роспатента в судебном заседании поддержал доводы кассационной жалобы, а представители общества возражали против доводов жалобы, ссылаясь на отсутствие оснований для ее удовлетворения.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, регистрация НМПТ «НАРЗАН» за № 15 произведена по заявке № 95711384, поданной 10.10.1995. Согласно сведениям из Государственного реестра наименований мест происхождения товаров Российской Федерации (далее - Госреестр наименований) заявленное наименование зарегистрировано 29.12.1995 в отношении товара «минеральная вода».

Исключительное право использования данного наименования было предоставлено по заявке № 95711384 с датой подачи от 10.10.1995 обществу по свидетельству № 0015/1, срок действия которого истек 10.10.2015; по заявке № 96706035 с датой подачи от 13.05.1996 - обществу с ограниченной ответственностью «Кавказские минеральные воды» по свидетельству № 0015/2, срок действия которого истек 13.05.2006; по заявке № 98712145 с датой подачи от 11.08.1998 - закрытому акционерному обществу «Висма» по свидетельству № 0015/3, срок действия которого истек 11.08.2008.

НМПТ «НАРЗАН» содержит следующее описание вида и особых свойств товара: «Минеральная вода «НАРЗАН» относится к категории углекислых маломинерализированных (минерализация М = 2 - 3 г/л) сульфатно-гидрокарбонатных магниево-кальциевых. Особые свойства: прозрачная, без цвета, без запаха и обладает вкусом родниковой воды. Основной состав воды, мг/л: гидрокарбонаты 1000 - 1500, сульфаты 300 - 500, хлориды 100 - 150, магний 80 - 120, кальций 300 - 400, натрий + калий 130 - 200. Используется в лечебной, курортной и диетической практике».

Данное наименование места происхождения товара зарегистрировано в отношении минеральной воды, входящей в группу сульфатно-гидрокарбонатных магниево-кальциевых минеральных вод с наименованием «НАРЗАН (Кисловодский)». При этом в ГОСТ 13273-88 с наименованием минеральной воды «НАРЗАН (Кисловодский)» были внесены воды, добываемые из скважин 5/0, 5/0-бис и 7-РЭ. В 2011 году при принятии Национального стандарта Российской Федерации «Воды минеральные природные питьевые. Общие технические условия. ГОСТ Р 54316-2011» перечень скважин, из которых добываются воды, соответствующие Кисловодскому гидрохимическому типу минеральной воды, расширен за счет скважин 2Б-бис и 107-Д.

Общество 03.11.2015 обратилось в Роспатент с заявлением о прекращении правовой охраны НМПТ «НАРЗАН» и действия свидетельства № 0015/1 об исключительном праве на НМПТ «НАРЗАН» по заявке № 95711384 со ссылкой на пункт 1 статьи 1536 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), обосновывая требования исчезновением характерных для данного географического объекта условий, что не позволяет производить товар с особыми свойствами, указанными в Госреестре наименований в отношении данного наименования места происхождения товара.

Решением Роспатента от 14.10.2016 в удовлетворении заявления отказано, правовая охрана НМПТ «НАРЗАН» (регистрация № 15) оставлена в силе.

Роспатент, проанализировав и оценив представленные обществом материалы, установил, что количественные показатели степени минерализации и ионно-солевого состава минеральной воды отличаются, вместе с тем отличия носят характер незначительных отклонений, при этом большая часть значений входит в диапазон значений, указанных в Госреестре наименований; основными негативными факторами, влияющими на качественные показатели минеральной воды, в представленных обществом заключениях названы режим эксплуатации, климатические факторы (сезонные и многолетние), антропогенное воздействие, которые перечислены в общем виде без обозначения взаимосвязи соответствующего фактора с изменением того или иного показателя воды.

Оставляя в силе правовую охрану НМПТ «НАРЗАН», Роспатент исходил из недоказанности заявителем того обстоятельства, что изменения показателей воды «НАРЗАН» являются значительными и существенными, из отсутствия фактических данных, которые позволили бы прийти к выводу об исчезновении характерных для данного географического объекта условий и о невозможности производить товар, обладающий особыми свойствами, указанными в Госреестре наименований, отметив, что не все названные обществом причины, влияющие на кондиционность минеральной воды, являются необратимыми.

Полагая решение Роспатента незаконным и нарушающим права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской деятельности, общество обратилось с настоящим заявлением в Суд по интеллектуальным правам.

Суд первой инстанции признал решение Роспатента недействительным в связи с его несоответствием подпункту 1 пункта 1 статьи 1536 ГК РФ и нарушением прав общества в предпринимательской и иной экономической деятельности.

Президиум Суда по интеллектуальным правам поддержал выводы суда первой инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 1536 ГК РФ правовая охрана наименования места происхождения товара прекращается в случае исчезновения характерных для данного географического объекта условий и невозможности производить товар, обладающий особыми свойствами, указанными в Государственном реестре наименований в отношении данного наименования места происхождения товара.

Любое лицо по основаниям, предусмотренным пунктом 1 и подпунктами 1 и 2 пункта 2 настоящей статьи, может подать в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности заявление о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара и действия свидетельства или свидетельств об исключительном праве на такое наименование (пункт 3 статьи 1536 ГК РФ).

Удовлетворяя требования общества и признавая недействительным решение Роспатента, суды руководствовались статьями 1516, 1536 ГК РФ и исходили из того, что представленные обществом материалы свидетельствуют об изменениях химического состава воды, которая добывается из Кисловодского месторождения.

Суды посчитали, что вывод Роспатента о возможности добычи воды с характеристиками, указанными в Госреестре наименований в качестве особых свойств, тогда как отмеченные отклонения представляют собой колебания показателей ионно-солевого состава минеральной воды, не подтвержден ссылками на материалы административного дела и положения законодательства, допускающие подобные отклонения для сохранения правовой охраны наименования места происхождения товара, то есть сохранения характерных для данного географического объекта условий и возможности производить товар, обладающий особыми свойствами, указанными в Госреестре наименований в отношении данного НМПТ.

Между тем изложенные суждения судов являются противоречивыми и основанными на неправильном толковании положений подпункта 1 пункта 1 статьи 1536 ГК РФ.

По смыслу подпункта 1 пункта 1 статьи 1536 ГК РФ правовая охрана наименования места происхождения товара прекращается, если характерные для данного географического объекта условия исчезли (иссяк водный источник, изменился климат, отсутствуют специалисты и т.п.) и потому невозможно более производить товар, обладающий теми особыми свойствами, которые указаны в Госреестре наименований.

Тогда как утрата товаром, производимым конкретным обладателем свидетельства, особых свойств, указанных в Госреестре наименований в отношении данного наименования места происхождения, является согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 1536 ГК РФ основанием для прекращения действия свидетельства об исключительном праве на наименование места происхождения товара.

Как следует из решения Роспатента, ввиду истечения срока действия свидетельства № 0015/1 заявление общества рассмотрено лишь в соответствии с требованиями подпункта 1 пункта 1 статьи 1536 ГК РФ.

Ограничившись вследствие неправильного толкования подпункта 1 пункта 1 статьи 1536 ГК РФ ссылкой на то, что представленные обществом материалы содержат сведения об отличии количественных показателей степени минерализации и ионно-солевого состава минеральной воды из скважины Кисловодского месторождения от показателей, указанных в Госреестре наименований в отношении НМПТ «НАРЗАН», и Роспатент не доказал, что при каких-либо отклонениях от заявленных свойств может быть признано сохранение характерных для географического объекта условий, суды не исследовали юридически значимые обстоятельства, а именно, о наличии в указанных материалах фактических данных, которые позволили бы прийти к выводу об исчезновении характерных для данного географического объекта условий, носят ли негативные факторы, влекущие исчезновения таких условий и приводящие к невозможности добычи в дальнейшем в Кисловодском месторождении минеральной воды, обладающей особыми свойствами, указанными в Госреестре наименований в отношении НМПТ «НАРЗАН», необратимый характер, а также не проанализировали вопрос о взаимосвязи соответствующего фактора с изменением того или иного показателя воды.

Кроме того, указывая на то, что в ходе судебного разбирательства Роспатент не опроверг сведения, содержащиеся в заключениях, представленных обществом, президиум Суда по интеллектуальным правам отметил, что ссылка Роспатента на наличие аффилированной связи между обществом и ООО «НАРЗАН-ГИДРОРЕСУРСЫ» не делает представленные заключения недопустимыми доказательствами в смысле статьи 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), поскольку сама по себе аффилированность указанных лиц не может являться единственным основанием для признания представленных заявителем заключений недостоверными, без их опровержения иными доказательствами; лицо, подающее заявление о прекращении правовой охраны НМПТ и действия свидетельства, вправе представлять любые доказательства в обоснование своих доводов, которые подлежат надлежащей оценке Роспатентом.

Между тем Роспатент не только оценил представленные обществом заключения ООО «НАРЗАН-ГИДРОРЕСУРСЫ» критически со ссылкой на то, что общество является единственным учредителем указанной организации, которая имеет в виду подачи заявки с обществом на регистрацию коллективного товарного знака «НАРЗАН» прямую заинтересованность в прекращении правовой охраны НМПТ «НАРЗАН», но и проанализировал заключения ООО «НАРЗАН-ГИДРОРЕСУРСЫ», тогда как суды в нарушение требований статей 71, 168, 170 АПК РФ не проверили и не оценили достоверность и достаточность сведений, содержащихся в них и иных материалах административного дела, на предмет подтверждения исчезновения либо наличия характерных для Кисловодского месторождения условий.

Суд кассационной инстанции, отвергая довод Роспатента о том, что при рассмотрении заявления о прекращении правовой охраны наименования места происхождения товара в силу положений пункта 5 статьи 1522 ГК РФ единственным допустимым доказательством утраты особых свойств является заключение Министерства здравоохранения Российской Федерации (далее - Минздрав России), выданное в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.09.2004 № 481 «О Перечне федеральных органов исполнительной власти, компетентных давать заключение, прилагаемое к заявке на государственную регистрацию наименования места происхождения товара и на предоставление исключительного права на такое наименование, а также к заявке на предоставление исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара», сослался на то, что в рассматриваемом случае нормы статьи 1522 ГК РФ не могут быть применены, поскольку ее положения регулируют порядок подачи заявки на регистрацию наименования места происхождения товара, но не порядок прекращения правовой охраны такого средства индивидуализации, указав также на отсутствие уполномоченного Правительством Российской Федерации органа на выдачу подобных заключений.

Вместе с тем пунктом 1 статьи 6 ГК РФ установлено, что в случаях, когда предусмотренные пунктами 1 и 2 статьи 2 данного Кодекса отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Применение закона по аналогии обусловлено необходимостью восполнения пробелов в правовом регулировании тех или иных отношений, направлено на защиту прав и законных интересов сторон, осуществление надлежащего правосудия.

Как установлено абзацем 2 пункта 3 статьи 1536 ГК РФ, правовая охрана наименования места происхождения товара и действие свидетельства об исключительном праве на такое наименование прекращаются на основании решения федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

Однако положения данной статьи не регламентируют порядок и условия подачи, рассмотрения заявлений и принятия по ним решений в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

В то же время абзацем 1 пункта 5 статьи 1522 ГК РФ регламентировано, что к заявке на государственную регистрацию наименования места происхождения товара по инициативе заявителя прилагается заключение уполномоченного Правительством Российской Федерации федерального органа исполнительной власти (уполномоченный орган) о том, что в границах данного географического объекта заявитель производит товар, особые свойства которого исключительно или главным образом определяются характерными для данного географического объекта природными условиями и (или) людскими факторами (пункт 1 статьи 1516 ГК РФ).

Абзацем 5 пункта 5 статьи 1522 ГК РФ установлено, что уполномоченный орган осуществляет контроль за сохранением особых свойств товара, в отношении которого зарегистрировано наименование места происхождения товара.

Суды не исследовали и не обсудили возможность применения в силу пункта 1 статьи 6 ГК РФ к спорным правоотношениям положений пункта 5 статьи 1522 ГК РФ, исходя из системного толкования норм гражданского законодательства, при отсутствии такой возможности у Роспатента.

В силу части 4 статьи 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии со статьей 13 ГК РФ и разъяснениями, приведенными в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (редакция от 24.03.2016), основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, лицо, обращающееся с заявлением о признании ненормативного правового акта недействительным, должно указать, какое его право нарушается указанным актом.

Общество, обращаясь в Суд по интеллектуальным правам, указало, что оно лишено возможности производства товара, обладающего особыми свойствами, указанными в Госреестре наименований в отношении НМПТ «НАРЗАН».

При этом из материалов дела усматривается, что обществу по заявке с датой подачи от 10.10.1995 № 95711384 было предоставлено исключительное право использования НМПТ «НАРЗАН» по свидетельству № 0015/1, срок действия которого продлевался и истек 10.10.2015, то есть общество в течение 20 лет производило и реализовывало минеральную воду с использованием НМПТ «НАРЗАН», обратившись с заявлением о прекращении правовой охраны данного наименования 03.11.2015, после истечения срока действия свидетельства № 0015/1.

Между тем обстоятельства, касающиеся вопросов о том, каким образом сохранение НМПТ «НАРЗАН» может негативно повлиять на права и деятельность общества, требующего прекращения правовой охраны НМПТ «НАРЗАН», наличия данных признаков и возможности сделать вывод об их подтверждении либо опровержении, судами не проверялись.

Само по себе то обстоятельство, что общество лишено возможности производства товара, обладающего особыми свойствами, указанными в Госреестре наименований в отношении НМПТ «НАРЗАН», не свидетельствует о невозможности производства такого товара иными лицами, поскольку с учетом особенностей правовой охраны наименования места происхождения товара как средства индивидуализации законодатель предусмотрел, с одной стороны, возможность государственной регистрации наименования места происхождения товара и предоставления исключительного права на такое наименование и, с другой стороны, возможность предоставления исключительного права на ранее зарегистрированное наименование места происхождения товара любому лицу, которое в границах того же географического объекта производит товар, обладающий теми же особыми свойствами (статья 1518, пункт 1 статьи 1522 ГК РФ).

Таким образом, вывод судов о том, что оспариваемым решением нарушены права и законные интересы заявителя, является сделанным по неполно исследованным обстоятельствам дела и немотивированным.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

Судебная коллегия считает, что при рассмотрении дела судами были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов, в связи с чем в соответствии с частью 1 статьи 291.11 АПК РФ судебные акты подлежат отмене.

Поскольку для принятия обоснованного и законного решения требуется исследование и оценка доказательств, а также осуществление иных процессуальных действий, не относящихся к полномочиям суда кассационной инстанции, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, оценить доводы лиц, участвующих в деле, обсудить вопрос о привлечении к участию в деле Минздрава России как уполномоченного органа в соответствии с положениями статей 6, 1522 ГК РФ с целью установления наличия либо исчезновения характерных для данного географического объекта условий, при наличии персонифицированных обладателей НМПТ «НАРЗАН» обсудить вопрос о привлечении их к участию в деле, правильно применив нормы материального и процессуального права, разрешить спор.

Руководствуясь статьями 176, 291.11 - 291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Суда по интеллектуальным правам от 03.03.2017 и постановление президиума Суда по интеллектуальным правам от 26.06.2017 по делу № СИП-784/2016 отменить.

Дело № СИП-784/2016 направить на новое рассмотрение в Суд по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья
Р.А.ХАТЫПОВА

Судья
О.В.КИСЕЛЕВА

Судья
В.В.ПОПОВ