1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 223

Постановление по делу № А81-2951/2016

Арбитражный Суд Западно-Сибирского округа постановление от 06.04.2017 № Ф04-17/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 30 марта 2017 года

Постановление изготовлено в полном объеме 06 апреля 2017 года

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Алексеевой Н.А.

судей Перминовой И.В.

Поликарпова Е.В.

при ведении протокола помощником судьи Первухиной О.В.

рассмотрел в судебном заседании путем использования систем видеоконференц-связи (аудиозаписи) кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Ямало-Ненецкому автономному округу на решение от 12.10.2016 Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа (судья Лисянский Д.П.) и постановление от 19.01.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Киричек Ю.Н., Иванова Н.Е., Рыжиков О.Ю.) по делу № А81-2951/2016 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Сигнал» (629400, Ямало-Ненецкий автономный округ, город Лабытнанги, улица Советская, 1, ОГРН 1028900555750, ИНН 8902009253) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Ямало-Ненецкому автономному округу (629008, Ямало-Ненецкий автономный округ, город Салехард, улица Губкина, 6/А, ОГРН 1048900005890, ИНН 8901014300) о признании недействительным решения.

В заседании приняла участие представитель общества с ограниченной ответственностью «Сигнал» - Чучкалова Е.В. по доверенности от 24.05.2016.

Путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа (судья Лисянский Д.П.) в заседании участвовал представитель Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Ямало-Ненецкому автономному округу - Сальм Д.И. по доверенности от 09.01.2017.

Суд

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Сигнал» (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Ямало-Ненецкому автономному округу (далее - инспекция) от 02.11.2015 № 09-16/34 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (далее - решение инспекции) в части доначисления налога на прибыль, налога на добавленную стоимость (далее - НДС), налога на имущество, начисления на них соответствующих сумм пеней по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс) за неполную неуплату сумм указанных налогов, а также по статье 119 Налогового кодекса за непредставление в инспекцию налоговых деклараций по указанным налогам.

Решением от 12.10.2016 Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа заявленное требование удовлетворено.

Постановлением от 19.01.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с принятыми судебными актами, инспекция обратилась в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа с кассационной жалобой.

В кассационной жалобе инспекция, ссылаясь на нарушение судами норм права, несоответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, просит решение от 12.10.2016 и постановление от 19.01.2017 отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленного требования.

Податель кассационной жалобы полагает, что действия Шапиро Е.И. по созданию взаимозависимых юридических лиц направлено на получение необоснованной налоговой выгоды путем применения льготного налогового режима в форме упрощенной системы налогообложения (далее - УСН).

Общество в отзыве на кассационную жалобу ссылается на законность и обоснованность принятых судебных актов, просит оставить их без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив в соответствии со статьями 284, 286 АПК РФ обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, отзыве на нее и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, инспекций проведена выездная налоговая проверка, по результатам которой вынесено решение от 02.11.2015 № 09-16/23 о привлечении общества к ответственности, в частности, по пункту 3 статьи 122 Налогового кодекса за неуплату сумм налога на прибыль, НДС, налога на имущество и по статье 119 Налогового кодекса за непредставление в инспекцию налоговых деклараций по указанным налогам.

Этим же решением обществу доначислены за 2011-2013 годы налог на прибыль в сумме 7 506 189 рублей, НДС в сумме 8 013 923 рубля, налог на имущество в сумме 36 492 рубля, начислены на них суммы пеней и штрафа.

Основанием для принятия решения в указанной части послужил вывод инспекции о незаконном использовании обществом УСН, возможность применения которой достигнута за счет «дробления» принадлежащего Шапиро Е.И. бизнеса путем создания 16 юридических лиц (обществ с ограниченной ответственностью: «Строймонтажпроект», «Альфа-С», «Плюс», «Плюс-С», «Полюс», «Роса», «Сатурн-С», «Север», «Сибирь», «Сигнал», «Союз», «Спецавтоматика», «Спецсервис», «Стиль-С», «Фаворит», «Фортуна»), с одновременным распределением между данными лицами источников доходов таким образом, что размер дохода, получаемого каждым юридическим лицом от единого вида деятельности (сдача в аренду объектов недвижимости), не превышает предельных размеров, позволяющих применять специальный режим налогообложения (УСН) каждым из проверяемых лиц.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Ямало-Ненецкому автономному округу от 11.04.2016 № 67 решение инспекции оставлено без изменения.

Общество, не согласившись с решением инспекции, обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленное требование, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности инспекцией получения обществом необоснованной налоговой выгоды.

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Выводы судов являются правомерными и соответствуют обстоятельствам дела.

В соответствии с пунктом 1 статьи 346.11 Налогового кодекса упрощенная система налогообложения организациями применяется наряду с иными режимами налогообложения, предусмотренными законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Переход к упрощенной системе налогообложения или возврат к иным режимам налогообложения осуществляется организациями добровольно в порядке, предусмотренном главой 26.2 Налогового кодекса.

Таким образом, применение упрощенной системы налогообложения и возврат к общему режиму налогообложения зависят от волеизъявления налогоплательщика при соблюдении условий, установленных главой 26.2 Налогового кодекса. Такое волеизъявление налогоплательщика не поставлено в зависимость от разрешительных действий налогового органа.

Применение упрощенной системы налогообложения организациями предусматривает их освобождение от обязанности по уплате налога на прибыль организаций (за исключением налога, уплачиваемого с доходов, облагаемых по налоговым ставкам, предусмотренным пунктами 3 и 4 статьи 284 Налогового кодекса), налога на имущество организаций. Организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, не признаются плательщиками НДС, за исключением НДС, подлежащего уплате в соответствии с названным Кодексом при ввозе товаров на территорию Российской Федерации и иные территории, находящиеся под ее юрисдикцией, а также НДС, уплачиваемого в соответствии со статьей 174.1 Налогового кодекса (пункт 2 статьи 346.11 Налогового кодекса).

В силу пункта 4 статьи 346.13 Налогового кодекса, если по итогам отчетного (налогового) периода доходы налогоплательщика превысят 60 миллионов рублей, такой налогоплательщик считается утратившим право на применение упрощенной системы налогообложения с начала того квартала, в котором допущены указанное превышение.

Исходя из названных норм права освобождение от уплаты налогов и переход на льготный режим налогообложения является налоговой выгодой, которая в зависимости от фактических обстоятельств может быть законной или необоснованной.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в пункте 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Таким образом, проявлением недобросовестности может являться создание (выделение) юридического лица исключительно для уменьшения налоговой нагрузки без цели ведения фактической предпринимательской деятельности.

Фактически в основу спорных доначислений был положен вывод инспекции о том, что совокупный доход, получаемый Шапиро Е.И. от осуществления предпринимательской деятельности в виде сдачи в аренду сторонним лицам недвижимого имущества, право собственности на которое оформлено на подконтрольные ей юридические лица, составил в 2011 году 160 217 336 рублей, в 2012 году - 188 733 365 рублей, в 2013 году - 201 565 741 рубль, то есть ежегодно получаемая Шапиро Е.И. (а именно одним субъектом предпринимательства, имеющим право применять специальный налоговый режим) выручка превышает 60 миллионов рублей, т.е. предельный размер, установленный пунктом 4 статьи 346.13 Налогового кодекса; Шапиро Е.И. последовательно создала в период с 2002 по 2005 годы новые юридические лица в количестве, формально позволяющем сохранять применение УСН у действующих с 2002 года (и более ранние периоды) юридических лиц: ООО «Строймонтажпроект» и общества; доходы, полученные обществом, формально не включают доходы взаимозависимых лиц, не осуществляющих самостоятельной деятельности, ввиду фактического перераспределения выручки посредством безвозмездной передачи в пользование недвижимого имущества, используемого в общей предпринимательской деятельности, без разрешения сферы оказываемых Шапиро Е.И. посредством принадлежащей ей юридических лиц услуг или иных экономических обусловленных целей.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что в 1989 году в городе Лабытнанги тремя учредителями (Федорец И.В., Лось А.М., Шапиро Е.И.) был создан кооператив «Сигнал», который в 1992 году преобразован в акционерное общество закрытого типа «Сигнал» (далее - АОЗТ «Сигнал), реорганизованное в дальнейшем (в 2001 году) в ООО «Сигнал». С 01.02.2003 общество применяет УСН.

Другие юридические лица созданы Шапиро Е.И. либо с ее участием в различные периоды времени, задолго до рассматриваемых налоговых периодов: ООО «Строймонтажпроект» образовано в 1997 году; ООО «Спецсервис», ООО «Спецавтоматика» - в 2002 году; ООО «Стиль-С», ООО «Полюс», ООО «Плюс-С», ООО «Роса», ООО «Север» - в 2003 году; ООО «Союз», ООО «Альфа-С», ООО «Сатурн-С», ООО «Сибирь», ООО «Фортуна», ООО «Фаворит» и ООО «Плюс» - в 2004 году.

Общество занималось производственной деятельностью в области пожарной безопасности, торгово-закупочной деятельностью (магазины «Елань» и «Буревестник»).

В проверяемый период в собственности общества находились объекты недвижимого имущества, расположенные в городах Москва, Салехард, Лабытнанги, в том числе: общежитие, гостиница, административные здания, гаражи, квартиры, машиноместа в паркинге и др., часть из них предоставлялась в аренду.

Исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в материалы дела доказательства в их взаимосвязи и совокупности, суды первой и апелляционной инстанций установили, что общество в спорный период занималось реальной хозяйственной деятельностью, имело в штате работников, самостоятельно вело бухгалтерский учет, отчитывалось в налоговый орган, то есть осуществляло самостоятельную предпринимательскую деятельность, не являющуюся частью единого производственного процесса.

Обществом не оспаривается тот факт, что все 16 юридических лиц имели общего учредителя Шапиро Е.И.

Вместе с тем, как правильно указали суды, взаимозависимость участников сделок сама по себе не может приравниваться к недобросовестности лиц при недоказанности противоправности их поведения (в том числе в целях налогообложения), не является отклонением от обычных условий хозяйствования, не противоречит нормам гражданского законодательства о свободе экономической деятельности. Взаимозависимость как обстоятельство, свидетельствующее о получении необоснованной налоговой выгоды, может иметь правовое значение только тогда, когда такая взаимозависимость используется участниками сделки в целях осуществления согласованных действий, направленных на незаконное занижение налоговой базы.

При этом суды обоснованно руководствовались правовой позицией, изложенной в пункте 3.3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 04.12.2003 № 441-О и Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.03.2008 № 13797/07, согласно которой, вменяя последствия взаимозависимости по условиям статьи 20 Налогового кодекса, налоговый орган должен доказать, что такая заинтересованность повлияла на условия или экономические результаты сделок и деятельности участников.

В нарушение статей 65, 200 АПК РФ таких доказательств инспекция не представила.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 09.04.2013 № 15570/12 отметил, что само по себе учреждение налогоплательщиком нового хозяйствующего субъекта не говорит о формальном разделении бизнеса, целью которого является получение необоснованной налоговой выгоды. Так, если налогоплательщик и вновь учрежденное лицо осуществляют самостоятельные виды деятельности, которые не являются частью единого производственного процесса, направленного на достижение общего экономического результата, основания для признания налоговой выгоды необоснованной отсутствуют.

Судами установлено, что каждое общество осуществляло реальную самостоятельную предпринимательскую деятельность, имело единоличный исполнительный орган в отношении своего имущества, договоры аренды заключались от собственного имени, каждое общество формировало свою клиентскую базу, несло расходы по обслуживанию недвижимого имущества, выплате заработной плате работникам, приобретение материалов и прочих текущих в своей хозяйственной деятельности расходов, полученные от хозяйственной деятельности денежные средства юридические лица самостоятельно включали каждое в свою налогооблагаемую базу при исчислении единого налога, уплачиваемого в связи с применением УСН, а также самостоятельно направляли в налоговый орган соответствующие налоговые декларации и уплачивали предусмотренные законом налоги, кроме того указанные общества не имели общего имущества, одних и тех же клиентов, результаты их предпринимательской деятельности не зависели друг от друга.

Инспекцией не представлено доказательств финансирования со стороны обществ друг друга, как и доказательств того, что денежные средства, полученные указанными юридическими лицами, объединялись ими путем перечисления кому-либо из налогоплательщиков либо, что указанные организации, получив чистую прибыль, использовали ее совместно для тех или иных целей.

Суды правильно указали, что то обстоятельство, что спорные организации имели одного учредителя (Шапиро Е.И.) само по себе не свидетельствует о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды и может иметь правовое значение только тогда, когда такая взаимозависимость используется участниками сделки в целях осуществления согласованных действий, направленных на незаконное занижение налоговой базы.

Инспекцией не представлено доказательств, что взаимозависимость организаций повлияла на условия или экономические результаты сделок и деятельности участников.

Исходя из конкретных фактических обстоятельств по настоящему делу, суды, не установив совокупности обстоятельств, свидетельствующих о получении обществом необоснованной налоговой выгоды, правомерно признали недействительным оспариваемое решение инспекции.

Довод инспекции об осуществлении обществами одного вида деятельности подлежит отклонению, поскольку не противоречит законодательству и само по себе указанное обстоятельство не может свидетельствовать об осуществлении указанными обществами деятельности как единого предприятия и получении обществом необоснованной налоговой выгоды.

Факт наличия одного и того же учредителя обществ сам по себе не может рассматриваться как недобросовестное поведение по созданию юридических лиц, подпадающих под применение льготного режима налогообложения.

Ссылка подателя жалобы на судебную практику по иным делам не может быть принята во внимание, так как обстоятельства настоящего дела и дел, на которое ссылается общество, не являются тождественными.

В целом доводы кассационной жалобы были предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций и им дана надлежащая правовая оценка.

Иное толкование инспекцией положений Налогового кодекса, а также иная оценка обстоятельств спора не свидетельствуют о неправильном применении судами норм права.

Оснований для отмены обжалуемых судебных актов в соответствии со статьей 288 АПК РФ не установлено.

Руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа

постановил:

решение от 12.10.2016 Арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа и постановление от 19.01.2017 Восьмого арбитражного апелляционного суда по делу № А81-2951/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 1 по Ямало-Ненецкому автономному округу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий
Н.А.АЛЕКСЕЕВА

Судьи
И.В.ПЕРМИНОВА
Е.В.ПОЛИКАРПОВ