1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 305

Постановление по делу № А50-18159/2014

Арбитражный суд Уральского округа постановление от 10.07.2015 № Ф09-4380/15

Резолютивная часть постановления объявлена 07 июля 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 10 июля 2015 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Сухановой Н.Н.,

судей Анненковой Г.В., Жаворонкова Д.В.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Пермскому краю (далее - налоговый орган, инспекция; ОГРН 1045900322027, ИНН 5902292449) на решение Арбитражного суда Пермского края от 26.11.2014 по делу № А50-18159/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2015 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

Для участия в судебном заседании Арбитражного суда Уральского округа с применением видеоконференц-связи в Арбитражный суд Пермского края прибыли представители:

открытого акционерного общества «Минеральные удобрения» (далее - заявитель, общество, налогоплательщик; ОГРН 1025901218133, ИНН 5905021239) - Зебзеева Е.В. (доверенность от 19.02.2015), Косякова Н.М. (доверенность от 12.12.2014),

инспекции - Ершова Н.Г. (доверенность от 19.02.2015), Ивонина Е.А. (доверенность от 30.12.2014),

Управления Федеральной налоговой службы по Пермскому краю (далее - Управление) - Чертков М.Д. (доверенность от 30.12.2014).

Общество обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением о признании недействительным решения налогового органа от 31.03.2014 № 10-10/1/0522 в части доначисления налога на прибыль организаций в общей сумме 1 452 876 руб. 74 коп., налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в общей сумме 1 171 403 руб., налога на имущество организаций в сумме 5 134 руб., пеней в общей сумме 185 908,29 руб., а также в части предъявления к уплате примененных штрафов в общей сумме 79 193 руб., применения штрафов по мотиву их исчисления без учета наличия дополнительных смягчающих налоговую ответственность обстоятельств (с учетом принятого судом уточнения заявленных требований в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).

Решением суда от 26.11.2014 (судья Самаркин В.В.) заявленные требования удовлетворены частично. Оспариваемое решение признано недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в общей сумме 1 452 876 руб. 74 коп., налога на доходы физических лиц в сумме 1 171 403 руб., соответствующих сумм пеней, применения налоговых санкций; а также в части применения налоговых санкций по п. 2, 3.2, 4, 5 этого решения без учета их снижения в 4 (четыре) раза. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2015 (судьи Борзенкова И.В., Грибиниченко О.Г., Савельева Н.М.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция, частично не соглашаясь с вынесенными по делу судебными актами, просит их частично отменить, ссылаясь на то, что обществом не соблюдены требования ст. 252, 318, 319 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) и неправомерно сужен перечень прямых расходов, а именно исключены из состава прямых расходов в целях налогообложения прибыли в 2010 году расходы на оплату труда персонала, участвующего в процессе производства, и страховые взносы в отсутствие экономического обоснования, что повлекло необоснованное занижение обществом налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2010 год; судами при этом неверно истолкованы нормы гл. 25 Кодекса.

По эпизоду доначисления налога на прибыль организаций, связанному со списанием дебиторской задолженности, не покрытой за счет резерва по сомнительным долгам, инспекция указывает, что выводы судов в этой части основаны на неверных данных.

Кроме того, считает, что суммы НДФЛ, удержанные налоговым агентом в установленном порядке до получения им обращения налогоплательщика о предоставлении имущественного налогового вычета и соответствующего подтверждения налогового органа, не являются излишне удержанными и, под действие ст. 231 Кодекса не подпадают, в связи с чем, в случае обращения к работодателю за предоставлением имущественного налогового вычета не с первого месяца налогового периода вычет предоставляется начиная с месяца, в котором налогоплательщик обратился за его предоставлением, а выводы судов об обратном основаны на неверном толковании норм материального права.

Общество представило отзыв на кассационную жалобу, в котором просит судебные акты в обжалуемой части оставить без изменения, в удовлетворении жалобы отказать, отмечая, что обстоятельства дела установлены судами полно и всесторонне, спор разрешен при полном исследовании имеющихся в материалах дела доказательств и с правильным применением норм материального и процессуального права.

При рассмотрении дела судами установлено, что по результатам выездной налоговой проверки общества инспекцией составлен акт от 26.02.2014 № 10-10/0347 и вынесено решение от 31.03.2014 № 10-10/1/0522, которым заявителю доначислены налог на прибыль организаций, налог на добавленную стоимость, НДФЛ, налог на имущество организаций, транспортный налог в общей сумме 24 504 537 руб., пени в общей сумме 2 995 997,95 руб., применены налоговые санкции по п. 1 ст. 122, ст. 123 Кодекса в общей сумме 4 839 809 руб. с учетом смягчающих налоговую ответственность обстоятельств.

Решением Управление от 11.07.2014 № 18-18/203 оспариваемое решение отменено в части доначисления налога на прибыль организаций за 2011 год в сумме 267 082 руб., рассчитанного без учета затрат, приходящихся на остатки готовой продукции, отгруженной в 2011 году; доначисления налога на прибыль организаций за 2010, 2011 годы в сумме 483 533 руб. 75 коп. по эпизоду необоснованного отнесения на внереализационные расходы отчислений в резерв по сомнительным долгам; доначисления налога на добавленную стоимость за 1 - 3 кварталы 2011 года в сумме 1 413 138 руб., пени в сумме 162 057 руб., штрафа по п. 1 ст. 122 Кодекса в размере 141 109 руб. по эпизоду перераспределения сумм «входного» налога на добавленную стоимость на экспорт и на внутренний рынок при наличии арифметической ошибки налогового органа; в остальной части решение оставлено без изменения.

Не согласившись с ненормативным актом налогового органа в указанной выше части, общество обратилось в арбитражный суд.

Суды, разрешая спор, пришли к выводу о наличии правовых оснований для признания оспариваемого решения недействительным в части доначисления налога на прибыль организаций в общей сумме 1 452 876,74 рубля по пунктам 1.1, 1.2, 1.3, 1.4, доначисления налога на доходы физических лиц в сумме 1 171 403 рубля по пункту 3.1 этого решения, начисления соответствующих сумм пеней, применения налоговых санкций; применения налоговых санкций по пунктам 2, 3.2, 4, 5 этого решения без учета их снижения в 4 (четыре) раза.

Изучив доводы подателя кассационной жалобы, проверив законность судебных актов в обжалуемой части, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

В соответствии со ст. 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. При этом в целях налогообложения налогом на прибыль организаций прибылью признаются для российских организаций - полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с гл. 25 Кодекса.

Согласно п. 1 ст. 252 Кодекса при исчислении налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 настоящего Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

В силу ст. 318 Кодекса если налогоплательщик определяет доходы и расходы по методу начисления, расходы на производство и реализацию, осуществленные в течение отчетного (налогового) периода, подразделяются на прямые и косвенные.

При этом согласно ст. 318 Кодекса к прямым расходам относятся, в частности, материальные затраты, определяемые в соответствии с подп. 1 и 4 пункта 1 ст. 254 Кодекса; расходы на оплату труда персонала, участвующего в процессе производства товаров, выполнения работ, оказания услуг, а также суммы единого социального налога и расходы на обязательное пенсионное страхование, идущие на финансирование страховой и накопительной части трудовой пенсии, начисленные на указанные суммы расходов на оплату труда; суммы начисленной амортизации по основным средствам, используемым при производстве товаров, работ, услуг.

К косвенным расходам относятся все иные суммы расходов, за исключением внереализационных расходов, определяемых в соответствии со ст. 265 Кодекса, осуществляемых налогоплательщиком в течение отчетного (налогового) периода.

При этом сумма косвенных расходов на производство и реализацию, осуществленных в отчетном (налоговом) периоде, в полном объеме относится к расходам текущего отчетного (налогового) периода с учетом требований, предусмотренных Кодекса.

Прямые расходы относятся к расходам текущего отчетного (налогового) периода по мере реализации продукции, работ, услуг, в стоимости которых они учтены в соответствии со ст. 319 Кодекса (п. 2 ст. 318 Кодекса).

Согласно п. 1 ст. 318 Кодекса налогоплательщик самостоятельно определяет в учетной политике для целей налогообложения перечень прямых расходов, связанных с производством товаров (выполнением работ, оказанием услуг).

Статьей 319 Кодекса установлено, что если отнести прямые расходы к конкретному производственному процессу по изготовлению данного вида продукции (работ, услуг) невозможно, налогоплательщик в своей учетной политике для целей налогообложения самостоятельно определяет механизм распределения указанных расходов с применением экономически обоснованных показателей.

Статьями 256, 257, 258 Кодекса определено какое имущество относится к амортизируемому в целях гл. 25 Кодекса и порядок определения его стоимости, амортизационные группы имущества.

Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества в соответствии с положениями этой статьи и с учетом Классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации (п. 4 ст. 258 Кодекса).

Налогоплательщик налога на прибыль организаций вправе увеличить срок полезного использования объекта основных средств после даты ввода его в эксплуатацию в случае, если после реконструкции, модернизации или технического перевооружения такого объекта увеличился срок его полезного использования. При этом увеличение срока полезного использования основных средств может быть осуществлено в пределах сроков, установленных для той амортизационной группы, в которую ранее было включено такое основное средство. Если в результате реконструкции, модернизации или технического перевооружения объекта основных средств срок его полезного использования не увеличился, налогоплательщик при исчислении амортизации учитывает оставшийся срок полезного использования.

Приобретенные организацией объекты амортизируемого имущества, бывшие в употреблении, включаются в состав той амортизационной группы (подгруппы), в которую они были включены у предыдущего собственника (п. 12 ст. 258 Кодекса).

Исходя из подп. 7 п. 1 ст. 265 Кодекса в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией, в частности относятся расходы налогоплательщика, применяющего метод начисления, на формирование резервов по сомнительным долгам (в порядке, установленном ст. 266 Кодекса). Подпунктом 20 п. 1 ст. 265 Кодекса предусмотрено включения в состав внереализационных расходов других обоснованных расходов.

Как предусмотрено подп. 1 и 2 п. 2 ст. 265 Кодекса к внереализационным расходам в целях налогообложения приравниваются убытки, полученные налогоплательщиком в отчетном (налоговом) периоде, в виде убытков прошлых налоговых периодов, выявленных в текущем отчетном (налоговом) периоде, суммы безнадежных долгов, а в случае, если налогоплательщик принял решение о создании резерва по сомнительным долгам, суммы безнадежных долгов, не покрытые за счет средств резерва.

Статьей 266 Кодекса регламентирован учет в целях налогообложения прибыли расходов на формирование резервов по сомнительным долгам, ст. 283 Кодекса регулируется перенос убытков на будущее.

Особенности организации налогового учета амортизируемого имущества предусмотрены ст. 322 Кодекса, а особенности ведения налогового учета операций с амортизируемым имуществом установлены ст. 323 Кодекса.

Исследовав представленные в дело доказательства, а также с учетом приведенных выше норм права суды обоснованно указали, что нормативные требования гл. 25 Кодекса не содержат непосредственных положений, ограничивающих налогоплательщика в отнесении тех или иных расходов к прямым или косвенным, также нормативно не предусмотрен расчет (методика) по спорной ситуации и пришли к верному выводу о том, что налоговым органом не доказано создание обществом ситуации, позволяющей искусственно сокращать перечень прямых расходов.

Кроме того судами обоснованно отмечено, что хозяйствующие субъекты самостоятельно по своему усмотрению выбирают способы достижения результата от предпринимательской деятельности, а налоговое законодательство не использует понятие «экономическая целесообразность» и не регулирует порядок ведения финансово-хозяйственной деятельности, следовательно, хозяйственная деятельность общества не подлежит оценке инспекцией или судом с точки зрения целесообразности, эффективности, рациональности.

В материалы дела представлены доказательства наличия определенных факторов, препятствующих однозначному отнесению рассматриваемых затрат в состав прямых расходов в связи со спецификой, многоэтапностью технологического цикла изготовления готовой продукции, изменением плана производства продукции в 2009 и 2010 годах, остановками отдельных агрегатов и установок, используемых в процессе производства в 2010 году, проведением ремонтных работ, что обусловило отклонения в производственной программе 2010 года, внутренними перемещениями и изменением режима работы персонала общества, участия в процессе производства сотрудников различных внутренних подразделений (цехов), временной остановкой деятельности цехов на период.

Кроме того, доказательства того, что использованная заявителем и закрепленная в учетной политике на 2010 год методика расчета суммы прямых расходов, не была обусловлена спецификой технологического процесса и являлась экономически не обоснованной, противоречащей законодательству о налогах и сборах, в материалах дела отсутствуют.

С учетом изложенного, а также проанализировав фактические обстоятельства дела, суды пришли к выводу, что в контексте п. 3 ст. 3, ст. 252, 318, 319 Кодекса налоговым органом в нарушение ст. 65, 200 АПК РФ не доказана неправомерность отнесения обществом затрат на оплату труда и затрат в виде страховых взносов в состав косвенных расходов.

Доводы кассационной жалобы в указанной части отклоняются, они были предметом рассмотрения в судах первой и апелляционной инстанции и им дана надлежащая правовая оценка, основания для ее непринятия у суда кассационной инстанции отсутствуют. Кроме того, указанные доводы направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых доказательств, что недопустимо в силу требований, предусмотренных ст. 286 АПК РФ.

В отношении доначисления налога на прибыль организаций по п. 1.3 решения налогового органа.

В соответствии с п. 1 ст. 549 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи недвижимого имущества (договору продажи недвижимости) продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество (ст. 130 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исходя из п. 1 ст. 551 Гражданского кодекса Российской Федерации, переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

Как закреплено п. 1 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации, изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено этим Кодексом, другими законами или договором.

В силу п. 2 и 3 ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

Судами установлено и материалами дела подтверждено, что сторонами 14.07.2010 заключено соглашение о расторжении договора купли-продажи квартиры; последствием расторжения договора является прекращение обязательств сторон с момента, установленного п. 3 ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Расторжение договора купли-продажи следует рассматривать как самостоятельную хозяйственную операцию, а связанные с таким расторжением доходы и расходы общества как продавца подлежали отражению в налоговом учете в периоде, в котором договор считается прекращенным.

По смыслу п. 1 ст. 54 Кодекса налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции, отражаемые в бухгалтерском учете. При этом налогообложению подвергается финансовый результат, формируемый по итогам налогового (отчетного) периода на основе данных регистров бухгалтерского учета, в том числе совокупности совершенных в этом периоде названных операций.

В рассматриваемом случае в отношении указанного объекта недвижимости имели место следующие операции: в 2008 году - операция по реализации объекта недвижимости, в 2010 году - расторжение договора купли-продажи, обе эти операции подлежали отражению в бухгалтерской и налоговой отчетности соответственно в 2008 году и в 2010 году с отнесением на финансовые результаты деятельности общества.

Спорные операции следует отражать в целях налогообложения налогом на прибыль организаций как внереализационные расходы и доходы в соответствии с п. 10 ст. 250 и подп. 1 п. 2 ст. 265 Кодекса. При этом имущество, возвращенное покупателем, принимается к учету у продавца по стоимости, по которой данное имущество учитывалось на дату реализации.

Наряду с этим, подп. 20 п. 1 ст. 265 Кодекса установлено, что в состав внереализационных расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль организаций, могут включаться также и иные обоснованные расходы налогоплательщика, прямо не предусмотренные данной статьей.

На основании изложенного, суды верно признали необоснованным доначисление заявителю налога на прибыль организаций по спорному эпизоду и отменили решение в соответствующей части.

Доводы кассационной жалобы по данному эпизоду в связи с вышеизложенным подлежат отклонению.

По эпизоду касающегося доначисления НДФЛ при предоставлении работникам имущественных налоговых вычетов суд кассационной инстанции отмечает следующее.

Из взаимосвязанного анализа положений п. 1 ст. 207, п. 1, 3 ст. 210, ст. 212, ст. 220, п. 3 ст. 226, п. 1 ст. 230 Кодекса следует, что поскольку исчисление НДФЛ производится нарастающим итогом с начала календарного года, основания для непредоставления имущественного вычета и, за период, предшествующий месяцу представления уведомления о подтверждении налоговым органом права на применение такого вычета, отсутствуют; общая сумма НДФЛ, удержанная налоговым агентом с начала календарного года, в момент осуществления перерасчета становится излишне удержанной и подлежит возврату налогоплательщику - физическому лицу.

Налоговым периодом для налогоплательщика НДФЛ является календарный год (ст. 216 Кодекса), этот временной интервал (год) указан в форме уведомления, утвержденной Приказом Федеральной налоговой службы от 25.12.2009 № ММ-7-3/714@, как период, в течение которого должен быть предоставлен налоговый вычет, этот же период - год, предусмотрен реквизитом начала использования имущественного налогового вычета.

Учитывая, что формирование налоговой базы в течение налогового периода производится нарастающим итогом с начала года, налоговые агенты вправе произвести перерасчет налоговой базы и предоставить имущественный налоговый вычет со всех доходов, облагаемых по ставке 13 процентов, и полученных налогоплательщиком с начала налогового года.

Таким образом, судами обоснованно указано, что в случае обращения налогоплательщика к работодателю за предоставлением имущественного налогового вычета не с первого месяца налогового периода данный вычет предоставляется, начиная с месяца, в котором налогоплательщик обратился за его предоставлением применительно ко всей сумме доходов, начисленных налогоплательщику нарастающим итогом с начала налогового периода, с зачетом ранее удержанной суммы налога.

Материалами дела подтверждено и сторонами не оспаривается наличие у сотрудников общества, обратившихся к заявителю в течение 2010, 2011 и 2012 годов права на получение имущественного налогового вычета по НДФЛ.

Таким образом, суды пришли к верному выводу о том, что основания для предъявления к уплате обществу НДФЛ в спорной сумме, соответствующих пени и примененных налоговых санкций, отсутствовали.

Доводы кассационной жалобы со ссылкой на положения п. 4 ст. 220 и 231 НК РФ не принимаются, поскольку из анализа приведенных норм следует, что при предоставлении налоговым агентом имущественного налогового вычета излишне удержанным является налог, неправомерно удержанный после представления налогоплательщиком в установленном порядке заявления налоговому агенту о получении имущественного налогового вычета.

Кроме того, суды выявили, что инспекцией не доказано, что общество производило неправомерное удержание сумм НДФЛ после даты предоставления налогоплательщиками заявления о предоставлении имущественного налогового вычета, и наличие оснований для применения порядка возврата сумм НДФЛ, предусмотренного ст. 231 НК РФ.

Другие приведенные в кассационной жалобе доводы отклоняются как основанные на ином толковании норм материального права, которое не следует из их содержания.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 АПК РФ безусловным основанием для отмены судебных актов, не выявлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Пермского края от 26.11.2014 по делу № А50-18159/2014 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Пермскому краю - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий

Н.Н.СУХАНОВА

Судьи

Г.В.АННЕНКОВА

Д.В.ЖАВОРОНКОВ