1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 446

Постановление по делу № А47-2853/2013

Федеральный Арбитражный Суд Уральского округа постановление от 19.12.2013 № Ф09-13666/13

Резолютивная часть постановления объявлена 16 декабря 2013 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 23 декабря 2013 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Кангина А.В.,

судей Татариновой И.А., Поротниковой Е.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Охранная организация «Энергощит-3» (далее - общество) на решение Арбитражного суда Оренбургской области от 24.06.2013 по делу № А47-2853/2013 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2013 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе, путем размещения информации на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

Общество обратилось в Арбитражный суд Оренбургской области с заявлением к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Оренбурге (далее - учреждение) о признании недействительным решения от 06.03.2013 № 130 о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности за совершение нарушения законодательства Российской Федерации о страховых взносах.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Оренбургская областная профсоюзная организация «Оренбургоблпромпроф» Межрегионального профессионального союза работников сферы производства товарной продукции и услуг.

Решением суда от 24.06.2013 (судья Евдокимова Е.В.) в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2013 (судьи Тимохин О.Б., Кузнецов Ю.А., Малышева И.А.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе общество просит обжалуемые судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение судами норм материального и процессуального права. По мнению заявителя жалобы, вывод судов о включении сумм выплат возмещения морального вреда в базу для обложения страховыми взносами является неверным, наличие трудовых отношений не может служить основанием для вывода, что названные выплаты являются оплатой труда. Общество полагает, что суды необоснованно не применили положения Трудового кодекса Российской Федерации (гл. 7 «Коллективные договоры и соглашения», гл. 57 «Государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права», гл. 58 «Защита трудовых прав и законных интересов работников профессиональными союзами»); необоснованно не привлекли к участию в деле работников, чьи права и интересы на возмещение морального вреда затронуты обжалуемым судебным актом. По мнению общества, учреждение осуществило переоценку трудовых отношений общества с работниками и положений коллективного договора, что не входит в полномочия страховщика. Кроме того, общество полагает, что оснований для привлечения его к ответственности по ч. 3 ст. 17 Закона № 27-ФЗ не имелось.

Проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не установил оснований для их отмены.

Учреждением проведена выездная проверка правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в Пенсионный фонд Российской Федерации, на обязательное медицинское страхование в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования плательщиком страховых взносов на основе уточненных расчетов по начисленным и уплаченным страховым взносам за период с 01.01.2010 по 31.12.2011, с одновременной проверкой документов, связанных с назначением (перерасчетом) и выплатой страхового обеспечения по обязательному пенсионному страхованию, предоставлением сведений индивидуального (персонифицированного) учета застрахованных лиц за период с 01.01.2009 по 31.12.2011.

В ходе проверки учреждение пришло к выводу о неполной уплате обществом страховых взносов в результате занижения базы для начисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в 2011 году, что послужило основанием для вынесения решения от 06.03.2013 № 130 о привлечении плательщика страховых взносов к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 47 Федерального закона Российской Федерации от 24.07.2009 № 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования Российской Федерации и территориальный фонд обязательного медицинского страхования Российской Федерации» (далее - Федеральный закон от 24.07.2009 № 212-ФЗ), ч. 3 ст. 17 Федерального закона от 01.01.1996 № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее - Закон № 27-ФЗ), в виде взыскания штрафа в сумме 245 316 руб. 38 коп., начисления недоимки по страховым взносам на обязательное пенсионное и медицинское страхование в сумме 479 774 руб. и пени по состоянию на 06.03.2013 в сумме 73 918 руб. 09 коп.

Рассмотрев спор по существу заявленных требований, суды отказали обществу в признании названного решения управления недействительным.

Суды исходили из того, что спорные выплаты осуществлялись обществом в рамках трудовых правоотношений, носили характер компенсации за работу во вредных и тяжелых условиях труда, не преследовали цель возмещения вреда, причиненного неимущественным правам и законным интересам работников, поэтому суды указали, что данные выплаты следует рассматривать не в качестве компенсации морального вреда работникам общества, а в качестве компенсационных выплат за работу во вредных и тяжелых условиях труда, связанных с выполнением трудовой функции работников, и входящих в систему оплаты труда, а, следовательно, подлежащих включению в базу для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

Согласно подп. «а» п. 1 ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ плательщиками страховых взносов являются организации, производящие выплаты и иные вознаграждения физическим лицам, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

В соответствии с ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подп. «а» и «б» п. 1 ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов в пользу физических лиц в рамках трудовых отношений и гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, указанным в п. 2 ч. 1 ст. 5 данного Федерального закона), а также по договорам авторского заказа, договорам об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства, издательским лицензионным договорам, лицензионным договорам о предоставлении права использования произведения науки, литературы, искусства. Объектом обложения страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в подп. «а» п. 1 ч. 1 ст. 5 названного Федерального закона, признаются также выплаты и иные вознаграждения, начисляемые в пользу физических лиц, подлежащих обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.

В соответствии с ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ база для начисления страховых взносов для плательщиков страховых взносов, указанных в подп. «а» и «б» п. 1 ч. 1 ст. 5 названного Федерального закона, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных ч. 1 ст. 7 названного Федерального закона, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в ст. 9 данного Федерального закона.

В силу подп. «и» п. 2 ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ не подлежат обложению страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 5 данного Федерального закона, все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей, в том числе в связи с переездом на работу в другую местность, за исключением: выплат в денежной форме за работу с тяжелыми, вредными и (или) опасными условиями труда, кроме компенсационных выплат в размере, эквивалентном стоимости молока или других равноценных пищевых продуктов; выплат в иностранной валюте взамен суточных, производимых в соответствии с законодательством Российской Федерации российскими судоходными компаниями членам экипажей судов заграничного плавания, а также выплат в иностранной валюте личному составу экипажей российских воздушных судов, выполняющих международные рейсы; компенсационных выплат за неиспользованный отпуск, не связанных с увольнением работников.

Согласно п. 1 ст. 47 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ неуплата или неполная уплата сумм страховых взносов в результате занижения базы для начисления страховых взносов, иного неправильного исчисления страховых взносов или других неправомерных действий (бездействия) плательщиков страховых взносов влечет взыскание штрафа в размере 20 процентов неуплаченной суммы страховых взносов.

В соответствии ч. 3 ст. 17 Федерального закона от 01.01.1996 № 27-ФЗ за непредставление в установленные сроки сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета в системе обязательного пенсионного страхования, либо представление неполных и (или) недостоверных сведений к страхователям, в том числе физическим лицам, самостоятельно уплачивающим страховые взносы, применяются финансовые санкции в виде взыскания 10 процентов причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Судами установлено, что между работниками общества и работодателем заключен коллективный договор на 2010 - 2012 гг., содержащий условие о компенсации работникам морального вреда за работу с вредными и (или) опасными условиями труда.

Судами установлено, что общество ежемесячно всем работникам вне какой-либо связи с фактами допущенных нарушений и причинения вреда производило выплаты компенсаций морального вреда. Общество систематически выплачивало своим работникам денежные суммы при фактическом отсутствии законных оснований для возникновения обязанности работодателя по возмещению морального вреда.

Общество не включило указанные выплаты в базу для исчисления страховых взносов, полагая, что компенсация морального вреда не может быть квалифицирована как оплата труда или иная выплата, начисляемая работнику по трудовому договору.

В ходе проверки соблюдения обществом законодательства о страховых взносах данные выплаты квалифицированы учреждением как выплаты за работу с вредными и (или) опасными условиями труда, которые в силу подпункта «и» п. 2 ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ подлежат обложению страховыми взносами.

Руководствуясь положениями ст. 22, 129, 146, 147, 237 Трудового кодекса Российской Федерации, нормами гл. 59, ст. 150, 151, 1064, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации, правовой позицией, изложенной в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10, суды пришли к выводу, что спорные суммы выплат могли быть учтены обществом в качестве компенсации морального вреда для целей уменьшения базы для начисления и уплаты страховых взносов только при наличии совокупности следующих условий:

1) причинение работнику физических и (или) нравственных страданий действиями (бездействием) работодателя, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие работнику другие нематериальные блага;

2) противоправность действия или бездействия работодателя;

3) причинная связь противоправного действия или бездействия работодателя с наступившим ущербом;

4) вина причинителя ущерба.

Суды выяснили, что общество не представило доказательства виновного нарушения им в 2011 году каких-либо норм права в отношении своих работников, подтверждающие причинение работникам физических и (или) нравственных страданий действиями (бездействием) работодателя, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие работнику другие нематериальные блага, и наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями (бездействием) общества и конкретными фактами причинения вреда его работникам.

Напротив, судом первой инстанции установлено, что из имеющихся в материалах дела сводов начислений и удержаний за январь - декабрь 2011 года, следует, что выплаты компенсаций морального вреда ежемесячно производились всем работникам организации, вне какой-либо связи с фактами допущенных обществом нарушений и причинения вреда данным работникам.

Как правомерно указано судом первой инстанции, выполнение работниками трудовых обязанностей во вредных условиях, не устранимых при современном техническом уровне производства и современной организации труда, на которое ссылается общество в обоснование своих требований, является основанием для выплаты облагаемых страховыми взносами компенсаций за работу во вредных и тяжелых условиях труда в порядке ст. 146 и 147 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку данные выплаты, в отличие от компенсации морального вреда, непосредственно связаны с выполнением работником трудовой функции в особых условиях, а наличие неустранимых вредных производственных факторов не обусловлено совершением правонарушений со стороны работодателя. Вредные условия производства, существующие в силу объективных причин, сами по себе, при отсутствии правонарушения и прочих необходимых условий для компенсации морального вреда, не являются основанием для возложения на общество обязанности по компенсации морального вреда.

Систематический характер выплат, круг лиц, которым они производились (все работники, занятые на работах с вредными и тяжелыми условиями труда), размеры ежемесячно выплачиваемых таким работникам денежных сумм в совокупности с отсутствием установленных законом оснований для возникновения обязанности работодателя по возмещению морального вреда позволили суду сделать правомерный вывод о том, что данные выплаты осуществлялись в рамках трудовых правоотношений общества с его работниками и носили характер компенсации за работу во вредных и тяжелых условиях труда (ст. 146, 147 Трудового кодекса Российской Федерации), и в качестве таковых подлежали включению в базу для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование согласно ст. 7, абз. 2 п.п. «и» п. 2 ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ.

С учетом изложенного и приняв во внимание правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, содержащуюся в постановлении от 04.12.2012 № 10151/2012, суды пришли к правильному выводу о том, что спорные выплаты следует расценивать как компенсации, установленные коллективным договором согласно требованиям ст. 219 Трудового кодекса Российской Федерации в целях обеспечения прав работников на охрану труда, и выплачиваемые в связи с занятостью работника на работах с вредными и (или) опасными условиями труда.

Кроме того, ссылка общества на положения локальных актов (трудовых договоров и коллективного договора), как на основания для возникновения у него обязанности по выплате морального вреда отклонена судом первой инстанции обоснованно, поскольку из буквального толкования ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации, ст. 150, 151, 1064, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что по соглашению сторон может быть определен только размер компенсации морального вреда, но не основания его возникновения. Как верно отмечено судом, таким основанием для деликтных обязательств в силу их природы может являться только правонарушение (деликт) и факт причинения им вреда, но не договор (соглашение) в любой форме.

Таким образом, суды правомерно заключили, что данные выплаты должны учитываться при определении базы для начисления страховых взносов на пенсионное страхование применительно к абз. 2 подп. «и» п. 2 ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 24.07.2009 № 212-ФЗ.

При таких обстоятельствах следует признать, что суды правомерно отказали в удовлетворении заявленных обществом требований.

Фактические обстоятельства дела судами первой и апелляционной инстанций установлены и исследованы в полном объеме, выводы судов соответствуют доказательствам, имеющимся в материалах дела.

Положениями главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не предусмотрены полномочия суда кассационной инстанции по установлению новых фактических обстоятельств дела и переоценке доказательств, в связи с чем судом кассационной инстанции отклоняется.

Нормы материального права применены судами правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения, постановления арбитражного суда, не выявлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Оренбургской области от 24.06.2013 по делу № А47-2853/2013 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2013 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Охранная организация «Энергощит-3» - без удовлетворения.

Председательствующий

А. Кангин

Судьи

И. Татаринова

Е. Поротникова