1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 246

<О признании недействительным решения Межрайонной инспекции ФНС от 01.11.2010 № 18>

Федеральный Арбитражный Суд Восточно-Сибирского округа постановление от 05.05.2012 № А10-248/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 3 мая 2012 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 5 мая 2012 года.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе:

председательствующего Парской Н.Н.,

судей: Брюхановой Т.А., Новогородского И.Б.,

при участии в судебном заседании представителей Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации № 5 по Республике Бурятия Андриевского А.М. (доверенность № 7 от 26.05.2011), Нехуровой В.Г. (доверенность № 2 от 02.05.2012) и открытого акционерного общества «Разрез Тугнуйский» Парыгиной Е.В. (доверенность № 160-ю/11 от 15.11.2011), Сапуновой М.А. (доверенность № 159-ю/11 от 15.11.2011),

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы Российской Федерации № 5 по Республике Бурятия на решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 23 мая 2011 года дополнительное решение от 10 июня 2011 года по делу № А10-248/2011, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 31 января 2012 года по тому же делу (суд первой инстанции - Пунцукова А.Т., суд апелляционной инстанции: Ткаченко Э.В., Никифорюк Е.О., Басаев Д.В.),

установил:

открытое акционерное общество «Разрез Тугнуйский» (п. Саган-Нур, Мухоршибирский район Республики Бурятия, ОГРН 1020300752350; далее - общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Республики Бурятия с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 5 по Республике Бурятия (пгт. Заиграево, Заиграевский район Республики Бурятия, ОГРН 1040300452246; далее - налоговая инспекция) от 01.11.2010 № 18 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части доначисления и предложения уплатить 100 958 718 рублей 59 копеек, в том числе налог на прибыль за 2009 год в сумме 95 193 501 рубль 47 копеек, пени по налогу на прибыль в сумме 3 995 000 рублей 12 копеек и штраф в сумме 1 770 217 рублей. Кроме того, общество обжаловало выводы налоговой инспекции, изложенные в мотивировочной части решения, о выплате в завышенном размере на 762 837 000 рублей дивидендов, а также заявило о признании недействительным решения инспекции в части предложения внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 23 мая 2011 года заявленные обществом требования удовлетворены частично. Решение налоговой инспекции признано недействительным в части предложения уплатить налог на прибыль в размере 95 049 324 рубля 47 копеек, начисления пеней по налогу на прибыль в сумме 3 995 000 рублей 12 копеек, привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 1 770 217 рублей. На налоговую инспекцию возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в части удовлетворенных требований.

Дополнительным решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 10 июня 2011 года решение налоговой инспекции признано недействительным в части предложения внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета по эпизоду о выплате дивидендов в завышенном размере на 762 837 000 рублей, изложенному в пункте 2 мотивировочной части решения.

Дополнительным решением Арбитражного суда Республики Бурятия от 5 декабря 2011 года в удовлетворении требования общества о признании недействительным решения налоговой инспекции в части доначисления налога на прибыль по факту исчисления в завышенных размерах суммы амортизации по объектам, находящимся на консервации, на сумму 720 883 рубля 79 копеек отказано.

Постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 31 января 2012 года решение суда первой инстанции и дополнительное решение от 10 июня 2011 года оставлены без изменения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, дополнительным решением от 10 июня 2011 года и постановлением апелляционного суда в части признания недействительным ее решения, налоговая инспекция обратилась в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о проверке законности и обоснованности судебных актов в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права.

По мнению заявителя кассационной жалобы, договором сублизинга дата начала исчисления и уплаты арендных (лизинговых) платежей установлена с даты регистрации имущества, поэтому при отсутствии регистрации мобильного крана Liebherr LTM 1100-4.2 в государственной инспекции безопасности дорожного движения в спорном периоде суммы арендных платежей включены обществом в состав расходов по налогу на прибыль в нарушение подпункта 3 пункта 7 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации. Кроме того, налоговая инспекция считает вывод судов о правомерности включения в расходы сублизинговых платежей в связи с наличием счетов-фактур на их оплату в ноябре - декабре 2009 года и оплатой в декабре 2009 года не соответствующим нормам материального права, поскольку аннулирование в книге покупок выставленных счетов-фактур не может порождать правовые последствия для включения данных сумм в состав расходов в спорном периоде.

Налоговая инспекция полагает, что суды не дали оценку ее доводам о неправомерном применении обществом ускоренной амортизации (специального коэффициента 2) в отношении основных средств, изначально изготовленных для эксплуатации в условиях агрессивной среды, а также не согласна с выводом судов о доказанности эксплуатации основных средств (экскаваторов) в условиях повышенной сменности (двухсменный режим работы). При этом заявитель кассационной жалобы указывает, что повышенной сменностью считается использование основного средства в трехсменном и круглосуточном режиме.

Налоговая инспекция оспаривает также вывод судов о документальном подтверждении и доказанности обоснованности и реальности приобретения обществом доли участия в ООО «Гео-Строй», ссылаясь на отсутствие у общества деловой цели по приобретению 99,9 процентов долей участия в ООО «Гео-Строй» на средства, полученные по договору займа от открытого акционерного общества «Сибирская угольная энергетическая компания» (далее - ОАО «СУЭК»), поскольку на момент заключения договора купли-продажи доли участия в уставном капитале ООО «Гео-Строй» (30.03.2009) какого-либо увеличения уставного капитала не проводилось.

Из кассационной жалобы также следует, что не может быть включена в состав внереализационных расходов и выплата процентов по договору займа № СУЭК-09/320ф от 02.06.2009 в сумме 234 332 609 рублей 59 копеек, учитывая, что выплата дивидендов производилась за счет заемных средств, а не чистой прибыли.

В отношении эпизода о выплате обществом дивидендов в завышенном размере в сумме 762 837 000 рублей заявитель кассационной жалобы указывает, что средства, поступившие в результате распределения добавочного капитала в пользу акционеров, не являются дивидендами для целей налогообложения прибыли, поэтому такие доходы подлежат налогообложению в общем порядке по ставке 20 процентов. Однако суды не дали оценку материалам проверки с учетом представленного ею расчета размера выплаты дивидендов. Кроме того, налоговая инспекция, опровергая вывод судов о том, что выездной налоговой проверке могли быть подвергнуты только три года (2009, 2008, 2007), предшествовавшие году, в котором эта проверка проводилась, утверждает, что периоды 2007, 2008 годов не подвергались проверке, а только использовались отчетные данные этих периодов для подтверждения правильности начисления дивидендов, выплаченных в 2009 году.

В отзыве на кассационную жалобу общество указывает на законность и обоснованность принятых по делу судебных актов и несостоятельность доводов налоговой инспекции.

Кассационная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Участвующие в судебном заседании представители налоговой инспекции и общества поддержали доводы жалобы и отзыва на жалобу.

Проверив соответствие выводов суда первой инстанции и арбитражного апелляционного суда о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемых судебных актов и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты отмене не подлежат по следующим основаниям.

Как установлено Арбитражным судом Республики Бурятия, налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества и его обособленных подразделений по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления), в том числе налога на прибыль организаций за период с 01.01.2009 по 31.12.2009.

По результатам проведенной проверки налоговой инспекцией составлен акт от 07.09.2010 № 10 и вынесено решение от 01.11.2010 № 18 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», согласно которому общество, в том числе привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в сумме 1 770 217 рублей, ему предложено уплатить налог на прибыль в сумме 95 049 324 рубля 47 копеек, начислены пени в сумме 3 995 000 рублей 12 копеек, а также предложено внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета по эпизоду о выплате дивидендов в завышенном размере на 762 837 000 рублей.

Общество, полагая, что указанное решение налоговой инспекции не соответствует законодательству о налогах и сборах и нарушает его права и законные интересы, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным в указанной части.

Суды первой и апелляционной инстанций, признавая недействительным решение налоговой инспекции в данной части, исходили из обоснованности и документального подтверждения обществом расходов по налогу на прибыль организаций на уплату лизинговых платежей по договору сублизинга мобильного крана Liebherr LTM 1100-4.2, на сумму начисленной амортизации основных средств в условиях агрессивной среды в связи с применением повышающего коэффициента 2, а также внереализационных расходов на сумму процентов, начисленных по долговым обязательствам по договорам займа № СУЭК-09/143ф от 24.03.2009 и № СУЭК-09/320ф от 02.06.2009.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа считает выводы судов обоснованными.

В соответствии со статьей 246 Налогового Кодекса Российской Федерации общество является плательщиком налога на прибыль.

Согласно статье 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Налогового кодекса Российской Федерации). При этом расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

В соответствии с пунктом 2 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направления деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

Подпунктом 10 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что арендные (лизинговые) платежи за арендуемое (принятое в лизинг) имущество (в том числе земельные участки), а также расходы на приобретение имущества, переданного в лизинг, относится к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

На основании пункта 1 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений настоящей главы, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 - 320 настоящего Кодекса. Расходы признаются в том отчетном (налоговом) периоде, в котором эти расходы возникают исходя из условий сделок.

В подпункте 3 пункта 7 названной статьи установлено, что датой осуществления внереализационных и прочих расходов признается дата расчетов в соответствии с условиями заключенных договоров или дата предъявления налогоплательщику документов, служащих основанием для произведения расчетов, либо последнее число отчетного (налогового) периода, в том числе для расходов в виде арендных (лизинговых) платежей за арендуемое (принятое в лизинг) имущество.

Согласно приказу от 31.12.2008 № 2253 «Учетная политика для целей налогового учета на 2009 год» ОАО «Разрез Тугнуйский» в целях налогообложения определяются доходы и расходы при исчислении налога на прибыль по методу начисления.

Судами установлено, что полученный по договору сублизинга № СУЭК-09/646Ф от 30.10.2009 автокран принят на учет 31.10.2009 в соответствии с условиями указанного договора, что подтверждается первичной учетной документацией, ОАО «СУЭК» в адрес общества выставлены счета-фактуры от 30.11.2009 № 90348333/3000087520 и от 31.12.2009 № 90370586/3000098742 на сумму 7 153 343 рубля 48 копеек, что также соответствует условиям договора, сторонами названного договора подписаны акты от 30.11.2009 № 90348333/3000087520 и 90370586/3000098742, свидетельствующие о выполнении услуги полностью и в срок, оплата услуг произведена заявителем в декабре 2009 года.

Факт получения обществом указанного имущества по договору сублизинга и использование его в производственной деятельности налоговая инспекция не оспаривает.

Довод налоговой инспекции о невозможности включения в состав расходов указанных суммы арендных (лизинговых) платежей в связи с отсутствием регистрации автокрана в государственной инспекции безопасности дорожного движения в спорном периоде, изложенный и в кассационной жалобе, отклонен судами двух инстанций. При этом суды обоснованно исходили из того, что нормы Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» и нормы налогового законодательства не ставят в зависимость факт регистрации транспортного средства в соответствующих органах с уплатой лизинговых платежей и их отнесением к расходам по налогу на прибыль.

Кроме того, договором сублизинга № СУЭК-09/646Ф от 30.10.2009 предусмотрена обязанность сублизингополучателя уплачивать платежи и до даты регистрации имущества в размере и сроки, предусмотренные графиком платежей к договору.

При таких обстоятельствах суды пришли к правильному выводу об отсутствии у налоговой инспекции оснований для исключения из состава расходов по налогу на прибыль лизинговых платежей в 2009 году.

Довод налоговой инспекции о том, что аннулирование в книге покупок выставленных ОАО «СУЭК» счетов-фактур в ноябре - декабре 2009 года не может порождать правовые последствия для включения данных сумм в состав расходов в спорном периоде, отклоняется судом кассационной инстанции, поскольку порядок учета счетов-фактур не имеет правового значения для определения налогового периода, к которому относятся расходы в целях исчисления налога на прибыль организаций в соответствии с положениями главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации.

Обоснованным является и вывод судов о подтверждении обществом правомерности применения специального коэффициента в отношении амортизируемых основных средств, предусмотренного пунктом 1 статьи 259.3 Налогового кодекса Российской Федерации, в связи с нахождением спорных объектов, отнесенных к категории опасных производственных объектов, в контакте с агрессивной технологической средой, и их использованием в условиях повышенной сменности (круглосуточной работы).

Из материалов дела следует, что налогоплательщиком суду представлены документы, подтверждающие наличие у него опасных производственных объектов, прошедших процедуру государственной регистрации и, соответственно, признанных таковыми компетентным государственным органом, и факт нахождения основных средств в 2009 году в контакте со взрыво- и пожароопасной средой и агрессивной технологической средой.

В кассационной жалобе налоговая инспекция подтверждает вывод суда апелляционной инстанции о том, что в ходе проведения проверки она не ставила под сомнение факт эксплуатации спорных основных средств в условиях агрессивной среды. В то же время заявитель кассационной жалобы настаивает на своем выводе, явившемся основанием для исключения из состава расходов сумм излишне начисленной амортизации, о неправомерном применении специального коэффициента в отношении основных средств, изначально изготовленных для эксплуатации в условиях агрессивной среды (низкие (высокие) температуры, влажность, загазованность, горнодобывающая промышленность).

Указанный довод налоговой инспекции отклоняется судом кассационной инстанции, как не основанный на нормах налогового законодательства.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 259.3 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики вправе применять к основной норме амортизации специальный коэффициент, но не выше 2 в отношении амортизируемых основных средств, используемых для работы в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности.

Налогоплательщики, использующие амортизируемые основные средства для работы в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности, вправе использовать специальный коэффициент, указанный в настоящем пункте, только при начислении амортизации в отношении указанных основных средств.

В целях настоящей главы под агрессивной средой понимается совокупность природных и (или) искусственных факторов, влияние которых вызывает повышенный износ (старение) основных средств в процессе их эксплуатации. К работе в агрессивной среде приравнивается также нахождение основных средств в контакте с взрыво-, пожароопасной, токсичной или иной агрессивной технологической средой, которая может послужить причиной (источником) инициирования аварийной ситуации.

При применении нелинейного метода начисления амортизации указанный специальный коэффициент не применяется к основным средствам, относящимся к первой - третьей амортизационным группам.

Таким образом, подпункт 1 пункта 1 статьи 259.3 Налогового кодекса Российской Федерации не содержит иных исключений при применении специального коэффициента в отношении амортизируемых основных средств помимо основных средств первой - третьей амортизационной групп при использовании нелинейного метода. Поэтому изначальная адаптированность основного средства к воздействию агрессивной технологической среды, предусмотренная техническими параметрами, при доказанности факта использования этих основных средств в условиях агрессивной среды и (или) повышенной сменности, не имеет правового значения в целях применения положений указанной нормы.

Несостоятелен и довод налоговой инспекции о недоказанности эксплуатации основных средств (экскаваторов) в условиях повышенной сменности, поскольку, по ее мнению, повышенной сменностью является использование основных средств в трехсменном или круглосуточном режиме.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, суды установили, что в подразделениях общества, где приостановка работы участков, цехов и служб невозможна по производственно-технологическим условиям, в том числе в проверяемом периоде, работы велись в режиме непрерывного производства, применялись графики сменности - в две смены по 12 часов каждая, то есть круглосуточно.

Из положений статей 91, 103 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что две смены равны 16-часовому рабочему дню.

Поэтому суды правильно признали, что работа в круглосуточном режиме относится к работе в условиях повышенной сменности, поскольку выходит за рамки нормальной продолжительности ежедневной работы.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 265 Налогового кодекса Российской Федерации в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные расходы в виде процентов по долговым обязательствам любого вида, в том числе процентов, начисленных по ценным бумагам и иным обязательствам, выпущенным (эмитированным) налогоплательщиком с учетом особенностей, предусмотренных статьей 269 Налогового кодекса Российской Федерации.

Основанием для доначисления налога на прибыль организаций в связи с неправомерным включением в состав расходов затрат на выплату процентов, начисленных по договору займа № СУЭК-09/143Ф от 24.03.2009, послужил вывод налоговой инспекции о том, что полученные по названному договору средства были использованы на финансирование деятельности, не имеющей цели получения дохода.

Признавая недействительным решение налоговой инспекции в указанной части, суды исходили из того, что экономическая обоснованность понесенных налогоплательщиком расходов определяется не фактическим получением доходов в конкретном налоговом (отчетном) периоде, а направленностью этих расходов на получение дохода, то есть обусловленностью экономической деятельности налогоплательщика, которая должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерениях налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской и иной экономической деятельности.

При этом суды учли правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированную в Определении от 04.06.2007 № 320-О-П и в Постановлении от 24.02.2004 № 3-П, согласно которой налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. При этом налогоплательщик самостоятельно определяет целесообразность несения таких расходов.

Исследовав как представленные обществом, так и полученные налоговой инспекцией в ходе проведения проверки доказательства, суды пришли к выводу о документальном подтверждении обществом понесенных расходов и доказанности обоснованности и реальности приобретения доли участия в ООО «Гео-Строй» на полученные по договору займа средства, а впоследствии, акций ЗАО «Гео-Строй», которое имеет на праве собственности долю в размере 55 процентов уставного капитала ООО «Стивидорная компания «Малый порт».

Налоговая инспекция в свою очередь не опровергла утверждение общества о получении им экономического эффекта от размещения привлеченных по договорам займа денежных средств с учетом их инвестирования в высоколиквидный актив с высоким потенциалом роста стоимости и не представила доказательства, подтверждающие ее вывод о направленности действий общества по приобретению за счет заемных средств доли участия в другой организации на получение необоснованной налоговой выгоды, учитывая, что такое использование заемных средств не противоречит гражданскому законодательству.

Довод налоговой инспекции о том, что в проверяемом периоде возврат займа не производился, проценты по договору не выплачивались, не может быть принят судом кассационной инстанции.

Из анализа положений пунктов 1, 8 статьи 272, пункта 4 статьи 328 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что налогоплательщик формирует налогооблагаемую базу конкретного налогового периода с учетом доходов и расходов, относящихся к данному отчетному периоду, а также исходя из того, когда такие расходы и доходы должны у него возникнуть в силу условий договора или иных особенностей, предусмотренных главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом при применении налогоплательщиком метода начисления для учета расходов в целях налогообложения не имеет правового значения факт оплаты таких расходов.

Как было указано выше, в спорном периоде учетная политика общества в целях исчисления налога на прибыль организаций была сформирована по методу начисления.

Судами установлено, что в соответствии с договором займа № СУЭК-09/143Ф от 24.03.2009 за пользование займом на каждую сумму транша начисляются проценты исходя из ставки 19,5 процентов годовых со дня, следующего за датой предоставления суммы транша заемщику согласно п. 3.4 договора до даты возврата полученной суммы займа заимодавцу согласно п. 4.1 договора (31.03.2012). Дополнительным соглашением к нему от 31.12.2009 предусмотрено, что на всю сумму займа с 01.01.2010 до момента фактического возврата займа заимодавцу подлежат начислению проценты из расчета 9,5 процентов годовых, исходя из фактического количества календарных дней в году и фактического количества дней пользования займом.

Установленная договором сумма займа 1 300 000 000 рублей предоставлена ОАО «СУЭК» обществу платежным поручением от 30 марта 2009 года № 743.

За пользование заемными денежными средствами за 2009 год начислены проценты в размере 191 687 671 рубль 23 копейки. Обязательства по договору займа № СУЭК-09/143ф от 24.03.2009 на 1 300 000 000 рублей обществом исполнены, сумма займа возвращена ОАО «СУЭК» полностью досрочно.

При таких обстоятельствах у судов отсутствовали основания для отказа в удовлетворении требований общества по указанному эпизоду.

В отношении вывода налоговой инспекции о неправомерном включении в состав внереализационных расходов процентов по дивидендам в сумме 2 400 000 000 рублей, поскольку они выплачены за счет заемных средств, полученных по договору займа № СУЭК-09/320ф от 02.06.2009, а не чистой прибыли общества, суды исходили из того, то указанный вывод инспекции противоречит обстоятельствам дела и нормам материального права.

Как установлено судами, из бухгалтерских балансов за 2006 - 2009 годы, анализа счета 84 по плану счетов: Основной за 2007, 2008 годы следует наличие у налогоплательщика нераспределенной прибыли прошлых лет и отчетного периода (2008 год) в сумме 2 446 068 000 рублей.

Учитывая положения пунктов 1 и 4 статьи 42 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» об обязанности выплаты дивидендов деньгами, а в случаях, предусмотренных уставом общества, иным имуществом, и установленном сроке выплаты дивидендов, суды признали привлечение обществом заемных средств для этой цели экономически оправданным и не противоречащим действующему законодательству.

Признавая неподтвержденным материалами дела вывод налоговой инспекции о завышении размера выплаченных дивидендов на сумму 762 837 000 рублей, которая, по ее мнению, является суммой добавочного капитала и не может являться дивидендами для целей налогообложения прибыли, суды исходили из того, что указанный вывод налоговой инспекции основан лишь на показаниях главного бухгалтера общества, вступительного баланса ОАО «Разрез Тугнуйский» на 01.07.1998, отчета о прибылях и убытках за 2004 год, однако в нарушение подпункта 12 пункта 3 статьи 100, пункта 8 статьи 101 Налогового кодекса Российской Федерации в акте проверки и в оспариваемом решении отсутствуют ссылки на документы и иные сведения, подтверждающие указанный вывод налоговой инспекции.

Вместе с тем, судами установлено, что согласно вступительному балансу общества на 01.07.1998 сумма добавочного капитала отражена в размере 587 560 000 рублей.

Кроме того, главный бухгалтер Самбурова Г.А. в суде первой инстанции пояснила, что в 2004 году главным бухгалтером не являлась, пояснения налоговой инспекции давала без соответствующих документов.

Учитывая изложенное, суды пришли к правильному выводу о недоказанности налоговой инспекцией обстоятельств, послуживших основанием для вывода о завышении обществом размера выплаченных дивидендов.

Помимо этого, суды правильно указали, что на основании статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации период, предшествовавший 01.01.2007, не мог быть охвачен выездной налоговой проверкой, проведенной в период с 05.05.2010 по 02.08.2010, поэтому размер нераспределенной прибыли, образовавшейся до 01.01.2007, не мог быть установлен налоговой инспекцией в рамках выездной налоговой проверки, по результатам которой принято оспариваемое решение.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты в обжалуемой налоговой инспекцией части основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

постановил:

Решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 23 мая 2011 года по делу № А10-248/2011, дополнительное решение Арбитражного суда Республики Бурятия от 10 июня 2011 года, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 31 января 2012 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

Н. Парская

Судьи:

Т. Брюханова

И. Новогородский