1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Конкурентоспособность - в массы

Сегодня уровень конкурентоспособности является определяющим для характера и качества развития любой страны. Россия в рейтингах по этому показателю находится очень далеко от первых мест. Основная причина такой ситуации в том, что в России мало успешно развивающихся регионов, которые в конечном счете определяют общее благосостояние государства.

Именно эти факторы вызвали разработку проекта «Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России». Его главным инициатором стал Экспертный совет по проблемам инновационной политики и развития человеческого потенциала при Совете Федерации, самое активное участие приняло в этой работе Министерство региональной политики, а также ряд других организаций и ведомств.

Как понимать конкурентоспособность

Сегодня существует большое количество неконкурентоспособных регионов. Причин, почему это происходит, множество. Вот самый элементарный пример: вклад туризма в ВВП в настоящий период составляет 0,4%, тогда как во многих странах — 10. В то же время есть огромные возможности для развития этого сектора, которые не реализованы. Чтобы повысить общий уровень региональной конкурентоспособности, надо во многом переосмыслить само это понятие. Сейчас оно трактуется слишком узко, считает заместитель председателя Экспертного совета по проблемам инновационной политики и развития человеческого потенциала при Совете Федерации, координатор проекта Евгений Смирнов. Это наглядно демонстрирует тот факт, что при подготовке концепции призывы принять участие в этой работе в регионах в 95% случаев попадали в торгово-экономические департаменты администраций субъектов Федерации. Существует прочный стереотип, сводящий представление о конкурентоспособности лишь к экономическому аспекту. А все остальное не столь важно. Да и на федеральном уровне в выступлениях руководителей страны в основном говорится об экономической составляющей конкурентоспособности.

Эту точку зрения нужно менять. В современном мире конкуренция идет не только и даже не столько в сфере экономики, но и в сфере идей, технологий, стратегий. Поэтому можно говорить о многомерности конкурентоспособного пространства. А для этого надо задействовать культурно-исторический и общественно-политический потенциал, тогда у нас появится шанс сделать дотационные территории самодостаточными.

Разруха начинается и кончается с головы

В привычном представлении конкурентоспособность вырастает из конкуренции экономических субъектов. Однако авторы проекта смотрят на этот вопрос немного под другим углом. Регионы должны конкурировать между собой не по экономическим показателям, а по линии организации власти. Конкурентоспособный регион — в первую очередь тот, который эффективно управляется.

Разрабатывая пилотный проект, нужно для каждого региона, который будет в нем участвовать, найти уникальные ресурсы развития, которые могли бы увеличить его конкурентоспособность. Причем в разных частях страны это понятие может сильно отличаться. Так, для кавказских республик это в первую очередь вопросы безопасности. Только обеспечив ее, можно реально ставить следующие цели. Но существующая сегодня структура власти плохо приспособлена к решению подобных задач. Она должна строиться по сетевому принципу, включать в себя все заинтересованные стороны процесса. Необходимо в регионах сформировать новую элиту. Иначе еще долго придется для контроля за расходованием средств, выделяемых на осуществление национальных проектов, подключать прокуратуру.

Если в головах властной элиты не внедрится идея повышения конкурентоспособности, то ничего не получится, уверен Максим Перов, заместитель директора Департамента социально-экономического развития и территориального планирования Министерства регионального развития РФ. На коллегии министерства были заслушаны доклады по 30 регионам о том, как они видят свое развитие. Большинство руководителей территорий понимают необходимость таких мер, но ждут толчок из центра. Однако есть регионы, в которых приступили к работе по созданию стратегии по собственной инициативе. Например, в Тюмени такой документ отлично проработан.

Новый взгляд на регион

Не менее важный вопрос, который рассматривается в концепции: что такое регион с точки зрения органичного экономического развития? Мы понимаем его как субъект Федерации, что неверно, отмечает руководитель Комиссии по региональной политике и местному самоуправлению Общественной палаты РФ Вячеслав Глазычев. Успешное экономическое развитие возможно только в группах регионов. Поэтому сегодня конкурентоспособность выливается в соревнование за лидерство в большой территориальной системе. А лидеров по определению много быть не может. Это особенно важно на данном этапе, так как Минэкономразвития не обладает осмысленным представлением о географии страны. Там рассматривают субъекты Федерации как отдельные строчки в таблице без органичной связи друг с другом. Это типично бюрократическо-формальное видение ситуации. Созидательный диалог возможен только тогда, когда, с одной стороны, его ведет региональная элита, а с другой — федеральный центр, но при условии более широкого понимания им всех кластерных взаимосвязей.

Сюда необходимо подключить и широкую общественность. Сегодня в главных региональных и университетских центрах сосредоточен огромный интеллектуальный потенциал. Но это сообщество действует разрозненно, эксперты встречаются между собой редко и почти исключительно для решения каких-либо узких вопросов в том или ином федеральном ведомстве. Нужно объединить эти усилия.

Там, где это происходит, начинается движение. А где все подминает под себя власть, ситуация противоположная. В качестве примера можно привести Псковскую область. Здесь была разработана грамотная программа развития с привлечением большого числа экспертов. Но ее отложили, написав вместо этого концепцию развития с планом мероприятий, — так, как у нас привыкли.

Другой яркий пример — история с проектом Водного кодекса. Его принятие пришлось отложить. Общие, принципиально неделимые бассейны рек порезали в соответствии с административными границами. Получается, что в целом бассейн оказывается неуправляемым.

С позицией В. Глазычева солидарна представитель Тульской администрации Татьяна Карпенко. Она также полагает, что нынешний подход к регионам надо существенно корректировать. Иначе им будет трудно добиться поставленной в проекте цели — повышения конкурентоспособности.

Сегодня Минфин определяет размер трансфертов по показателю размера валового регионального продукта (ВРП). Но при этом не берется в расчет зависимость между ростом ВРП и увеличением налоговых поступлений в местные бюджеты. И величина трансферта падает. В то же время в стране действует большое число вертикально интегрированных компаний, которые основные финансовые потоки сосредоточивают там, где находится их головной офис. Там же и уплачивается основная часть налогов. В итоге разворачивается борьба за верхушку этих айсбергов. Это ведет к тому, что добавленная стоимость производится в одном месте, а сливки с нее снимаются в другом.

По словам Т. Карпенко, для Тульской области задачей в сфере повышения конкурентоспособности является прекращение борьбы за увеличение федеральных трансфертов и переход к созданию собственной экономики. В советский период 70% региональной экономики составлял оборонный заказ, сейчас — 16. Причем 38 предприятий находятся под мобилизационным обременением, то есть их никак нельзя преобразовывать.

Столица и тут впереди

Пожалуй, дальше всех на пути превращения своего региона в конкурентоспособный продвинулась Москва. В городе с 1998 г. действует программа научно-исследовательских и конструкторских работ, впервые в стране разработан документ под названием «Промышленная политика». И сейчас идет работа над крупнейшей программой, которая будет принята в конце 2006 г., по инвестиционному развитию. Она объединит науку и промышленность и предполагает использовать как бюджетные, так и частные инвестиции. На 2006 г. расходная часть городского бюджета равна 536 млрд руб., и примерно столько же средств намечено привлечь в экономику из частных источников.

Сегодня Москва выступает в качестве консолидирующего фактора межтерриториального развития. Так, действует программа поддержки научных учреждений вне ее пределов.

Важнейшим элементом развития является выделение приоритетов. По словам Андрея Ушакова, заместителя руководителя столичного Департамента науки и промышленной политики, они определены. Это пять промышленных и четыре социально значимых: здравоохранение, транспорт, энергетика и связь, строительство и производство стройматериалов, разработка новых технологий и нового оборудования.

К социально значимым в столице относятся программы, связанные с экологией, с безопасностью населения, адресная поддержка науки, градостроительство и архитектура. Исходя из этих задач сформированы городские целевые программы. А для их реализации при Департаменте создается мощный экспертный совет, состоящий из 300 представителей науки и практики.

Есть определенные достижения и по межрегиональному сотрудничеству. Москва совместно с администрацией Читинской области построила медеплавильный завод, что позволяет этому восточному региону выйти из разряда дотационных субъектов Федерации.

Какая судьба ждет проект «Конкурентоспособный регион как точка роста конкурентоспособности России»? По словам М. Перова, документ будет рассмотрен сначала на межведомственной комиссии при Минрегионразвития, а затем — в Правительстве, которое вынесет свой вердикт. В случае положительного решения будет дан зеленый свет для финансирования мероприятий, которые в нем заложены. Этот цикл может занять год-полтора.

Ситуация в российской экономике складывается под влиянием ряда факторов:

  1. Медленное выбытие устаревших технологий, что определяет низкую отдачу единицы используемых ресурсов.
  2. Сохранение патернализма в отношении рынка рабочей силы; формально высокая занятость за счет низких затрат.
  3. Заниженная оценка реальной потребности за счет низкого показателя амортизации.
  4. Низкая бюджетная обеспеченность многих регионов превращает их в сферу высоких институциональных рисков, создавая основу для регулярного и неформального вмешательства местной власти в дела компаний с целью повлиять на их решение.
  5. Низкая «договороспособность» государства, часто меняющего свои планы и на практике делающего вещи, противоречащие публичным заявлениям своих лидеров.
  6. Стратегия управления экономикой до последнего времени не осознавалась властью как ее важнейшая задача.
Сумма:
%