1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 961

Ложь против страхового случая

Недействительность сведений, указанных при ответе на любой вопрос в утвержденном бланке заявления на страхование, является основанием для признания договора страхования недействительным. К такому выводу пришел ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 01.10.2009 по делу № А05-249/2009.

У общества с ограниченной ответственностью сгорело застрахованное кафе. Общество известило страховщика о наступлении страхового случая, по факту поджога возбудили уголовное дело. Казалось бы, нет препятствий для получения страховой выплаты. Но страховщик отказал в выплате.

Общество решило взыскать ее через суд. Однако страховщик заявил встречный иск — о признании договора
страхования недействительным на основании ст. 179 и 944 Гражданского кодекса РФ, ссылаясь на то, что при заключении договора страхования страхователь сообщил ему заведомо ложные сведения. Суд поддержал страховщика.

В статье 943 ГК РФ сказано, что условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком (правилах страхования).

В правилах страхования страховщика было указано, что договор может заключаться на основании заявления страхователя, в котором последний обязан сообщить сведения об обстоятельствах, оговоренных страховщиком, и обеспечить возможность оценить степень риска. Кроме того, в правилах значилось, что, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил заведомо ложные сведения при заключении договора страхования, страховщик вправе потребовать признание договора страхования недействительным и применение последствий, предусмотренных в п. 2 ст. 179 ГК РФ.

В пунктах 1 и 3 ст. 944 Гражданского кодекса РФ установлено, что при заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику. Безусловно, существенными признаются обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе.

Отвечая на вопросы в заявлении на страхование имущества, общество и обмануло страховщика. На вопрос о месте вывода сигнала о пожаре страхователь ответил, что сигнализация выведена на охрану. Между тем установленная на объекте пожарная сигнализация была автономной, на пульт охраны не выводилась.

При ответе на вопрос о наличии убытков в предшествующий период общество указало на убытки в размере 6000 руб. от боя стекол. Как выяснилось, в помещении сгоревшего кафе уже возникал пожар в результате поджога (в предварительно разбитое кирпичом окно были заброшены бутылки с легковоспламеняющейся жидкостью).

Суд расценил все это как намеренное сокрытие фактов от страховщика: с момента утаенного пожара прошло не так много времени, обществу пришлось устранять повреждения в сгоревшем помещении, поэтому страхователь не мог не осознавать значимость данного факта для страховщика.

Решив, что такие сведения имеют значение для определения рисков при заключении договора страхования от огня, суд признал спорный договор недействительным.

Общество ссылалось на мелочность вопросов, а также на п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 № 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования». В нем отмечено, что при недостаточности сообщенных страхователем существенных обстоятельств либо сомнений в их достоверности страховщик может сделать письменный запрос в адрес страхователя для их конкретизации. Страховщик, по заверению общества, не направлял ему такой запрос, а следовательно, сам не воспользовался своим правом проверить состояние страхуемого имущества и достаточность представленных страхователем сведений.

Суд отверг эти доводы. По мнению арбитров, в п. 2 ст. 944 ГК РФ право страховщика на оспаривание договора страхования не поставлено в зависимость от того, проверил он сведения, указанные страхователем в заявлении, или нет. Это право, а не обязанность страховщика.

В пункте 3 ст. 10 ГК РФ сказано, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Таким образом, в рассматриваемой ситуации при заключении договора страховщик обоснованно полагался на добросовестность страхователя.

Кроме того, основания для признания договора страхования недействительным отсутствуют, если при заключении договора страхования страхователь умолчал об известных ему обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени риска, которые не были и не должны были быть известны страховщику и не были оговорены страховщиком в стандартной форме договора страхования или в его письменном запросе, а также если страхователь не сообщил страховщику заведомо ложные сведения о застрахованном имуществе. Об этом говорится в п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 № 75.

Общество сообщило страховщику заведомо ложные сведения о застрахованном имуществе, отвечая на вопросы, содержащиеся в стандартном бланке заявления. Поэтому в силу п. 2 ст. 944 ГК РФ страховщик обоснованно потребовал признания недействительным договора страхования как сделки, совершенной под влиянием обмана.