1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1013

Третейская оговорка должна исполняться, даже если судьей избран адвокат

Решение третейского суда подлежит принудительному исполнению, если ответчик уклоняется от его добровольного исполнения, при соблюдении процедуры принятия решения (постановление Президиума ВАС РФ от 31.03.2009 № 1742/08).

Организация обратилась в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа в отношении общества, которое в добровольном порядке не исполнило решение третейского суда в срок, хотя обязано было это сделать в силу п. 1 ст. 45 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее – Закон).

Согласно Закону неисполнение в установленный срок решения третейского суда в добровольном порядке влечет его принудительное исполнение. Но общество с этим не согласилось, указав, что оно было лишено возможности участвовать в избрании судей третейского суда, рассматривающего спор, поскольку своевременно не было уведомлено о начале формирования его состава. Необходимую информацию организация направила в адрес общества, указанный в договоре. Но информация до адресата не дошла, так как по указанному адресу он отсутствовал.

Кроме того, по мнению общества, при формировании состава суда были нарушены нормы ст. 8 Закона, устанавливающие императивные требования к кандидатуре третейского судьи: им не может быть физическое лицо, которое в соответствии с должностным статусом, определенным федеральным законом, не может быть избрано судьей. В частности, в состав суда в качестве одного из судей был включен адвокат.

Общество полагало, что физическое лицо, наделенное статусом адвоката, не может быть избрано третейским судьей, поскольку из положений п. 1 ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» следует, что адвокат вправе заниматься помимо адвокатской деятельности только научной, преподавательской и иной творческой деятельностью. Рассмотрение споров, в том числе и в качестве третейского судьи, к деятельности, разрешенной законом для адвокатов, не относится.

Перечисленные выше факты, по мнению общества, должны служить основанием для отказа в выдаче заявителю исполнительного листа (ч. 2 ст. 239 АПК РФ).

Принимая постановление от 31.03.2009 № 17412/08 по данному делу, Президиум ВАС РФ указал на следующее.

Отражая в договоре, содержащем третейское соглашение, адрес своего местонахождения для доставки корреспонденции, общество должно было исходить из принципов разумности. Оно обязано было осознавать, что все риски, связанные с его отсутствием по этому адресу, и неполучение корреспонденции ложатся на него. В противном случае такое поведение может рассматриваться как уклонение от участия в третейском разбирательстве.

Что касается включения адвоката в состав третейского суда, Закон об адвокатуре не содержит прямого запрета на осуществление адвокатом функций третейского судьи. И российская, и мировая практика идет по пути включения адвокатов в составы третейских судей. Иное толкование норм закона приведет к дискриминации юристов, имеющих статус адвоката, по сравнению с юристами, не имеющими его.

Президиум ВАС РФ подчеркнул, что приведенные обществом аргументы не доказывают нарушение организацией законодательства о третейских судах, а значит, решение третейского суда общество должно исполнить неукоснительно.