1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1382

Синдром экономики дефицита

Для перевода российской экономики на инновационные рельсы развития жизненно важны организационные инновации, предполагающие создание эффективной структуры компаний.  
Их необходимость нарастает в условиях экономического кризиса. Многим предприятиям придется по-новому взглянуть на структуру своего бизнеса, избавиться от неэффективных подразделений, выстроить взаимовыгодные отношения с поставщиками.

Большая часть наших промышленных предприятий создавалась еще до 1991 г. Для них характерен замкнутый производственный цикл, своего рода натуральное хозяйство с множеством подсобных производств.

В плановой экономике с неизбежным дефицитом комплектующих господствовал лозунг: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». И строили машиностроительные предприятия свои литейные и кузнечные цеха, участки гальванопластики, а иногда и собственные свинофермы. Словом, все свое – от гаек до кузнечных изделий.

С этим грузом малоэффективных, не заинтересованных в повышении качества своей работы подсобных производств многие фабрики и заводы не могут расстаться и в условиях рыночной экономики. Зачастую просто в силу привычки, ведь разруха, перефразируя слова булгаковского профессора Преображенского, находится не в цехах, а в головах.

В Западной Европе и США процесс вывода сопутствующих производств за пределы основных промышленных компаний и создание на их базе самостоятельных фирм-поставщиков завершился еще в 80-х гг. прошлого века. Для большей же части отечественных предприятий проведение необходимой реструктуризации – насущный вопрос сегодняшнего дня.

Государство вполне может им помочь, включив незаслуженно забытые организационные инновации в линейку инструментов экономической политики, направленных на снижение затрат предприятий при внедрении нововведений. А таких расходов немало.

Вначале компаниям, решившимся на серьезные организационные инновации, приходится привлекать высококвалифицированных (и не менее высокооплачиваемых) независимых экспертов из консалтинговых фирм, которые сделают содержательный анализ, а затем сформируют концепцию реструктуризации. После этого предстоит сформировать команду менеджеров, способных реализовать план нововведений (прежние руководители сами себя реформировать вряд ли сумеют).

В общем, прежде чем получить пользу от организационных инноваций, приходится предварительно вкладывать немалые средства, так же как и в случае с продуктовыми и технологическими нововведениями. И здесь держава может поддержать промышленные предприятия сразу по нескольким направлениям.

Во-первых, распространить 10%-ную инвестиционную льготу, получаемую компаниями в случае покупки нового оборудования, на затраты, связанные с реструктуризацией бизнеса.

Во-вторых, включить организационные инновации в перечень оснований, необходимых для субсидирования государством процентов по целевым кредитам или предоставления гарантий промышленным предприятиям.

В-третьих, оказать компаниям информационную поддержку, обеспечив их подробными сведениями о позитивном опыте в проведении организационных инноваций, например, на КамАЗе, Ирбитском мотоциклетном заводе и др.

Наконец, государство должно перейти от слов к делу в формировании благоприятной институциональной среды при создании новых фирм. Промышленные предприятия смогут «обрасти» новыми поставщиками, только если перед ними снимут бюрократические барьеры.

Синдром экономики дефицита вполне поддается лечению, только лечить его, учитывая запущенную долголетнюю форму заболевания, надо совместными усилиями частной и государственной медицины.