1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 165

То, что арендатор покинул помещение, еще не значит, что он не должен больше платить арендную плату

Обязанность вносить арендную плату прекращается с момента возврата имущества арендодателю. При аренде недвижимости такой возврат оформляется двусторонним актом. При этом сама обязанность арендатора вернуть имущество возникает при прекращении арендных отношений. При досрочном освобождении помещения без уедомления арендодателя обязанность вносить арендную плату не прекращается.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 05.04.2018 № 305-ЭС17-19895 по делу № А40-56967/2017

Истец

ООО «Рамзес Строй»

Ответчик

Индивидуальный предприниматель Л.

Суть дела

Истец (арендодатель) и ответчик (арендатор) заключили договор аренды, по условиям которого арендодатель предоставил арендатору во временное владение и пользование нежилое помещение. Факт передачи нежилого помещения ответчику подтвержден актом приема-передачи от 01.06.2015. Согласно договору и протоколу соглашения о договорной цене ответчик был обязан вносить арендную плату ежемесячно до третьего числа расчетного месяца. Такая плата состояла из переменной и постоянной частей в размере 442 у.е. и 800 руб. в месяц соответственно. На случай ненадлежащего исполнения арендатором обязанности по внесению арендной платы договор аренды предусматривал пени в размере 1% от суммы причитающегося платежа за каждый день просрочки.

Срок аренды был установлен сторонами с 01.06.2015 по 01.10.2015. По истечении срока договора ответчик не стал освобождать помещение, а продолжил его использовать. Истец не стал возражать. А в октябре 2016 г. ответчик покинул помещение и перестал выплачивать истцу арендную плату. При этом каких-либо уведомлений ответчик истцу не направлял.

Ввиду неисполнения ответчиком обязанности по внесению арендной платы за октябрь 2016 г. в установленный договором аренды срок истец направил в адрес ответчика претензию, после чего обратился в суд с требованием о взыскании с ответчика задолженности по арендной плате за октябрь 2016 г. Данные требования были удовлетворены решением арбитражного суда от 17.02.2017.

Спустя месяц истец обратился к ответчику с еще одним иском — о взыскании с ответчика пеней за период с 18.10.2016 по 27.03.2017 в размере 29 392 руб. за просрочку внесения постоянной части арендной платы и 1280 руб. за просрочку внесения переменной части арендной платы.

Позиция судов

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении иска о взыскании с ответчика пеней. Они исходили из того, что в спорный период (с октября 2016 г.) арендуемые помещения уже выбыли из владения ответчика.

Суды заключили, что правовые основания для взыскания штрафных санкций за данный период отсутствовали. Действия истца по начислению неустойки за просрочку внесения арендной платы противоречат принципу добросовестности (ст. 1 ГК РФ).

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение, руководствуясь следующей логикой.

После истечения срока договора аренды арендатор продолжал пользоваться имуществом в отсутствие возражений со стороны арендодателя. В связи с этим договор аренды был возобновлен на тех же условиях на неопределенный срок (ст. 610, п. 2 ст. 610 ГК РФ). В такой ситуации каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за три месяца. Законом или договором может быть установлен иной срок для предупреждения о прекращении договора аренды, заключенного на неопределенный срок (п. 2 ст. 610 ГК РФ).

По смыслу положений ст. 611, 622 ГК РФ обязанность по внесению арендной платы прекращается с момента возврата предмета аренды арендодателю, причем при аренде недвижимого имущества такой возврат оформляется составлением двустороннего акта (ст. 655 ГК РФ). Досрочное освобождение арендуемого помещения не является основанием для прекращения обязательства арендатора по внесению арендной платы (ст. 614, 622 ГК РФ, п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой», далее — письмо № 66).

Арендодатель лишается права требовать с арендатора арендную плату за период просрочки возврата имущества в связи с прекращением договора в случае, если арендодатель сам уклонялся от приемки арендованного имущества (п. 37 письма № 66).

Сама обязанность арендатора возвратить имущество арендодателю возникает при прекращении арендных отношений по основаниям, предусмотренным законодательством и договором аренды, в том числе в результате расторжения договора по соглашению сторон или в случаях одностороннего отказа от договора (ст. 450.1, 610, 619, 620 ГК РФ). При этом в п. 2 ст. 610 ГК РФ в отношении договоров аренды недвижимости, заключенных на неопределенный срок, предусмотрено право каждой из сторон в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за три месяца, если иной срок не установлен законом.

Договором сторон было предусмотрено, что арендатор обязан письменно уведомить арендодателя не позднее чем за три месяца о предстоящем освобождении помещения как в связи с окончанием срока действия договора, так и при его досрочном расторжении. Из представленных в материалы дела доказательств не следует и судами не были установлены факты прекращения возобновленного на неопределенный срок договора аренды и возврата нежилого помещения ответчиком истцу до наступления спорного периода (октябрь 2016 г.).

Кроме того, судам, по мнению ВС РФ, следовало учесть довод истца о том, что обстоятельства пользования ответчиком нежилым помещением в октябре 2016 г. были установлены вступившими в законную силу судебными актами по делу о взыскании с ответчика арендной платы за октябрь 2016 г. Указанные судебные акты в части установления нарушения ответчиком обязанности по внесению арендной платы по договору аренды за октябрь 2016 г. имеют преюдициальное значение для настоящего дела, поскольку факт просрочки исполнения обязательства по внесению арендной платы является основанием для предъявления истцом требования об уплате ответчиком договорной неустойки за весь период просрочки (ст. 330 ГК РФ).

Исходя из данных обстоятельств, ВС РФ заключил, что выводы судов о выбытии нежилого помещения из владения ответчика и об отсутствии в связи с этим оснований для взыскания неустойки за просрочку внесения арендных платежей за октябрь 2016 г. сделаны при неполном исследовании всех обстоятельств дела и представленных в материалы дела доказательств, противоречат преюдициально установленным фактам. Судами также не разрешен вопрос о возможности снижения неустойки (ст. 333 ГК РФ).