1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 95

Гражданин-банкрот, скрывший информацию об источниках своих доходов, не может быть освобожден от исполнения обязательств перед кредиторами

К гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие, помимо прочего, честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом. Несоответствие должника этим требованиям не позволит ему освободиться от долгов через процедуру личного банкротства.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 07.12.2017 № 310-ЭС17-14013 по делу № А48-7405/2015

Истец

Гражданин Зиборов Ю.Н.

Ответчик

ФНС России, ПАО «Банк развития и модернизации промышленности» и АО «Коммерческий банк «Ланта-Банк»

Суть дела

Гражданина Зиборова Ю.Н. признали несостоятельным (банкротом). В отношении него была введена процедура реализации имущества гражданина сроком на пять месяцев, а также утвержден финансовый управляющий.

В октябре 2016 г. финансовый управляющий представил суду отчет о своей деятельности, а также анализ финансового состояния должника. Управляющий пришел к выводу, что имущества должника недостаточно для погашения обязательств. Его доходы едва покрывают расходы и приближены по своему размеру к прожиточному минимуму в регионе. Погашение кредиторской задолженности за счет получаемых доходов невозможно. При этом в реестр требований кредиторов были включены требования кредиторов третьей очереди на сумму около 77 млн руб.

Финансовый управляющий представил суду отчет о результатах проведения процедуры реализации имущества и просил суд не применять в отношении банкрота правила об освобождении от исполнения обязательств. Об этом же ходатайствовали и кредиторы.

Позиция судов

Арбитражный суд Орловской области завершил процедуру реализации имущества должника и отказал в применении к должнику правил об освобождении от исполнения обязательства. Апелляция согласилась с этим решением.

Суды двух инстанций исходили из того, что должник действовал недобросовестно в ходе процедуры банкротства: он скрыл, что являлся руководителем в двух хозяйственных обществах и получал там заработную плату. Кроме того, приговором суда должник был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК РФ. Данным приговором установлено, что он скрыл сумму полученного в 2002—2003 гг. дохода, указав в декларациях заведомо ложные сведения, что привело к занижению подлежащих уплате в бюджет сумм налога. Приговор вступил в законную силу в апреле 2009 г. На этом основании суды пришли к выводу, что при исполнении публичных обязательств по уплате налогов, требования по которым предъявлены в деле о банкротстве, должник действовал незаконно, а именно уклонялся от уплаты налогов.

Арбитражный суд округа отменил данные акты. По его мнению, само по себе непредставление должником сведений о работе и заработной плате в рассматриваемом случае существенно не повлияло на формирование конкурсной массы и возможность удовлетворения требований кредиторов. Размер полученной должником заработной платы в указанных организациях был значительно меньше общего размера задолженности перед кредиторами.

Кассация также указала на то, что для правильного разрешения спора судам следовало проверить, не истек ли срок принудительного взыскания задолженности перед бюджетом, а также оценить доводы одного из кредиторов (Ланта-Банка) о совершении должником при получении кредита умышленных действий, направленных на введение кредитной организации в заблуждение относительно действительной цели получения заемных средств, и о представлении им фиктивных документов.

Позиция Верховного Суда

ВС РФ отменил постановление, вынесенное судом округа, оставив в силе судебные акты первой и апелляционной инстанций. При этом ВС РФ руководствовался следующей логикой.

По общему правилу обычным способом прекращения гражданско-правовых обязательств и публичных обязанностей является их надлежащее исполнение (п. 1 ст. 408 ГК РФ, ст. 45 НК РФ). Институт банкротства граждан предусматривает иной, экстраординарный, механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов — списание долгов. При этом целью института потребительского банкротства является социальная реабилитации гражданина — предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам. В таком случае в определенной степени ущемляются права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им. Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие, помимо прочего, честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

Пунктом 4 ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства. К числу таких признаков абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве относит непредоставление гражданином необходимых сведений (предоставление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве.

В процедурах банкротства на гражданина-должника возлагаются обязательства по предоставлению информации о его финансовом положении, в том числе сведений об источниках доходов (п. 3 ст. 213.4, п. 6 ст. 213.5 Закона о банкротстве). Неисполнение данной обязанности не позволяет оказать гражданину действенную и эффективную помощь в выходе из кризисной ситуации через процедуру реструктуризации долгов, создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования. Подобное поведение неприемлемо для целей получения привилегий посредством банкротства.

Суд вправе отказать в применении положений абз. 3 п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве лишь в том случае, если нарушение, заключающееся в нераскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо было совершено вследствие добросовестного заблуждения должника. Бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на самом должнике (ст. 65 АПК РФ).

В рассматриваемом случае должник наличие соответствующих обстоятельств не подтвердил. Его поведение не было обусловлено ошибкой. Он умышленно скрыл информацию о замещении им должностей руководителей в двух коммерческих организациях. Более того, ведение документации предприятий, о работе в которых должник сознательно умолчал, находилось в сфере его контроля как руководителя. Поэтому само по себе то, что отраженная им сумма дохода от исполнения полномочий единоличных исполнительных органов была существенно ниже совокупного размера требований кредиторов, не характеризует правонарушение как малозначительное.