1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 22

КС РФ напомнил об ответственности первых лиц организаций

Конституционный Суд РФ 8 декабря 2017 года провозгласил Постановление по делу о проверке конституционности ряда положений Гражданского кодекса РФ, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса РФ, статьи 199.2 Уголовного кодекса РФ, а также части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

История вопроса

Слушание дела состоялось 7 ноября 2017 года. Поводом к его рассмотрению послужили жалобы граждан Г. Ахмадеевой, А. Сергеева и С. Лысяка.

По решению судов с пенсионеров: бывшего бухгалтера Г. Ахмадеевой и экс-директора муниципального предприятия С. Лысяка по искам налоговых органов был взыскан ущерб, причиненный ими при совершении преступлений (уклонение от уплаты налогов и сокрытие денежных средств либо имущества организации) в размере 2,7 и 8,2 млн руб. соответственно. В отношении Г. Ахмадеевой уголовное дело было прекращено по амнистии. В отношении С. Лысяка дело сначала тоже было прекращено в связи с амнистией, а затем вновь возобновлено. С бывшего гендиректора ликеро-водочного завода А. Сергеева, признанного приговором суда виновным в уклонении руководимой им организации от уплаты налогов, суд взыскал в качестве возмещения ущерба недоплаченные заводом налоговые платежи в размере 142,5 млн руб.

Позиция заявителей

Заявители полагают, что оспариваемые ими нормы позволяют суду по искам налоговых органов взыскивать с физических лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, должностными лицами которых они являлись. В силу же неопределенности содержащегося в законодательстве понятия «вред» оспариваемые нормы позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом.

Позиция КС РФ

Конституционный Суд РФ признал оспоренные нормы не противоречащими Конституции РФ и указал, что, являясь юридическим лицом, организация участвует в противоправном деянии в налоговой сфере опосредованно – через физических лиц, обычно руководителя и бухгалтера. Действуя в собственных интересах, а также в интересах своей организации, они совершают правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность. При этом субъекты налоговых преступлений, чьи противоправные действия привели к непоступлению налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб.

Оспариваемые нормы предполагают возможность взыскания с физических лиц по искам прокуроров и налоговых органов вреда, причиненного налоговыми преступлениями, в размере не поступивших в соответствующий бюджет от организации-налогоплательщика налоговых недоимок и пени. При этом с указанных физических лиц нельзя взыскивать штрафы, наложенные на организацию-налогоплательщика.

Что касается соотношения уголовной и имущественной ответственности, то, по мнению КС РФ, факт прекращения по нереабилитирующим обстоятельствам уголовного дела в отношении этих лиц, так же как и обвинительный приговор за совершение налоговых преступлений, не может расцениваться судом как безусловно подтверждающий их виновность в причинении имущественного вреда.

Суд отметил, что исключено взыскание причиненного недоимками вреда с физических лиц, обвиняемых в совершении налогового преступления, до внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности организации-налогоплательщика либо до того, как судом будет установлено, что данная организация является фактически недействующей и взыскание с нее долгов невозможно, кроме случаев, когда судом установлено, что юридическое лицо служит лишь «прикрытием» для действий контролирующего его физического лица.

По мнению КС РФ, при определении ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства.