1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1501

Заверения об обстоятельствах

Одной из ключевых новелл в российском гражданском законодательстве стала норма, касающаяся заверений об обстоятельствах (ст. 431.2 ГК РФ). Полагаясь на достоверность заверений, участники гражданского оборота заключают договоры, однако в процессе их исполнения может выясниться, что они оказались ложными. Как себя защитить в такой ситуации?

Обещаешь?

Заверения об обстоятельствах могут даваться одной стороной другой при заключении договора, до или после такого момента. Они касаются обстоятельств, имеющих значение для заключения, исполнения или прекращения договора. В частности, заверения могут относиться к предмету договора, полномочиям на его заключение, затрагивать вопросы наличия необходимых лицензий и разрешений, финансового состояния сторон, обстоятельства, относящиеся к третьему лицу (например, заверения относительно платежеспособности и деловой репутации компании, акции или доли в уставном капитале которой продаются).

Заверения со стороны участника сделки могут выражаться в сообщении недостоверных сведений, на которые полагается его контрагент, в умолчании об определенных фактах и сокрытии информации, наличие которой у него могло бы послужить причиной отказа от заключения договора. Для применения правил ст. 431.2 ГК РФ необходимо, чтобы сторона, сообщающая недостоверные заверения, исходила из того, что ее контрагент будет полагаться на них, либо у нее имелись разумные основания исходить из такого предположения.

К примеру, при заключении лицензионного договора или договора об отчуждении исключительных прав на художественное произведение автор сообщает издательству информацию о себе и своей книге, дает заверения в том, что именно он является правообладателем и права третьих лиц не нарушены. В такой ситуации, даже если соответствующие заверения прямо не предусмотрены названными договорами, разумно предполагать, что издательство полагается на них, заключая с автором договор на согласованных между ними условиях. Поэтому при нарушении своих прав издательство вправе привлечь недобросовестного автора к ответственности.

Заверения об обстоятельствах должны быть оформлены в письменном виде, при этом закон не устанавливает каких-либо определенных требований к форме их фиксации. Соответственно, заверения могут быть либо включены в текст договора или иного соглашения, мирового соглашения, заключаемого в процессе судебного разбирательства, вынесены в отдельный документ или закреплены в любом ином виде. Никаких ограничений и запретов на этот счет в законе нет, поэтому участники гражданского оборота обладают полной свободой усмотрения (Определение Промышленного районного суда Ставрополя от 16.02.2016 по делу № 2-381/2016).

Заверения об обстоятельствах могут быть конкретными применительно к определенным фактам, могут быть сформулированы абстрактно в самом общем виде. Например, при заключении сделки купли-продажи следует оговорить предоставляемые продавцом гарантии, в частности, о том, что продаваемое имущество свободно от любых прав и притязаний со стороны любых третьих лиц. Оно не должно быть продано, обменено или передано в залог, завещано, подарено или обещано в дар, передано в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных товариществ или обществ.

Несоответствие данной гарантии реальному положению дел (например, прохождение по территории продаваемого земельного участка линий электропередач, о которых прекрасно был осведомлен продавец, но скрыл это обстоятельство от покупателя) дает последнему для защиты своих прав возможность задействовать предоставленный ему законом правовой инструментарий. Он может отказаться от договора и потребовать полного возмещения убытков или неустойки (Апелляционное определение Нижегородского облсуда от 31.01.2017 по делу № 33-16971/2016).

Про налоги

Заверения об определенных обстоятельствах часто даются для того, чтобы получить выгодный заказ на поставку товарной продукции, выполнение работ или оказание услуг, когда поставщик (исполнитель) заверяет своего клиента в том, что он обладает высокой квалификацией и опытом для исполнения обязательства, положительной репутацией, необходимыми связями и ресурсами. В случае несоответствия данных гарантий действительности придется отвечать перед заказчиком за введение его в заблуждение. Такой правовой режим касается заверений о любых без исключения обстоятельствах, в том числе относительно добросовестности хозяйствующих субъектов сфере налоговых правоотношений.

Так, в одном деле по условиям договора поставки поставщик дал покупателю ряд заверений относительно своей правоспособности как юридического лица, отсутствия запретов на заключение и исполнение контракта, о наличии полномочий у представителя. Особое место среди них занимали гарантии, касающиеся налоговых обязанностей поставщика. В частности, договором поставки было предусмотрено, что поставщик вовремя сдавал всю налоговую отчетность, которая являлась достоверной, в полном объеме уплачивал налоги и сборы в бюджет, например отразил в своей отчетности и заплатил в бюджет сумму НДС, уплаченную ему покупателем в составе цены товара по договору поставки.

Стороны в тексте своего договора предусмотрели условие о том, что поставщик обязуется возместить покупателю в том числе убытки, понесенные им вследствие нарушения продавцом указанных в договоре гарантий и заверений и/или допущенных продавцом нарушений (в том числе налогового законодательства РФ), отраженных в решениях налоговых органов. Убытки по условиям договора поставки подлежали возмещению в размере сумм, уплаченных покупателем в бюджет на основании решений (требований) налоговых органов о доначислении НДС, пеней и штрафа, в том числе из-за отказа в применении налоговых вычетов.

Аналогичный порядок также действовал при возмещении покупателем третьим лицам, прямо или косвенно приобретшим у него товар, которых также постигли негативные налоговые последствия из-за искажения поставщиком налоговой отчетности и неуплаты НДС в бюджет. В дальнейшем налоговый орган предъявил претензии к покупателю относительно размера налоговой задолженности, и свои убытки в сумме более 12 000 000 руб. покупатель выставил поставщику.

Оценивая обоснованность его исковых требований, суд исходил из следующего. Действующее законодательство РФ не исключает возможности квалификации в качестве убытков сумм налогов и сборов, уплаченных одним лицом по вине другого, если между его действиями и наступившими неблагоприятными имущественными последствиями усматривается прямая (непосредственная) причинно-следственная связь. В рассматриваемой ситуации отрицательные налоговые последствия возникли для покупателя в связи с отказом налогового органа предоставить ему налоговый вычет.

Суд отметил, что лицо, имеющее право на вычет, должно знать о его наличии, обязано соблюсти все требования законодательства для его получения и не может перелагать риск неполучения соответствующих сумм на своего контрагента, что фактически является для последнего дополнительной публично-правовой санкцией за нарушение частноправового обязательства. Между тем, как указал суд, в данном случае нельзя оставить без должного внимания заверения поставщика, изложенные им в договоре поставки с учетом положений ст. 431.2 ГК РФ.

Исчерпывающий перечень действий, совершение которых либо воздержание от совершения которых может быть предметом обязательства, ст. 307 ГК РФ не установлен (п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54). Соответственно, законом не исключается предметом заверений об обстоятельствах сделать гарантии одной из сторон договора относительно ее добросовестности в налоговой сфере и установить ответственность за нарушение таких гарантий в виде обязанности возместить убытки.

Суд, помимо этого, также принял во внимание, что условиями договора поставки обязанность поставщика возместить убытки в размере не полученной по его вине покупателем налоговой выгоды не была поставлена в зависимость от обжалования последним соответствующего решения в установленном законом порядке. Более того, из текста решения однозначно усматривалась вина поставщика в том, что фактически он сам со своими контрагентами реальных хозяйственных операций не проводил, создав формальный документооборот.

В такой ситуации обжалование покупателем принятого против него решения налогового органа никаких реальных результатов не дало бы, поэтому неиспользование им данного механизма не могло послужить достаточным основанием для отказа в удовлетворении его иска. При этих обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что покупатель вправе взыскать свои убытки с недобросовестного поставщика, поскольку они находятся в прямой причинно-следственной связи с его противоправным поведением (Постановление 15 ААС от 28.02.2017 по делу № А53-22858/2016).

Отметим, что приведенный правовой подход имеет важное практическое значение с учетом участившихся в последнее время налоговых споров, в рамках которых налоговые органы регулярно отказывают налогоплательщикам в предоставлении налоговой выгоды. По крайней мере, налогоплательщики смогут для себя в договорном порядке создать источник возмещения.

Инструменты

Закон дает пострадавшей стороне определенный набор инструментов, позволяющих эффективно защитить ее права и законные интересы в случае предоставления ей недостоверных заверений об обстоятельствах. Такая сторона вправе потребовать возмещения убытков или взыскания неустойки, если для такого случая она была предусмотрена договором, заявить отказ от указанного договора, если в нем самом на этот счет не было запрета и заверения для нее были существенными.

Если в результате сообщения недостоверных сведений пострадавшая сторона заключила сделку под влиянием обмана или существенного заблуждения, то она вправе поставить вопрос о ее недействительности. Названные последствия наступают независимо от судьбы сделки, в рамках которой были предоставлены недостоверные заверения, то есть признание соответствующего договора незаключенным или недействительным для их применения правового значения не имеет. Иными словами, если заверения об обстоятельствах были даны, то за них придется отвечать в любом случае.

Например, страховая компания может столкнуться с проблемой, когда страхователь скрыл те или иные обстоятельства или исказил заявленные сведения, которые существенно влияли на размер страхового риска (например, сокрыл факт заболевания при страховании жизни и здоровья). В таком случае страховщик может поставить вопрос о признании договора личного страхования недействительным на основании п. 2 ст. 178 ГК РФ (Решение Шахунского районного суда Нижегородской области от 28.06.2016 по делу № 2-546/2016).

Перечисленные в ст. 431.2 ГК РФ меры ответственности, которые пострадавшая сторона вправе применить к нарушителю, не являются исчерпывающими и не исключают возможности использования ею иных способов защиты. Например, в одном деле потребитель при заказе у продавца косметических процедур заключил с ним договор, в котором было предусмотрено приобретение товара в рассрочку через банк. Информация была дана ему в неполном урезанном виде, из-за чего потребитель был введен в заблуждение, полагая, что фактически берет товар не в кредит, а в рассрочку у самого продавца и что она ему ничего не будет стоить.

Суд принял во внимание фактическое поведение потребителя, сразу отказавшегося от договора, а также тот факт, что текст кредитного договора был набран мелким шрифтом. При таких обстоятельствах суд не только признал заключенные сделки недействительными на основании ст. 178 ГК РФ, но и взыскал еще в пользу потребителя с продавца компенсацию морального вреда (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 06.12.2016 № 33-32671/2016).

В ряде случаев предусмотренные ст. 431.2 ГК РФ последствия за предоставление недостоверных заверений об обстоятельствах применяются к нарушителю независимо от того, было ли ему известно о недостоверности даваемых заверений или нет, если только в соглашении между ними не было предусмотрено иное. К числу таких случаев законом отнесены сделки в предпринимательской деятельности, корпоративный договор или договор об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества. При этом предполагается, что нарушитель знал о том, что его контрагент будет полагаться на его заверения.

Так, в одном деле суд признал правомерным отказ покупателя от опциона на приобретение акций компании, установив, что продавец не раскрыл в своих заверениях информацию о контролирующих лицах компании (бенефициарах), которые имели фактическую возможность в течение пяти лет, предшествующих заключению соглашения, определять действия компании. Указанная информация не была также раскрыта в списке аффилированных лиц компании, в то время как она имела существенное значение для совершения сделки покупателем. Поскольку всей полнотой информации об интересующих фактах покупатель не располагал, он отказался от сделки и был освобожден от обязанности заплатить опционную премию (Решение АС Воронежской области от 06.12.2016 по делу № А14-8248/2016).

В названных случаях заверения об обстоятельствах имеют существенное значение с учетом характера обязательств, принимаемых на себя сторонами. Ответчик, к которому предъявлены требования истцом, основанные на недостоверных заверениях об обстоятельствах, вправе приводить доказательства обратного. Он может в зависимости от ситуации ссылаться на то, что никаких гарантий он не давал, а истец сам не проявил должной осмотрительности (Апелляционное определение Мосгорсуда от 18.12.2015 по делу № 33-48390/2015), обосновывать отсутствие убытков у истца, а также оснований для применения им иных мер защиты, о которых мы сказали выше.