1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 466

Важные разъяснения

Пленум Верховного Суда РФ 15 ноября принял Постановление № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности». Следует отметить, что данное Постановление широко обсуждалось еще на стадии проекта и бизнес-сообщество, как и многие юристы, возлагало на него большие надежды. Различные публикации в СМИ предрекали скорое прекращение применения арестов в отношении предпринимателей, а также прекращение уголовных дел путем судебного обжалования еще на стадии предварительного расследования. Помогут ли реализовать это разъяснения, которые дал ВС РФ в Постановлении?

Прописные истины

Положения о Пленуме Верховного Суда, его полномочиях, задачах и целях его деятельности содержатся в ст. 5 Федерального конституционного закона от 05.02. 2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации».

Пункт 1 указанной статьи Закона № 3-ФКЗ в качестве некоторых из многочисленных функций Пленума определяет рассмотрение материалов анализа и обобщения судебной практики и разъяснение судам вопросов судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства РФ.

При этом ст. 1 УК РФ прямо указывает, что уголовное законодательство состоит только из самого Уголовного кодекса, который, в свою очередь, основывается на Конституции РФ.

Фактически постановления Пленума Верховного Суда не могут являться нормативными правовыми актами. Компетенция суда как носителя государственной власти состоит в применении права, но никак не в создании правовых норм.

Ни Верховный Суд, ни его подразделения, в том числе и Пленум, не являются органами, в компетенцию которых входит правотворчество.

Таким образом, любое постановление Пленума ВС РФ всего лишь обобщает существующую правоприменительную практику и дает разъяснения в целях единообразного применения законодательства всеми судами страны.

Постановление Пленума ВС РФ от 15.11.2016 № 48 не является исключением, не вводит никаких новых норм материального или процессуального права, а всего лишь разъясняет существующие положения уголовного и уголовно-процессуального законов.

Следует отметить, что данные положения и ранее были очевидны, однако с пугающей регулярностью нарушались правоприменителями, в связи с чем п. 1 Постановления № 48 разъясняет судам прописную истину, на которой должна основываться вся судебная система, о необходимости неукоснительного соблюдения норм уголовного и уголовно-процессуального права.

Постановление № 48 дает действительно очень важные разъяснения:

–о порядке заключения под стражу предпринимателей;

–о порядке освобождения от уголовной ответственности;

–как нижестоящие суды должны рассматривать жалобы предпринимателей на действия и бездействие следователей;

–что является поводом и основанием для возбуждения уголовного дела по делам в сфере предпринимательства;

–кто может считаться надлежащим заявителем (потерпевшим);

–какие действия обязан совершить следователь для того, чтобы постановление о возбуждении дела было законным;

–о порядке признания документов и предметов вещественными доказательствами и сроках возвращения предпринимателям изъятых документов;

–что является признаком преднамеренного неисполнения договорных обязательств.

Арест предпринимателей

Наиболее ожидаемой и обсуждаемой частью Постановления № 48 были вопросы, связанные с применением к обвиняемым по делам в сфере экономической деятельности такой меры пресечения, как заключение под стражу.

В декабре 2009 года Федеральным законом от 29. 12.2009 № 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» была введена в действие ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, в которой прямо и недвусмысленно был установлен запрет на применение заключения под стражу лиц, которые обвиняются в совершении преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Однако вплоть до настоящего времени следственные изоляторы регулярно принимают в свои стены предпринимателей. Постановления Пленума ВС РФ, неоднократно разъясняющие положения как ст. 108 УПК РФ в целом, так и непосредственно ч. 1.1 данной статьи, ситуацию никак не меняли.

Постановление Пленума № 48 уделяет данному вопросу всего лишь два пункта, где в очередной раз подчеркивает, что предпринимателей заключать под стражу запрещено.

Единственное новшество, введенное п. 7 указанного Постановления, – это определение того, какие преступления следует считать совершенными в сфере предпринимательской деятельности.

ВС РФ разъяснил, что если преступление совершено предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности или управлением его имуществом, а также если оно совершено членом органа управления коммерческой организации при осуществлении им полномочий по управлению этой организацией, то такое преступление считается совершенным именно в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Остается только надеяться, что столь краткое определение в сочетании с очередным разъяснением закона, существующего уже семь лет, в конце концов прекратит сложившуюся порочную судебную практику ареста предпринимателей.

Освобождение от уголовной ответственности

Ранее предметом обсуждения в СМИ стали две редакции п. 16 проекта Постановления Пленума № 48, посвященного ст. 76.1 УК РФ об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Статья 76.1 УК РФ предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности предпринимателя, который впервые совершил преступление, в случае возмещения ущерба, причиненного бюджетной системе, государству, гражданину или организации.

Проект в одной редакции предусматривал невозможность освобождения от уголовной ответственности при несоблюдении требований указанной статьи. Другая редакция позволяла освободить привлекаемое лицо от уголовной ответственности за преступление в сфере предпринимательской деятельности по общим основаниям даже в случае невыполнения требований специальной ст. 76.1 УК РФ.

В итоге Постановлением № 48 разъяснено, что если предпринимателем выполнены не все условия, предусмотренные ст. 76.1 УК РФ, суд может прекратить уголовное преследование только в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим либо суд может освободить лицо от уголовной ответственности, назначив штраф.

Данное разъяснение позволяет обвиняемому избежать исполнения наиболее обременительных условий, изложенных в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, где помимо возмещения ущерба потерпевшему предусмотрена обязанность перечислить в бюджет возмещение двукратной суммы ущерба.

Жалобы о незаконном возбуждении уголовного дела

В пунктах 2–5 Постановления № 48 дается достаточно важное разъяснение о том, как судам належит рассматривать жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ о незаконном возбуждении уголовного дела.

В частности, Верховный Суд РФ подчеркивает, то что при рассмотрении жалоб на стадии предварительного расследования суд не должен занимать формальную позицию, а именно: суд не должен ограничиваться указанием на то, что якобы он не имеет права вмешиваться в деятельность органов, осуществляющих предварительное расследование, и не должен считать это достаточным обоснованием действий или бездействия предусмотренного законом права следователя.

ВС РФ еще раз указал, что любые действия и решения следователя должны быть обоснованными, и если следователь совершает какое-либо процессуальное действие, то для этого должны быть достаточные поводы и основания. Более того, суд должен дать оценку законности и обоснованности проведения в том числе и оперативно-разыскных мероприятий.

Также в Постановлении № 48 разъясняется, что суд при рассмотрении жалобы на стадии предварительного расследования вправе и обязан дать оценку достаточно важным обстоятельствам: имелись ли у следователя достаточные законные основания для возбуждения уголовного дела.

Данные разъяснения чрезвычайно важны, поскольку подчеркивают право и возможность для предпринимателя и его защиты уже на самых ранних стадиях уголовного судопроизводства активно отстаивать свою позицию и пресекать незаконные действия как следователя, так и оперативников. При этом суд уже не может, а точнее, не должен указывать предпринимателю, в отношении которого ведется уголовное преследование, что всю законность сбора доказательств и порядка возбуждения уголовного деля будет проверять суд, который будет рассматривать дело по существу.

Если разъяснения указанных выше пунктов Постановления № 48 будут восприняты нижестоящими судами, и они начнут реализовываться на практике, а не останутся декларируемыми, то у предпринимателей появится достаточно сильная система противодействия давлению со стороны конкурентов, рейдерским захватам и коррумпированным представителям правоохранительных органов, которые при наличии одного лишь рапорта, не основанного на фактах, возбуждают уголовное дело и откровенно препятствуют нормальному осуществлению предпринимательской деятельности.

Следует отметить, что в п. 2–5 данного Постановления большое внимание уделяется и тому, что является поводом и основанием для возбуждения уголовного дела.

Подчеркивается, что только на основании заявления потерпевшего могут быть возбуждены уголовные дела о мошенничестве (ст. 159 УК РФ), мошенничестве в сфере кредитования (ст. 159.1), мошенничестве при получении выплат (ст. 159.2 УК РФ), мошенничестве с использованием платежных карт (ст. 159.3 УК РФ), присвоении и растрате (ст. 160 УК РФ), причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ), так как данные дела являются делами частно-публичного обвинения, если они совершены в сфере предпринимательской либо иной экономической деятельности.

Здесь же дается детальное описание такого субъекта уголовного преследования, как член органа управления коммерческой организации. В частности, к ним относятся: член совета директоров, наблюдательного совета, член коллегиального исполнительного органа коммерческой организации, лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа.

Кроме того, детально разъясняется, кто может считаться потерпевшим, на основании заявления которого может быть возбуждено уголовное дело, если потерпевшей является коммерческая организация. Сюда относятся лицо, являющееся единоличным руководителем коммерческой организации, руководитель коллегиального исполнительного органа либо лицо, уполномоченное руководителем организации представлять ее интересы. Если же в совершении преступления подозревается руководитель коммерческой организации, то уголовное дело может быть возбуждено на основании заявления органа управления организации, который обладает полномочиями по избранию, назначению или прекращению полномочий руководителя.

Дела о незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК РФ) могут быть возбуждены, только если поводом для возбуждения дела являются материалы, направленные Центральным банком РФ.

По делам же об уклонении от уплаты налогов с физического лица (ст. 198 УК РФ) или с организации (ст. 199 УК РФ), о неисполнении обязанностей налогового агента (ст. 199.1 УК РФ) суды обязаны выяснить, направлял ли следователь в налоговые органы копии полученного от органа дознания сообщения о преступлении и получены ли следователем из налогового органа заключение и информация о проводимой либо о проведенной налоговой проверки и вынесенном решении, а также об отсутствии сведений о нарушении налогового законодательства со стороны налогоплательщика.

Возвращение изъятых материалов и прямой умысел

Помимо прочего, Постановлением № 48 разъяснена обязанность следователя своевременно возвращать предметы и документы, изъятые в ходе следственных действий у предпринимателя, но не признанные в установленном законом порядке вещественными доказательствами.

В данном Постановлении подчеркнута необходимость соблюдения специальных сроков, предусмотренных положениями ст. 81.1 УПК РФ, где указан предельный тридцатидневный срок для признания изъятых документов вещественными доказательствами, по истечении которого документы должны быть возвращены предпринимателю.

Верховный Суд указал в Постановлении № 48 на то, что следует считать доказательством прямого умысла как обязательного элемента состава мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств (ч. 5 ст. 159 УК РФ).

О наличии прямого умысла в данном случае свидетельствует отсутствие у стороны договора реальной возможности исполнить обязательство, сокрытие информации о задолженностях либо о залогах на имущество, использование денежных средств, полученных по договору, в личных целях, использование при заключении договора поддельных уставных документов и гарантийных писем.

Данное разъяснение должно исключить массовые постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку правоохранительные органы в неисполнении обязательств контрагентом усматривают наличие гражданско-правовых отношений и отсутствие события преступления.

Все указанные выше разъяснения Пленума № 48 достаточно важны, затрагивают существенные стороны уголовного процесса и материального права и должны снизить незаконное давление на предпринимателей, а также исключить возможность недобросовестной конкуренции и использование уголовно-правовых механизмов воздействия на предпринимателей.

Однако если ранее в постановлениях Пленума ВС РФ рассматривались действительно сложные и неоднозначные обстоятельства, то Постановление № 48 в очередной раз подчеркивает и разъясняет прописные истины, существующие годами.

Будут ли достигнуты высокие цели, определенные обсуждаемым Постановлением, зависит в большей степени от районных и городских судов, поскольку не у каждого обвиняемого есть силы, время и средства отстаивать свои права вплоть до Верховного Суда.