1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 328

Корпоративный договор и третейская оговорка

В последние годы российское право предоставляет иностранным инвесторам все больше аргументов в пользу подчинения праву РФ вопросов управления компаниями, учрежденными в РФ. Благодаря реформе гражданского и корпоративного законодательства в российское право введены институты, позволяющие сторонам гибко урегулировать их корпоративные взаимоотношения.

В арбитраж!

Корпоративное право стало более гибким, что особенно коснулось нововведений в режиме непубличных корпораций (именно к этому типу относится большинство создаваемых в Российской Федерации юридических лиц).

Да и гражданское право в целом стало в большей мере отвечать потребностям бизнеса: в 2015 году законодатель прямо предусмотрел в Гражданском кодексе ряд институтов, широко практикуемых за рубежом (опционы, заверения и гарантии, возмещение потерь и иные), а также урегулировал многие являвшиеся ранее спорными моменты.

Кроме того, уже в ближайшее время у сторон корпоративных договоров появится возможность эффективно решать в арбитражах вытекающие из корпоративных договоров разногласия. И это большой шаг вперед.

Дело в том, что до изменений, вступающих в силу 1 сентября 2016 года, арбитрабельность корпоративных споров порождала массу вопросов, и у сторон таких споров не было возможности прибегнуть к арбитражу. Это вызвало негативный отклик у инвесторов, в том числе у иностранных.

Начнем с того, что согласно п. 1 ст. 33 и ст. 225.1 АПК РФ корпоративные споры отнесены к специальной подведомственности арбитражных судов. При этом, по мнению большинства юристов, исходя из пояснительной записки к закону, который ввел такую специальную подведомственность, введение данного правила было вызвано прежде всего желанием законотворцев разделить компетенцию судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Так, вне зависимости от того, является ли стороной спора юридическое лицо или индивидуальные предприниматель или физическое лицо, корпоративные споры как особая категория споров подлежат рассмотрению государственными арбитражными судами (а не судами общей юрисдикции), которые являются ветвью судебной системы, предназначенной для рассмотрения споров экономического характера.

С точки зрения большинства представителей российского юридического сообщества, нормы ст. 225.1 АПК РФ и до изменений, вступивших в силу с 1 сентября 2016 года, допускали арбитрабельность корпоративных споров, то есть возможность сторон спора передать его на рассмотрение третейского суда. Дело в том, что четкого и ясного запрета АПК РФ не содержал, и, таким образом, с формальной точки зрения нельзя было говорить о том, что корпоративные споры не могут быть переданы на рассмотрение в третейский суд.

Дело «М.В. Максимов против ОАО «НЛМК»

Правоприменительная же практика пришла к выводу о подсудности корпоративных споров только государственным арбитражным судам.

Самым ярким прецедентом является нашумевшее дело по делу «М.В. Максимов против ОАО «НЛМК», в котором ФАС Московского округа пришел к выводу, что договор, заключенный между сторонами спора, регулирует вопросы в том числе корпоративного управления.

Ссылаясь на п. 2 ст. 225.1 АПК РФ и специфику корпоративных правоотношений, которые вытекали из договора и, по мнению суда, имели публично-правовой аспект, суд заключил, что дело относилось к специальной подведомственности и должно было быть рассмотрено арбитражным судом, что исключало его передачу для разрешения третейским судом.

Новые возможности

Изменения законодательства в отношении арбитрабельности корпоративных споров, вступающие в силу 1 сентября 2016 года, предоставляют инвесторам новые возможности для разрешения споров по корпоративным договорам.

Как и ранее, новая редакция ст. 225.1 АПК РФ предусматривает, что корпоративные споры подлежат рассмотрению государственными арбитражными судами. При этом в отдельных случаях и при определенных условиях они могут быть переданы на рассмотрение третейских судов.

Более того, законодатель провел большую работу по решению проблем, связанных с разрешением корпоративных споров арбитражами (третейскими судами).

Прежде всего при решении вопроса об арбитрабельности спора, вытекающего из корпоративных отношений, ключевым фактором всегда являлся характер спора: мог ли соответствующий спор быть рассмотрен как «корпоративный» в том смысле, который определен в ст. 225.1 АПК РФ.

Последние нововведения в ст. 225.1 АПК РФ однозначно относят споры по поводу управления юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров, к корпоративным спорам.

Параллельные разбирательства

Рассмотрим проблему параллельных судебных разбирательств, которую постарался решить законодатель.

Одной из причин сложившейся негативной практики по арбитрабельности корпоративных споров отчасти являлось и то, что третейский суд вправе вынести решение, которое будет обязательным только для лиц, являющихся сторонами третейского соглашения. В то же время на практике корпоративный спор может возникнуть между лицами, заключившими корпоративный договор с соответствующей третейской оговоркой, и лицами, не заключившими его. Таким образом, ранее могла бы возникнуть ситуация, когда некоторые из них обратились в третейский суд, другие обратились в государственный арбитражный суд (как того требует ст. 225.1 АПК РФ), хотя требования и первых, и вторых имеют одни и те же основание и предмет. Нельзя исключить, что решения третейского суда и государственного арбитражного суда могли бы быть различными и при этом они связывали бы разный круг лиц.

Для решения данной проблемы российский законодатель перенял опыт Германии и установил аналогичный немецкому механизм, при котором передача корпоративного спора на рассмотрение третейского суда возможна, только если третейское соглашение:

a) заключено между самим юридическим лицом, всеми его участниками, иными лицами (истцы и ответчики по корпоративным спорам). При этом существует возможность сделать такое соглашение частью устава юридического лица (кроме публичного акционерного общества и акционерного общества с числом акций 1 тыс. и более);

б) предусматривает передачу спора постоянно действующему арбитражному учреждению на территории РФ, утвердившему и опубликовавшему правила разбирательства корпоративных споров (ч. 3 ст. 225.1 АПК РФ). То есть передать корпоративный спор (включая спор из корпоративного договор) третейскому суду, образованному сторонами для решения конкретного дела, нельзя.

Только не в иностранный суд

Другой пример – проблема невозможности исполнения решений зарубежных третейских судов.

При передаче спора на рассмотрение третейскому суду ключевым моментом является возможность его дальнейшего принудительного исполнения. В нашей практике мы часто сталкиваемся с пожеланием клиентов подчинить корпоративный договор иностранному праву и предусмотреть передачу соглашения на рассмотрение иностранного арбитража. Данный подход в целом основывается на нежелании акционеров и участников крупных компаний отдавать решение вопросов, существенных для развития и существования бизнеса, в российские государственные суды.

В настоящее время благодаря реформе гражданского и корпоративного законодательства в российское право введены институты, позволяющие сторонам гибко урегулировать их корпоративные взаимоотношения, в том числе включив в устав и корпоративный договор соответствующие условия. Подчинение корпоративных договоров российскому праву, как представляется, сейчас уже не создает тех проблем, с которыми бизнес сталкивался раньше, либо находясь в ситуации правовой неопределенности в связи с тем, что правоприменительная практика не сложилась, либо не имея необходимых инструментов в силу негативной судебной практики.

Выбор иностранного права для корпоративных договоров не запрещен, но с практической точки зрения такое решение вызовет у суда затруднения, связанные с необходимостью установления содержания норм иностранного права в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем иностранном государстве. В связи с этим мы рекомендуем при выборе права, которому будет подчинен корпоративный договор, руководствоваться практическими соображениями, связанными не в последнюю очередь с длительностью и со стоимостью процесса.

Согласно упомянутым выше изменениям в АПК РФ корпоративные споры могут быть переданы на рассмотрение только третейскому суду, который является постоянно действующим арбитражным учреждением с местом арбитража на территории Российской Федерации.

Соответственно такой спор не может быть передан иностранному арбитражу, а решения таких арбитражей по рассматриваемой категории споров должны признаваться неисполнимыми, как это предусмотрено подп. «а» п. 2 ст. V Конвенции ООН от 10.06.1958 «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений»: в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано, если компетентная власть страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдет, что объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны.

Рекомендации

Таким образом, нововведения внесли значительную ясность и урегулировали ряд проблем, связанных с арбитрабельностью споров, вытекающих из корпоративных договоров. Вместе с тем отдельные вопросы требуют дальнейшего уточнения в том числе и правоприменительной практикой.

Мы не рекомендуем предусматривать в корпоративных договорах их передачу на рассмотрение иностранным третейским судам.

Арбитражную оговорку с 1 января 2017 года можно включить как в корпоративный договор, заключенный между всеми участниками или акционерами юридического лица, так и в устав.

Включая арбитражную оговорку в корпоративный договор или устав, стороны должны тщательно проанализировать, какие споры могут быть рассмотрены третейским судом, а для каких корпоративных споров это невозможно.